23 декабря 2007
933

Игорь Исаев: Подзабытые уроки

Наше сегодняшнее совещание или "круглый стол" может быть назван "Уроки Октября". В первых сообщениях, которые были здесь сделаны, говорилось о величии названного события, но никто в этом и не сомневается. Потом разговор перешел на события 90-х годов, как продолжение того, что произошло в 1917 году, хотя в истории такие длинные параллели, такие длинные зависимости проводить сложно.
90-е годы, конечно, совсем другая эпоха, чем 1917 год, и несколько режимов перед этим сменилось, и несколько систем сменилось, если говорить более конкретно. С появлением наших народных депутатов мы вернулись к той тематике, которую определяли организаторы "круглого стола", о преемственности Февраля и Октября. Я думаю, что здесь, наверное, весь узел всех тех тем и проблем, о которых мы сейчас говорим.
Несомненно, здесь была преемственность, может быть, допустимо даже говорить об одной революции. Почему мы говорим о Французской революции как об одной революции, - 89-й, 93-й и т.д.? А здесь мы разделяем как две революции. И когда начинается та самая Октябрьская революция? Приказ N 1 по армии - что это за элемент? Элемент распада Российской империи, то есть действие, которое совершает Февральская революция, или это уже передача власти солдатским Комитетам, то есть начало Октябрьской революции? Первый съезд Советов - что это такое: это следующий этап революции или продолжение первого? И ведь надо говорить о некоторой легитимности, потому что Второй съезд Советов называет себя Вторым съездом Советов, не Первым, то есть он прямо берет эту преемственность, подчеркивает эту преемственность. И целый ряд моментов, которые говорят именно о легитимности Октябрьского переворота: Троцкий называл его до 1927 года переворотом, большевики вообще говорили об этом событии как о перевороте, я думаю, здесь ничего такого нет. Но эта легитимность постоянно подчеркивалась.
Учредительное собрание. До января идея Учредительного собрания поддерживается и новым режимом - большевиками, то есть парламентарный путь отнюдь не исключается. Советы начинают вырастать стихийно. Что здесь происходит?
Я думаю, что отмеченную выше преемственность исключать из исторических исследований нельзя. Думаю, это связано с тем, что Октябрьскую революцию надо рассматривать как революцию национальную. Всякая революция пытается найти параллели в прошлом. Троцкий даже жестикуляцию перенимал от Французской революции, в грудь себя стучал специфическим жестом, и трехцветный флаг оставался, все это было и усиленно культивировалось. Но преемственность - свойство любой революции. Французы кивали на англичан, наши революционеры - на Французскую революцию, но каждая из них - это национальная революция со своими особенностями.
Я думаю, что у нас не сложилась бы система Советов, если бы у народа не было традиционного общинного, коллективистского самосознания. Более того, колхозы бы у нас не сложились, если бы у нас не было общины. То есть Октябрьская революция раскрыла обширные залежи национального менталитета, духа. Я думаю, что эта черта ее - весьма и весьма важна. И, кстати сказать, эмигранты, противники революции, потом признали это, я уже не говорю о попутчиках, о Пильняке, о писателях. Евразийцы, сменовеховцы прямо же сказали, что мы возвращаемся к тому, что было в прошлом. Поэтому, наверное, февральский этап - это, конечно, прямое заимствование западных моделей, это обращение к Французской революции со всеми искусственными и малоприемлемыми для нас особенностями.
А Октябрь - другое. Октябрь вскрывает исконный национальный пласт; как потом пойдут процессы - это уже вопрос второй. В 20-е годы наблюдается некоторая реставрация западнических моментов и в правовом отношении. Как историк права, я хорошо представляю, как строились все наши кодификации. Например, Гражданский кодекс был прямо списан с Гражданского швейцарского уложения, с германского Гражданского уложения и т.д., то есть здесь практиковалось заимствование, но не до конца. Не сдавали всех позиций, традиционных и национальных. Потом эти процессы пошли несколько иначе.
30-е годы - совсем другие годы, чем год 1917-й, и продолжением революции называть этот период трудно, страна уже другая становится. И то, о чем мы сегодня говорили, заставляет более дифференцированно подходить ко всем этим моментам. Опыт революции весьма важен, весьма ценен и на него теперь ссылаются другие великие державы, тот же Китай смотрит на нашу революцию, в свою очередь.
Мне кажется, что тот исторический период (Февраль - Октябрь) надо рассматривать несколько иначе, чем у нас это до сих пор делалось. Два номера нашего журнала посвящены разным революциям, однако акцент на преемственности требуется сохранить.

2007 г.
www.ni-journal.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован