17 марта 1994
14061

Игорь Рябов: `Универсальный солдат без военного мундира`

Новый советник президента по национальной безопасности
Юрий Батурин даже для главы государства остается
непознанной личностью


Президент создал в Кремле новую структуру. 6 января Борис Ельцин подписал указ о назначении 44-летнего юриста Юрия Батурина на должность советника президента по национальной безопасности. Предновогоднее реформирование бывшего КГБ получило продолжение в канун Рождества.

Новоявленный кремлевский институт имеет очевидный аналог с подобным в администрации американского президента. В США советник по безопасности не только координирует деятельность силовых ведомств и разведки. Его роль гораздо важнее. Достаточно вспомнить влияние Збигнева Бжезинского при Джимми Картере и Генри Киссинджера при Ричарде Никсоне на внешнюю политику администрации Белого дома.

Учитывая также то, что Россия сегодня является государством с доминирующей президентской властью, можно предположить, что новый советник президента может иметь немалое влияние в государственных делах.

За какие заслуги?

По-видимому, Юрию Батурину суждено играть роль главного стратега в президентской команде по вопросам национальной безопасности. Какими заслугами и качествами должен обладать такой человек? Каков характер его взаимодействия с президентом и президентским окружением?

Помощник Билла Клинтона по национальной безопасности Энтони Лейк имеет несколько общих черт с Юрием Батуриным.

Лейк преподает в колледже, ведя курс международных отношений. Юрий Батурин тоже занимается преподавательской деятельностью на факультете журналистики МГУ,

Оба отличаются прямотой характера. Правда, у опытного Лейка было больше возможностей ее демонстрировать. Еще в 1970 году он подал в отставку с поста помощника госсекретаря США Генри Киссинджера в знак протеста против войны во Вьетнаме. Батурин проявил некоторую строптивость, критикуя действия президента при роспуске Верховного Совета осенью прошлого года.

По словам "Нью-Йорк Таймс", Лейк "способен изменить свою позицию по любым вопросам, если считает, что этого требует ситуация". Советник российского президента тоже скорректировал свои слова, когда решительность Бориса Ельцина попала в разряд жестких, но необходимых мер.

Оба советника очень мало говорят о своих взглядах на внешнюю политику, предпочитая безмолвное, но красноречивое действие.

Различия в положении Лейка и Батурина в президентских командах более существенны, чем сходства.

Энтони Лейк знаком с Биллом Клинтоном уже двадцать четыре года. Юрий Батурин стал членом президентского совета меньше года назад, 17 марта 1993-го. Больше того, в отличие от отлаженных связей Энтони Лейка со всей командой американского президента и силовыми министрами Юрий Батурин практически ни с кем близко не знаком. С Николаем Голушко он встретился только в августе прошлого года. С Сергеем Степашиным, первым заместителем директора Федеральной службы контрразведки, сошелся только несколько дней назад на пресс-конференции. Вообще никого не знает из министерства Павла Грачева. Всего несколько раз встречался с Виктором Ериным. Ближе всех Юрий Батурин знает Евгения Примакова. Они познакомились в конце восьмидесятых.

Так кто же он - таинственный советник по национальной безопасности?

Не спал ночами

Юрий Батурин, окончив московскую школу, в 1967 году поступил в самый сильный технический вуз того времени - Московский физико-технический институт. Однако еще во время учебы он помышлял заняться не только точными науками, но и публицистической деятельностью. Его мечтой была журналистика.

Привычка решать все проблемы методом закоренелого "технаря" - изучить круг вопросов, обозначить суть, найти эффективное решение - у него сохранилась до сих пор. Подобный метод помогает ему не бояться любых трудностей.

Сохранилась и другая привычка - мало спать и много работать. Как рассказывают его бывшие однокурсники, даже на фоне привычного трудолюбия многих студентов "физтеха" Батурин отличался невероятной работоспособностью.

Помимо главной учебы он занимался философией, политологией, литературой. В институте написал первую статью о международных отношениях. Выбрав студентом себе хобби - изучение иностранных языков, он знает сегодня английский, японский, французский, шведский, сербохорватский и немецкий.

Рассказывают, что бывали вечера, когда Юрий Батурин, становясь слушателем, не выдерживал и засыпал от переутомления. Но когда власть рассказчика переходила в его руки, он преображался и забывал об усталости.

Окончив "физтех" в 1973 году, Юрий Батурин пошел работать в Институт космических исследований. Пробыв там семь лет, он резко, на первый взгляд, поменял род деятельности, перейдя в Институт государства и права.

В начале восьмидесятых Батурин получил еще два образования - Во Всесоюзном юридическом институте и на факультете журналистики МГУ.

В какой-то период Юрий Батурин признался, что у него открылось "второе дыхание" на публицистической ниве. Он заставил себя легко рассуждать на самые разнообразные темы. Начиная с определенного момента ему уже было все равно, за какую тему браться - право, политику или компьютерную преступность... Публиковался он и в нашем журнале.

Многие из его работ отличаются насыщенностью ироническими пассажами. Да и политические статьи получались иногда нетрадиционными. Например, в одном из сверхсерьезных сборников он опубликовал статью под названием "Песни Высоцкого как поэтико-политическая публицистика".

Кстати, именно благодаря оригинальной работе "Право и политика в компьютерном круге" Юрия Батурина пригласили в американский институт перспективных русских исследований в Вашингтоне в 1990 году, чтобы он участвовал в разработке правового обеспечения компьютерной безопасности в законодательстве США.


Переводчик памфлетов


Советские законодатели тоже не остались без внимания кандидата юридических наук Юрия Батурина.

В 1989 году он совместно с двумя авторами, среди которых был бывший министр печати и информации России Михаил Федотов, разработал первый в советском законодательстве инициативный проект государственного закона. Это был "Закон о средствах массовой информации". Соавторы предложили публике закон раньше, чем Верховный Совет СССР обнародовал свой проект.

С 1991 года Юрий Батурин стал работать в аппарате бывшего редактора его научных статей Георгия Шахназарова, который в то время стал помощником Михаила Горбачева. Батурин был одним из тех, кто готовил известный Союзный договор.

После путча 1991 года и последовавшего за ним ухода президента СССР и его команды с политической арены Юрий Батурин отошел в тень, хотя и остался работать в Фонде Горбачева.

На следующий после путча год Юрий Батурин стал доктором юридических наук. Много времени он по-прежнему уделял публицистике, часто запираясь в своей заваленной книгами двухкомнатной квартире на Ленинском проспекте. Опубликовал перевод памфлета Льюиса Кэрролла. Чтобы как-то оставаться на виду, Юрий Батурин принял предложение создателей телепрограммы "Итоги" быть ее главным политическим консультантом.

В марте прошлого года Юрий Батурин перешел на работу в президентский совет.



Аналитический центр вместо сети шпионов


Трудно сказать, по чьей рекомендации, а наверняка таковая была, Борис Ельцин обращал внимание на Юрия Батурина. И в марте прошлого года, и немного спустя, когда 2 июня Батурин стал помощником президента по юридическим вопросам, и 6 января нынешнего года. В любом случае видно, что протекция носила чисто профессиональный характер.

Также важно то, что впервые на пост специалиста, связанного с работой органов безопасности и армейских структур, пригласили человека, изучавшего военное дело только на институтской кафедре.

Кто был все-таки тем советчиком из "узкого круга", как сказал сам Батурин?

В "узкий круг" могли войти и Юрий Скоков, руководитель Совета безопасности, и Геннадий Бурбулис, вероятно, знающий Юрия Батурина со времени работы того над Союзным договором. Это мог быть премьер-министр Виктор Черномырдин, чей любимец Михаил Федотов достаточно хорошо знает достоинства Батурина.

Безусловно, наиболее важным в назначении нового советника остается не "кто его предложил", а "чем он будет заниматься".

В самое ближайшее время он станет, очевидно, разрабатывать концепцию работы новой структуры. Возможно, это будет массивное аналитическое управление, призванное заниматься координацией деятельности силовых министерств.

Центр тяжести управления органами государственной безопасности в таком случае будет вводиться в президентском лагере взамен Министерства безопасности. Тем более что некоторые функции органа безопасности уже выполняет Управление охраны президента.

И, очевидно, что у нового управления будет доминирующей стратегическая функция, а не функция всемогущего "государства в государстве" на все случаи жизни.
Игорь Рябов

Источник: "Новое время", 1994, N 3, с.10-11.

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован