11 октября 2004
90

Игорь Ашурбейли: МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ ОБОРОНКИ

22 марта состоялось заседание коллегии Министерства обороны РФ, на котором был рассмотрен вопрос о мерах по совершенствованию воздушно-космической обороны (ВКО) страны. В докладе главнокомандующего ВВС генерал-полковника Владимира Михайлова и последующих выступлениях отмечалось, что развитие ВКО является одним из жизненно важных для обеспечения военной безопасности России направлений деятельности Минобороны. Об уровне финансирования и состоянии разработок в области ВКО, а также связанных с этим проблемах рассказал в интервью `НВО` генеральный директор НПО `Алмаз` Игорь Ашурбейли.
Игорь Рауфович Ашурбейли родился в 1963 г. в Баку. Окончил Азербайджанский институт нефти и химии в 1985 г. С 1991 г. - учредитель и гендиректор АО `Международное бюро информации и телекоммуникаций`, созданное совместно с НПО `Алмаз`. С 1994-го - заместитель, а с 1998 г. - первый заместитель генерального директора ЦКБ `Алмаз`. В сентябре 2000 г. решением совета директоров назначен генеральным директором ЦКБ `Алмаз` (с 10 июня 2001 г. - НПО `Алмаз`).

Кандидат технических наук. Член исполкома Российско-британской торгово-промышленной палаты, сопредседатель Российского национального конгресса по информатике и коммуникациям.

Награжден орденом Русской Православной Церкви Благоверного князя Даниила Московского 3-й степени, рядом медалей, лауреат Московского конкурса `Менеджер года-2000`.

Женат, имеет сына.

Игорь Рауфович, недавно утверждена новая Государственная программа вооружения до 2010 года. Известно об утверждении и другого основополагающего документа - Федеральной целевой программы `Реформирование и развитие оборонно-промышленного комплекса`. Как, по вашему мнению, принятие этих документов отразится на деятельности НПО `Алмаз`, более полувека занимающего лидирующие позиции в области вооружения ПВО?

Не знаю. Я, как и многие другие руководители оборонных предприятий, не имел возможности ознакомиться с Программой вооружения, даже в части, касающейся `Алмаза`. Программа, насколько мне известно, изготовлена всего в нескольких экземплярах и настолько засекречена, что, сдается, сделано это для защиты ее от возможной критики. Печально, если эта Программа окажется таким же мифом, как и предшествующая, с треском провалившаяся. Полагаю, что неспроста президент РФ так долго откладывал ее подписание.

Но ведь подписал же...

Откладывать было уже нельзя. Политически нельзя. Да и авторов менять было уже поздно. Или, наоборот, рано. Можно сказать лишь, что одна из основ Программы вооружения - Программа реформирования оборонно-промышленного комплекса, более доступная для анализа, носит во многом поверхностный, компилятивный, умозрительный характер, далекий от системного анализа реальной действительности и перспектив военного строительства. Остается странное ощущение бесформенной и бессистемной массы оборонных предприятий, произвольно наструганных в так называемые вертикально интегрированные структуры.

Другим косвенным признаком, по которому можно судить о качестве Программы вооружения, является та информация, которая запрашивалась при ее разработке у НПО `Алмаз`. Если на основе таких же запросов в другие оборонные предприятия составлялся один из важнейших программных документов страны, то комментарии, как говорится, излишни!

Пока же бравые авторы этого документа гипнотизируют читателей прессы большим числом скомпонованных ими томов Программы и радужными лозунговыми перспективами. Но даже в этом пиаровском речитативе удручающе невнятно выглядит отражение в Программе вопросов воздушно-космической обороны России. И это настораживает.

Известно, что в сегодняшней политической и экономической ситуации в стране главное на ближайшие годы - обеспечение целостности России в нынешних ее границах, безопасности этих границ. А это, в том числе, пограничные войска и оборона воздушного пространства. И не в последнюю очередь - их военно-техническое обеспечение.

Ведь вряд ли на самом деле стоит ожидать в ближайшей перспективе массированного сухопутного вторжения в Россию. А вот опыт последних вооруженных конфликтов в мире однозначно указывает на основную опасность - воздушное нападение современными средствами авиации и высокоточного оружия с выводом из строя ключевых объектов инфраструктуры. Именно поэтому разработка и производство современных систем противовоздушной обороны, способных обеспечить полное отражение любого вторжения в воздушное пространство России, является принципиально важным. При этом не следует забывать, что средства воздушного нападения развились до такого уровня, когда уместнее говорить уже скорее о нестратегической противоракетной обороне или, точнее, о воздушно-космической обороне.

Ключевой в целом ряде систем обороны от воздушного противника является разработанная `Алмазом` система `Триумфатор`. Но если б вы знали уровень финансирования ее разработки и предусмотренный Программой объем серийного производства! Сплошные мифы.

Неужели все так уж плохо? Но ведь в своих интервью представители самых верхних уровней власти неизменно утверждают, что оборонно-промышленный комплекс России по-прежнему жив и способен сохранить лидирующую роль в мире.

Еще один миф! Да, ВПК в основе своей выжил.

Но не благодаря `мудрому` руководству без конца реформировавшихся в последние 10 лет министерств и ведомств, его курировавших, а вопреки им. `Продуманность` государственного оборонного заказа, особенно в части НИР и ОКР, также давно стала притчей во языцех! Еще года три назад один из высших руководителей Министерства обороны во всеуслышание заявил, что наша оборонная промышленность за 90-е годы безвозвратно потеряла несколько сотен ключевых технологий.

Чего стоили нашему бюджету одни только мобильные `Тополя`! Теперь мы имеем деградирующие шахтные пусковые установки, полумертвый ядерный флот, простаивающие на аэродромах силы стратегической авиации. Зато у нас есть несколько `Тополей-М`, успешно `маневрирующих` в согласованных с Пентагоном районах в несколько гектаров. Это, видимо, здорово повышает обороноспособность страны, особенно в условиях современных американских спутниковых систем разведки и наведения.

А чего стоит параллельное государственное финансирование аналогичных друг другу систем ПВО, самолетов, вертолетов, артиллерийских систем, стрелкового оружия, наконец! Примеров множество.

Но суть не в этом. Суть в том, что же в сухом остатке представляет собой сегодняшний российский ОПК? Да, в общем-то, мы еще ого-го! Но как быть с устаревающим оборудованием, седеющими коллективами, протекающими крышами?

Нужна большая, длительная, целенаправленная работа, поддержанная на государственном уровне, чтобы раздуть из затухающих угольков российского ОПК настоящее горнило современных вооружений. И в условиях недостроенной пока вертикали управления оборонкой, может быть, имеет смысл поднять верхнюю планку этой вертикали до президентского уровня, с учетом исключительной важности ОПК для сохранения независимости России.

Из интервью многих высоких руководителей прямо следует, что большие надежды по возрождению ОПК ими возлагаются на экспорт российского оружия. Экспорт оружия рассматривается ими даже как один из важнейших источников финансирования Программы вооружения.

Очередной миф! Если верить отчету Министерства обороны перед Счетной палатой России, за последние 10 лет в государственный оборонный заказ не было вложено ни копейки от экспорта отечественного оружия.

К примеру, НПО `Алмаз` из собственных внебюджетных средств вложил в разработку `Триумфатора` сумму, сопоставимую с государственным финансированием этой темы. А если бы мы, как головной разработчик систем С-300ПМУ, проданных за рубеж почти на миллиард долларов США, получили бы на перспективные разработки хоть 3 процента от этой суммы в форме авторского вознаграждения, не говоря уж о справедливой оплате фактически выполненных нами работ по доведению систем до требований заказчиков, то эти средства существенно превысили бы весь наш государственный оборонный заказ, а система `Триумфатор` давно была бы принята на вооружение ВВС России! А на деле мы не получили от посредников по экспорту систем нашей разработки ни копейки на создание новой техники, а за выполненные работы - где-то около 2 миллионов долларов США за 7 лет.

Может, в результате этого экспорта обогатились хотя бы заводы-изготовители военной техники, переоснастили свои производственные мощности, рассчитались с долгами? Нет, почти все они находятся в плачевном финансовом состоянии. Практически ничего не получил и бюджет страны. И такая же ситуация во многих других отраслях ОПК. Так, спрашивается, кому нужен такой `мифический` экспорт вооружений, если он не дает денег ни в бюджет, ни на перевооружение армии, ни на переоснащение промышленности?

Но авторы Государственной программы вооружения утверждают, что основной приоритет отдается именно финансированию НИОКР по созданию новых видов оружия. Как-то это не вяжется с вашими словами.

Не знаю уж, что там чему отдается, могу сказать только, что заявления в прессе о приоритетности НИОКР в Программе вооружения и о 100-процентном финансировании государственного оборонного заказа в 2001 году вызывают недоумение.

В 2002 же году вначале было существенно уменьшено запрошенное НПО `Алмаз` потребное финансирование ОКР, после чего уже согласованное с ВВС плановое финансирование было сокращено в более высокой инстанции Министерства обороны еще почти вдвое. Финансирование модернизации системы вообще отодвигается куда-то в `прекрасное далеко`.

Такая `двойная мораль` и заставляет сомневаться в реализуемости и адекватности Программы вооружения в целом. А ведь речь идет об одном из немногих современных вооружений, реально находящихся на завершающем этапе государственных испытаний. По опубликованным данным аудитора Счетной палаты Александра Пискунова (см. `НВО` # 5, 2002 г.), из 3,5 тысячи военных НИОКР только 35 (всего 1%) представлены на испытания. В их числе и наш `Триумфатор`. Но создается впечатление, что денег в Минобороны `не хватает` именно на разработки вооружений, находящихся на финальной стадии, тогда как многотемье, параллелизм разработок и выдвижение авантюрных идей открытия новых НИР, не реализуемых в обозримые годы, продолжается.

Говоря о `Триумфаторе`, вы имеете в виду ставшую уже почти знаменитой С-400? Для наших читателей такое название будет более привычным и понятным.

Я не могу комментировать ваш вопрос о связи этих названий. У нас стало модным снимать неугодных директоров, лишая их формы допуска `за разглашение`. После каждого моего интервью в РАСУ, которое `осуществляет единую государственную политику` в отношении нашего объединения, издается грозный приказ, проводится расследование, создается комиссия и т.д. и т.п. Вопрос о недопущении моих выступлений в прессе на полном серьезе даже вносился на рассмотрение предыдущего состава Совета директоров `Алмаза`.

А вообще такого рода псевдосекретность является вреднейшим мифом! Американцы кричат на весь мир о самых незначительных своих достижениях в разработке новых вооружений, бахвалятся их техническими характеристиками и баснословными бюджетами на их создание. Системы основного нашего технологического конкурента - фирмы `Рейтеон` (США), еще не прошедшие испытаний, уже вовсю рекламируются. Нужно понимать, что это не только хороший маркетинг для завоевания рынка вооружений, но и прекрасный способ воспитания патриотизма своих граждан, в первую очередь молодежи. А мы, с нашим нищенским военным бюджетом, вместо того чтобы громко говорить о наших действительных успехах, о подлинном героизме наших разработчиков и военных, продолжающих честно служить Отечеству в сложнейших условиях, вместо того чтобы поднимать этой правдивой информацией дух народа и престиж российского оружия, мы напускаем на все завесу секретности. Причем секретности только лишь от собственных граждан, так как `там` за время `безвременья` ельцинской эпохи почти уже все, что хотели знать, узнали.

А посмотрите, сколько клеветнических статей, дискредитирующих российское оружие и его создателей, в том числе `Триумфатор` и НПО `Алмаз`, появляется в прессе. А сколько лжи нашептывается в чиновничьих кулуарах! Кому-то же нужны и такие мифы.

Вы часто апеллируете к США, но ведь Америка уже не является нашим потенциальным противником...

Во-первых, я сравниваю наши вооружения с американскими по той простой причине, что США сегодня является наиболее продвинутой в военно-техническом отношении страной. А сравнивать всегда надо с лучшим. Только так будет честно!

Во-вторых, за последние 100 лет Америка в отношении России побывала и прямым военным противником (Гражданская война), и союзником (Вторая мировая война), и неявным военным противником (конфликты в третьих странах), и главным противником в холодной войне, и снова союзником в антитеррористической войне в последние месяцы. Но Россия не может и не должна выстраивать свою долгосрочную военную и военно-техническую политику, исходя из сиюминутной ситуации, сложившейся в мире. Это по меньшей мере политически недальновидно, а по большому счету - преступно по отношению к нашему народу, который должен быть надежно защищен при любом, подчеркиваю, любом возможном изменении геополитической ситуации. Поэтому, на мой взгляд, справедливо сверять нашу Программу вооружения с динамикой военного развития одной из крупнейших мировых держав. Как раз это будет не мифом, а правдивым отражением реальности.

С мифами более или менее разобрались, Может, расскажете теперь какую-нибудь метафору или аллегорию. Вы, говорят, их любите?

Много чего у нас говорят. Но, раз просите, я вам расскажу.

В некотором царстве, некотором государстве разработали наконец-то новую военную доктрину, программу вооружения и программу реформирования оборонного комплекса. Да еще и реализовали их полностью и вовремя. И стало то государство великим и могучим, как прежде, и люди в нем зажили долго и счастливо.

Но, чтобы у этой сказки в действительности был счастливый конец, у нас есть только один-единственный путь - сделать ее былью.


Независимое военное обозрение, 29.03.2002http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован