24 ноября 2010
2544

Игорь Коротченко о привлечении иностранных граждан к службе в Российской армии

Гость: Игорь Коротченко - главный редактор журнала "Национальная оборона"
СТИЛЛАВИН: На сайте Министерства обороны появилось сообщение о том, что имеется проект по внесению определенных поправок в наше законодательство. Прежде в российской армии нельзя было служить и сейчас нельзя служить не гражданам Российской Федерации. Потому что когда ты принимаешь присягу, ты клянешься родине в верности. Соответственно есть предложение изменить, не клятву, а положение прохождения военной службы иностранных граждан. Где иностранный гражданин будет получать койку в общежитии на контрактной основе, и не будет присягать нашей родине в той части, что "мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России. Но подчиняться приказам командира и соблюдать Конституцию".

КОЛОСОВА: А при этом, наши дети могут не идти служить?

ВАХИДОВ: Нет, речь идет о контрактной армии пока. Призыв остается.

СТИЛЛАВИН: У нас на связи Игорь Юрьевич Коротченко, главный редактор журнала "Национальная оборона" и в общественном совете при Министерстве обороны Российской Федерации он состоит, и член пресс-клуба военных журналистов при Общественной Палате Российской Федерации. Игорь Юрьевич, доброе утро.

КОРОТЧЕНКО: Здравствуйте.

СТИЛЛАВИН: Игорь Юрьевич, дайте экспертную оценку. Такое мы обнаружили явление, как идея создать места рабочие в российской армии для не граждан РФ. Ваше мнение?

КОРОТЧЕНКО: Ну, инициатива достаточно неожиданная. Давайте посмотрим, что она может дать. Прежде всего, мы знаем, что есть масса наших соотечественников в странах СНГ, которые хотели бы жить в России, хотели бы иметь российское гражданство, они себя чувствуют русскими, но не имеют гражданства. Процедура вступления в гражданство достаточно у нас сложная. Я думаю, что как бы это шанс для тех русскоязычных, русских людей по духу, которые хотели бы, допустим, из стран СНГ переехать жить сюда, для них это шанс через три года, отслужив пять лет в качестве контрактников, получить российское гражданство. Вот в этом аспекте, наверное, определенная здесь целесообразность имеется.

СТИЛЛАВИН: Игорь Юрьевич, есть ли возможность законодательно закрепить именно эту мысль, что для русскоязычных, для русских людей это придумано, или действительно могут и из Конго приехать люди послужить, откуда угодно?

КОРОТЧЕНКО: Конечно, можно теоретически здесь допустить... У нас есть легионеры, скажем, в футбольных клубах, будут такие же легионеры, допустим, из Конго. Ну, наверное, все-таки, я думаю, внутренние инструкции, которые будут выпущены в Министерстве обороны, не позволят создавать нам здесь какие-то части из людей, которые плохо знают русский язык, и при этом религиозно враждебно к нам настроены. Мы понимаем, о чем говорим. Поэтому все-таки вопрос в том, как будет применяться эта норма. Если она позволит всем тем русскоязычным, этническим русским людям, которые находятся в странах СНГ и в тяжелой экономической ситуации, приехать сюда в Россию, через три года получить гражданство... Почему против выступать?

СТИЛЛАВИН: Игорь Юрьевич, можно возразить на этот оптимизм ваш, который, правда, подкреплен именно возможностью выхода какой-то внутренней инструкции. Я так понимаю, что тайной инструкции... Поскольку вопросы этнического состава, в принципе, не регулируются в стране, поскольку у нас нет даже пятого пункта, чтобы официально сказать, что мы берем, например, именно адыгейцев на какую-то работу. Нельзя так сказать, потому что нет по факту адыгейцев, ну, в смысле республика есть, а в документах этого нет нигде. Но я о другом. Внутренняя инструкция. Я к тому, что было же у нас несколько лет назад достаточно серьезное движение федеральной власти в отношении тех самых русскоязычных, которые живут в Таджикистане, Туркменистане, если они там еще остались, 40 процентов русских живет в Прибалтике... Но не едут они в Россию! Были же созданы какие-то законодательные поблажки, упрощенное получение гражданства, но они не едут, нет такого массового движения. То есть, города с транспарантами "Добро пожаловать" их не встречают, нет этого явления, и пойдут ли они в армию служить, еще больший вопрос.

КОРОТЧЕНКО: Вы понимаете, все-таки, что бы ни говорили об упрощении получения российского гражданства, но, на самом деле, эта процедура по-прежнему остается достаточно сложной. Есть реальные примеры. Я знаком с людьми, которые хотели бы получить российское гражданство, они здесь работают, но бюрократическая процедура настолько сложна, я не хочу сказать коррупционна, хотя кое-где и коррупционна, что люди, имея желание стать гражданами России, это желание реализовать не могут. И это объективная вещь.

СТИЛЛАВИН: И им проще будет отслужить три года?

КОРОТЧЕНКО: По крайней мере, да. Понимаете, я думаю, что инструкция будет не тайной, потому что у нас любые нормативные акты, которые будут регулировать такой важный и сложный процесс, будут опубликованы в "Российской газете". Но, по крайней мере, можно выдвинуть систему критериев, по которым ненадлежащий кандидат в контрактную армию просто не попадет. И вторая оборотная сторона этого дела. Впереди у нас приближается демографическая дыра, мы просто не сможем комплектовать армию, оставаясь на принципах годичного срока службы.

СТИЛЛАВИН: Игорь Юрьевич, тут, кстати, в этой связи вопрос. Прозвучало мнение, что поскольку у нас есть ядерный потенциал, такая стратегическая наша инициатива, поскольку есть пока что ядерный щит у нас, и пока он обновляется, масло подливают новое в ракеты, беспокоиться так уж сильно об обороне родины, о защите от глобальной опасности иностранной не стоит. Поэтому так вот причитать, что, мол, яма демографическая, не так и страшно. Может быть, меньшими силами обойдемся?

КОРОТЧЕНКО: Вы знаете, ядерный щит не панацея, к сожалению, потому что есть такой тип войн, например, война 2008 года, где применять ядерное оружие мы не сможем по целому ряду обстоятельств. Ну, не сбрасывать же ядерную бомбу на Тбилиси было, когда Саакашвили атаковал наших миротворцев. Вот такие войны, локальные войны, местные конфликты, особенно актуальны будут для нас с южного направления. Мы парировать их одной лишь угрозой применения ядерного оружия не сможем. Там нужен такой достаточно боеспособный сухопутный кулак. Он сегодня создается, по крайней мере, в рамках объединенного стратегического командования "Юг". И парировать эти угрозы, вот эти мелкие, локальные конфликты мы сможем только с опорой на живую силу, на пехоту.

СТИЛЛАВИН: Большое вам спасибо.

http://old.radiomayak.ru/

24.11.2010
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован