15 июня 2007
1708

Игорь Спасский: Подводные стратеги в четвертом поколении

премией отмечен многолетний союз ЦКБ "Рубин" и корабелов "Севмаша"

"Их труды имеют поистине стратегическое значение. Они сопоставимы с масштабными открытиями в атомной энергетике или авиакосмической отрасли", - такими словами президент России предварил вручение государственных премий в области науки и техники Сергею Ковалеву, Игорю Спасскому и Давиду Пашаеву.

Два академика, чьи имена связаны с конструкторским бюро "Рубин", и их соратник, до недавних пор - генеральный директор "Севмаша", удостоились этой чести "за разработку, создание и развитие трех поколений атомных подводных ракетоносцев". Высокий научный уровень, технологические заделы и огромный опыт, что накоплены в эти годы, не только дают возможность работать над повышением боевой эффективности наших подводных сил, но и позволяют решать важные народно-хозяйственные задачи, заявил в ответном слове генеральный конструктор и научный руководитель ЦКБ морской техники "Рубин" академик РАН Сергей Ковалев.

Сообщения с подобных церемоний скупы на подробности. Однако глава государства, вручая награды, счел необходимым особо выделить одно достижение - многократное снижение шумности подводных лодок. Что скрывается за этой фразой и другими формулировками президентского указа, в диалоге с корреспондентом "РГ" рассказывают сами лауреаты.

Сергей Ковалев: За время строительства кораблей второго поколения нам удалось снизить шумность в тридцать раз. С этой проблемой мы основательно разобрались. А поначалу не было ни теории, ни практики того, как формируется подводный шум. Теоретические исследования, в которых участвовали такие ученые, как Анатолий Петрович Александров и ныне здравствующий академик Виктор Андреевич Гапонов-Грехов - это одна сторона дела. А вторая - мы много испытаний проводили в море, на лодках, выявляли, что же является источником шума.

Была, я бы сказал, развернута всесоюзная кампания по снижению шумности. Совершенствовались технологии и оборудование не только на судоверфях, но и на многих предприятиях других отраслей.На правительственном уровне были сформулированы требования к виброактивности оборудования и механизмов, которые шли на подводные лодки. И все с одной целью - повысить скрытность действий наших АПЛ в море.

Российская газета: "Севмаш" в его нынешнем виде способен адекватно реагировать на те научные и научно-технические решения, которые вы предлагаете внедрять на кораблях четвертого поколения и проектируете для пятого?

Ковалев: "Севмаш", как и вся наша промышленность, в непростом положении. Ему пришлось пройти через тяжелейший период 90-х годов. И здесь огромная заслуга Давида Пашаева - он не дал заводу пойти по рукам. Многие в его положении распродавали оборудование, сдавали площади в аренду. А он сохранил уникальное производство в условиях, когда не было должного обеспечения госзаказа.

РГ: Непростые времена были и у самого "Рубина". И то, что сегодня КБ развивается, осваивает новые направления деятельности, многие связывают с именем академика Игоря Спасского. А из самого названия "Рубин" перестали делать тайну, у КБ появились зарубежные партнеры...

Ковалев: Все так. Но что касается открытости, тут события развиваются по синусоиде. Сначала сильно распахнулись, сейчас - движение в обратную сторону. Ведь как бывает? То, что мы шепотом, меж собой говорили, выходит вдруг в виде справочника под редакцией министра обороны - со всеми подробностями, как ракета летит, как у нее головы разделяются... А мы об этом, повторюсь, говорили при закрытых окнах и дверях. Поэтому надо ясно понимать, что является секретом.

РГ: Госпремию вы разделили на троих. Компания лауреатов вас устраивает?

Ковалев: Вполне. C Игорем Спасским мы начинали еще на лодках первого поколения. Он был моим заместителем на 658-м проекте.

РГ: Головным кораблем этой серии стала К-19, которую прозвали "Хиросима" и про которую сняли голливудский фильм?

Ковалев: Да. Но там я еще не был главным конструктором. Я подключился на стадии строительства. Ракеты на этих лодках были довольно хилые - в смысле дальности полета. Много недоработок оставалось и в энергетических установках. Ведь это были первые шаги. А вот проект 667А - уже второе поколение. В него вложили все знания и опыт, которые приобрели ранее. По этому проекту было построено 34 корабля.

РГ: За серией 667А, как известно, последовали усовершенствованные корабли с обновленным или новым ракетным комплексом - 667 Б, БД, БДР, БДРМ. Такая эволюция себя оправдала?

Игорь Спасский: Сама жизнь подсказала, что сложные технические системы должны развиваться эволюционно. Создается одно поколение - на том уровне развития науки и техники, который существовал. Потом, когда появляется опыт эксплуатации, накапливаются новые знания, сами становимся умнее - переходим к следующему поколению. Подводные лодки наиболее ярко проявляют такую эволюцию. Это, если хотите, особая научно-техническая эпопея...

РГ: А у производственников какой на это взгляд? Только освоишь одно - берись за новое. Завод не наступал на горло конструкторской мысли, конфликтовать не приходилось? А если случалось - как выходили из положения?

Давид Пашаев: Тут все просто - последнее слово всегда оставалось за главным конструктором. Я для себя это твердо усвоил. Еще до того, как стать генеральным директором "Севмаша", был начальником всего стапельного производства, два года - главным инженером и шестнадцать - генеральным. А еще раньше работал сдаточным механиком и заместителем начальника цеха. Причем это было в 70-е годы - самые напряженные по количеству сдаваемых кораблей.

РГ: Академик Спасский назвал этот период "золотым"...

Пашаев: Да, в то время на "Севмаше" сдавали по пять-шесть кораблей в год. А кроме нас лодки строили еще в Ленинграде на Адмиралтейском объединении, в Комсомольске-на-Амуре и на "Красном Сормово" в Горьком.

РГ: У ракетных кораблей третьего поколения, к которым относятся подводные лодки проекта 941 "Акула", и судьба, и послужной список оказались не столь завидными, как у 667-го. А если прямо говорить - совсем не завидными. Не обидно?

Ковалев: Очень обидно! А причин такого положения несколько. Первая - лодки должны ремонтироваться. Но у государства, как нам тогда объясняли, не оказалось для этого средств. На создание класса богатых людей денег хватило, а на ремонт подводных лодок - нет.

Второе, что с этим связано, - вооружение. Производство ракет, которыми изначально были оснащены эти корабли, прекратили еще в 1988 году. Но их изготовили достаточное количество. А дальше полагали так, что будем лодки ремонтировать и приспосабливать к новым ракетам...

РГ: Но ракеты к нужному сроку не оказалось? "Барк", над которым работали в КБ имени

В.П. Макеева, после нескольких неудачных испытаний задвинули в угол и стали делать с нуля морской вариант "Булавы"...

Ковалев: Что я могу сказать? Если бы "Акулы" ремонтировались, то и ракету новую довели бы до ума. И сейчас эти лодки были бы в строю. Но что случилось, то случилось. Лодки не отремонтированы, американцы дали деньги на их утилизацию, эти деньги с радостью использовали...

РГ: Возможно, мой следующий вопрос прозвучит обидно, но к подводным лодкам 941-го проекта из-за их размеров приклеилось прозвище "водовоз", а в конкурирующих с "Рубином" КБ этот корабль называли победой техники над здравым смыслом...

Ковалев: Ничего обидного не вижу. Да, лодка большая - она должна была нести большое количество ракет весом почти сто тонн каждая. Быть маленькой она при всем желании не могла.

РГ: А на АПЛ четвертого поколения ракетные шахты такие же большие?

Ковалев: На "Дмитрии Донском", который переоборудован для испытаний "Булавы", в старые шахты вставлены новые, габариты которых соответствуют габаритам новых ракет.

РГ: Положение в нашем подплаве вы знаете лучше других. Уверен, следите и за тем, что и как у соперников. Можете прямо сказать, как складывается сейчас соотношение сил в подводном флоте? Мы - американцев, или они нас?

Ковалев: В свое время мы достигли с ними паритета - и количественного, и качественного. Но потом, в 90-е годы, когда мы играли в демократию и новое мышление, американцы тратили огромные средства на развитие, в том числе и наук, связанных с обороной. А у нас сегодня что? Акустическая наука в значительной степени развалилась, ЦНИИ имени академика Крылова практически не финансируется, Акустический институт в Москве почти прекратил существование... И только сейчас что-то начинает возрождаться. Мы словно выходим из глубокого обморока. Голыми руками нас, конечно, взять нельзя, но сравнение не в нашу пользу.

РГ: У каждого из вас немало высоких званий и государственных наград. Как расцениваете нынешнюю премию?

Спасский: Учитывая возраст - и Сергея Никитича Ковалева, и мой собственный, и наш общий стаж работы, это определенный итог. Не хочу сказать - черта. Пока есть силы и возможности, будем работать. Но это завершение определенного этапа в развитии науки и техники подводного кораблестроения. Это, если хотите, интегральная оценка, поэтому у нее особый вес в сравнении со всеми другими нашими наградами.

Пашаев: Считаю, что в моем случае это прежде всего высокая оценка труда северодвинских корабелов. У нас не было перерывов даже в самые тяжелые годы. В начале века мы сдали "Гепард", хотя его не очень ждали, были скептики, но корабль превзошел ожидания.

Это, конечно, и оценка тех усилий, которые предпринимались нами в рамках Государственного российского центра атомного судостроения. Это ГРЦАС, куда входит и "Рубин", без указаний свыше, без дополнительного финансирования сумел перевести всю комплектацию из Украины, из других республик на российские предприятия.

РГ: Можно говорить, что уже с "Юрия Долгорукого", головного корабля в серии ракетоносцев четвертого поколения, при строительстве используется только российская комплектация?

Пашаев: Да. Из Украины мы получаем сейчас только кабель, но и то это уже совместное российско-украинское предприятие. А раньше там было более 50 процентов комплектации, весь металл шел оттуда, важнейшие схемы - навигация, вычислительные комплексы... Мы это сумели изменить.

И еще. Такая награда - знак особого внимания государства к нашим делам. Признание исключительной важности того, чем мы занимаемся, для обороноспособности страны. Это сигнал к тому, что внимание к нашим делам было, есть и будет.


http://www.rg.ru/2007/06/15/strategi.html

Александр Емельяненков

"Российская газета" - Федеральный выпуск No4389 от 15.06.2007 г.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован