23 декабря 2006
1321

Игорь Исаев: Национальная идея и национальная идеология

1. Национальная идеология не может не быть консервативной

Искать или искусственно формулировать национальную идею или идеологию - дело неблагодарное. Уже сам поиск предполагает, что ищут нечто уже известное, а искусственное формирование идеологии сплошь чревато случайностями и нестыковками с реальностью. Национальная идеология либо существует, либо отсутствует вовсе. Последний случай - это трагедия, поскольку исчезновение национальной идеи означает исчезновение нации. Искомая идеология может быть только идентифицирована, узнана или познана с той или иной степенью адекватности. Она всегда уже присутствует в сознании и институциях народа и нации, она - их составная часть и, будучи обнаруженной, являет себя как часть живого организма. Развивать и совершенствовать национальную идею означает только открывать в ней уже ранее существовавшие элементы, которые просто не были видны прежде. Изменение идеологии или национальной идеи означает применение самой нации или народа, его существенное превращение и трансформацию. Онтологическим законом здесь является неразрывная связь науки с ее идеей, и только идея позволяет науке сохранять как свое единство, так и свою идентичность: как идея призвана охранять целостность национального организма, так и нация обязана бережно хранить свою идею, не допуская ее деформирования, и нация, стремимая "законсервировать" ее, тем самым обеспечивая и ее жизненность. Когда-то Константин Леонтьев говорил, что с утратой "византизма", который составляет сущность, стержень русской национальной идеи, русская нация долго не просуществует, и мечтал о "подмораживании процесса", разлагающего это органическое единство, которое он подменял серым унифицированием или хаотичным плюрализмом.

2. Национальная идеология не выносит утопий

Карл Мангейм заметил, что только у консервативного сознания отсутствует склонность к утопическим моделям, чего не могли избежать ни либеральная, ни социалистическая идеология. Консервативная идеология видит направленность своего творчества не в далекой перспективе оторванного от реальности будущего, а в возврате к истинным истокам данной конкретной национальной культуры. Под "консервативной революцией" понимается решительное преобразование проданной действительности и очищение от неистинных и непреходящих принципов национального органического бытия. Демагогическим и абстрактным лозунгам "демократических" реформ и перестроек консервативное сознание предполагает духовные, то есть по-настоящему реальные преобразования и творчество. Утопия всегда находится вдалеке от действительной жизни, истоки национальной культуры - в глубине жизни и истории, утопия изолирована в пространстве и находится за пределами реального времени, консервативное сознание ощущает свой мир частью единого космоса и единой истории, оно - по-настоящему реалистично и жизненно, будучи вписанным во всемирный континиум. Утопические государства наднациональны, поскольку оторваны от корней, утрата национального полиса неизбежно влечет и потерю национального полюса, связанного невидимыми нитями с национальной религией, культурой и историей. Бездумный и анонимный закон в утопии может легко превратиться в диктатуру и тиранию утопической идеи (тому в истории масса примеров), национальная идеология с ее традицией охраняет общество от бездумного владычества анонимного закона, - "историческая" школа права уже давно заметила и подчеркнула эту опасность утопического сознания.

3. Национальная идеология имеет латентный характер

Декларации, лозунги и громкие заявления характерны для либеральной идеологии, выражающей мировоззрение класса, который Карл Шмитт назвал "дискутирующим", национальная идеология бытийственна по своей сути. Если первая всегда заявляет о себе и текстуально формулирует свои принципы, вторая растворена в быту и нуждается в открытии и прочтении, она ассоциирована с национальной психологией, с духом места и территории. Национальное единение, которое особенно явно проявляется в критические моменты истории, формируется не программами и лозунгами, а общей направленностью эмоций и стремлений народа, его этосом, архетипами национального сознания и бессознательного. Решительные повороты и взрывы национальной стихии, которые представляются столь неожиданными для стороннего и рационального наблюдателя, вполне закономерны для национального сознания и обусловлены его специфической иррациональностью. "Изреченное слово есть ложь", поэтому национальная идеология избегает законченных формул, она растворена в "крови и почве", она невидима, но влиятельна. Неожидаемым кажется подчас проявляемое в разных местах и разными людьми единство оценок, чувств и взглядов, но и они вполне объяснимы, - как острова, поднимающиеся под водой, связаны друг с другом общей подводной почвой, так и национальное множество связано и объединено общими корнями, по которым течет питающая его кровь нации, - и тогда из множества рождается единство. Национальная идеология не говорит об этом, она подразумевает это. Национальная идеология - не набор идей, она - единая всепронизывающая идея.

4. Национальная идеология не совпадает с национальной идеей

Национальная идеология - внешняя форма национальной идеи, ее формулирование и постулирование, идеология не может полностью и адекватно выразить идею, которая живет в духе и душе народа. Идея чисто неуловимая, она - двигатель нации, идеология - система ориентиров на пути этого движения. Национальная идеология формулируется для "внешнего потребления", национальная идея живет в глубине социума, народа, нации. В соответствии с национальной идеологией оформляется и строится полис и полисная политика, она - конституция национального государства и, следовательно, стремится к стабильности и неизменности; национальная идея динамична, многообразна, хотя и сохраняет основные свои начала, принципы и тенденцию. На всех этапах исторического развития нации она всегда одна и та же, хотя и имеет много модификаций, точно так же как и человек, изменяясь внутренне и внешне на разных этапах своей жизни, всегда сохраняет самость и самоидентичность. С этой точки зрения национальная идеология сказывается более изменчивой, принимая на разных этапах национальной истории каждый раз новые формы, тем самым, применяясь к применяющимся условиям жизни и историческим обстоятельствам.
Национальная идея невидимым образом питает национальную идеологию, не давая ей возможности закостенеть, - нечто сходное происходит в отношениях системы права, правовых норм и правосознания (которое, по сути, является составной частью национальной идеи); национальное государство становится выразителем национальной идеи, выражая ее на языке национальной идеологии, и когда эта связь нарушается и государственность начинает питать другая (ненациональная, поднациональная, глобальная) идея, исчезает и само национальное государство.

5. Национальная идеология иррациональна

Несмотря на то что всякая идеология является набором рационально сформулированных постулатов и положений, национальная идеология, которая в своей сущности консервативна, не может быть описана только в терминах рационального. Адекватное отображение действительности не может не быть иррациональным: рационалистические схемы редуцируют реальность, сводят ее к комплексу рафицированных или упрощенных представлений, такая картина мира прежде всего стремится к логической завершенности и системности, забывая о необходимости точно и корректно отражать реальную жизнь.
Питаемая эмоциями и аффектами, которые оказываются более действенными, чем сухие и ложные аргументы, национальная психология вносит всю иррациональную энергетику в структуры национальной идеологии. Следствием такого воздействия является незавершенный характер национальной идеологии - она никогда не может превратиться в завершенную систему понятий, систему закрытую и прекратившую свое развитие. Неожиданные исторические повороты и стихия политической жизни пустуют от национальной идеологии высокой устойчивости, внутри же должна сохраняться некая идейная и духовная константа, не подверженная изменениям. И как бы это ни казалось парадоксальным, но именно иррациональный характер идеологии и обеспечивает ей подобную устойчивость и неизменность. Национальная идеология в этом отношении подобна мифу - как и он, она выражает некую высшую реальность, которая избегает рационалистического анализа и расчленения, поскольку всякая демифологизация убивает пафос мира и гасит его иррационалистскую энергетику. Картину завершает воздействие на твердеющие идеологические структуры только частично улавливаемой, интуитивно ощутимой национальной идеи, не позволяющей идеологии засыхать и выветриваться.

6. Национальная идеология по своей сути неадекватна тому, что она выражает

Любая идеология несет в себе некое искажение действительного состояния дел в обществе и его сознании, определенную неискренность в оценках, "ангажированность" и выражает мнения и представления отнюдь не социума в целом, а только его определенной и в этом искажении заинтересованной части. Иерархия, которая определяет процессы структурирования институирования внутри общества, является необходимым признаком всякой социальной или национальной общности. И именно необходимостью формирования иерархии объясняется та интерпретация истины и смысла, которой идеология подвергает реальную жизнь и ее проявления. Национальная идеология представляет национальные ценности и приоритеты в свете, выгодном только ограниченному кругу членов общества, элите, которая сама и формирует основные постулаты идеологии и национальной идеи. Идеология принципиально не может отражать мнения и устремления всего национального сообщества в целом. Принимаемая как компромисс многообразными группами и отдельными индивидами, она всегда является искусственным образованием, но это никак не противоречит факту ее органической связи с социумом. Уже будучи сформулированной, она становится реальным фактом, побуждающим всех попавших в сферу ее влияния деятелей действовать и даже мыслить в соответствии с ее основными определениями. Массы подпадают под влияние и власть идеологии как раз в силу того, что сами они оказываются неспособными сформулировать собственное и независимое представление о мире и истории. Как на чистом листе бумаги, идеологи пишут для них обязательную программу жизни, действия и убеждений. Идеология появляется ранее индивидуальных представлений о мире, нации, политике и т.п., она уже живет в недрах коллективного бессознательного.

7. В национальной идеологии преемственность изначально сильнее заимствований

Национальная идея впитывается человеком с молоком матери, через семью и дом человек познает себя как члена национального и территориального сообщества. Он усваивает обычаи и традиции своей земли, своего народа, и они становятся основой его мировосприятия. Со временем он узнает, что существуют и другие обычаи и традиции, но для него они только другие. То же самое происходит и с культурами государствами - воспринимая и заимствуя элементы иных культур, традиции и институты, социум всеми силами, если они у него еще имеются, стремится сохранить собственную идентичность.
Россия - Русь, восприняв на раннем этапе своего бытия византийскую религиозную и государственную культуру, к началу XVIII века отказывается от нее, обратившись к западноевропейским образцам, и с тех пор такая ориентация останется определяющей. И все же Россия так и не стала частью Запада, сохранив свое "евразийское" (или византийское?) своеобразие. И государственность и право, принявшие бюрократическую и легалистскую европейские традиции, не превратились окончательно в филиалы или форпосты западного мира. Заимствования делаются с целью улучшить наличное и уже существующее положение дел, однако их последствия могут быть неожидаемыми: рискованно брать за образец тот или иной "путь" и модель развития, напрочь отказываясь от собственных традиций.
Глобализм ставит во главу угла культурно-национальный синтез и тем самым - отказ и игнорирование национальной традиции, открыто или замаскированно ставя перед нациями эту задачу (ту же цель, в принципе, преследует и экуменистская церковная политика), "мировое правительство" неизбежно потребует от национальных государств максимальной унификации, союзной солидарности и, соответственно, подчинения цензору, находящемуся за пределами нации.

8. Национальная идеология - всегда государственная идеология

Сначала Томас Гоббс, а затем и Гегель убедительно доказали: высшей формой национального единства является именно государство. Хаотическое "естественное состояние" перманентно связано с борьбой всех против всех, и положить конец этому может только сильный суверен, которому переданы права на власть и который олицетворяет множественность действующих субъектов, составляющую социум. Множество неспособно сформулировать некое общее представление и идеи, на которые может опереться социум и полис, это под силу только суверену, силой своей власти преобразующего множество в единство.
Именно государство формулирует положение национальной идеологии, защищая ее от разъедающей критики "косвенных сил" и реализуя в своих конкретных программах и практике. Нация без государственности - это субъекты "естественного состояния", бесформенные и аморфные, враждующие друг с другом и паразитирующие на уже обустроенных в государство нациях и народах. У них может быть своя национальная идея, но она отражена в будущее, она профетична и утопична, но отнюдь не консервативна.
Сильное национальное государство противостоит поглощению хаотическим множеством или унифицирующим глобализмом (что по сути одно и то же), и национальная идеология обосновывает эту важнейшую задачу, рассматривая ее как заданный и неоспоримый императив, как базовый нравственный закон и норму, не подверженные обсуждению и сомнениям. Однажды возникнув, государство-суверен приняло на себя ответственность за своих подданных, оно защищает их и разбирает их споры, оно обеспечивает и гарантирует мир и безопасность. В национальном государстве представлен каждый индивид, оно говорит от его имени и его языком, оно представляет его, выражает его интересы и чаяния - и только в этом случае национальная идеология остается именно национальной.

2006 г.
www.ni-journal.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован