06 сентября 2004
4000

Игорь ЯНИН: Либеральный рецидив: игра на понижение государства

Что такое либерализм в экономике, у нас все знают хорошо. И даже слишком: как-никак, а последняя чертова дюжина лет прошла под знаком этого `единственно верного` учения. И нынешним состоянием России мы обязаны на сей раз именно ему.

Когда-то Бисмарк говорил, что социализм, наверное, и неплох, как знать... Но строить его все-таки лучше в той стране, `которую не жалко`. Этой страной оказалась Россия. Начался этот эксперимент в начале ХХ века. И вот незадача: в конце того же столетия наше Отечество вновь стало объектом очередного опыта, вновь оказалось в положении страны, `которую не жалко`. С той лишь разницей, что на сей раз ее не жалеют свои же (хотя бы по статусу) люди...

С приходом к власти нового Президента у большинства россиян ожили надежды, что государственные чиновники больше уже не будут бороться со своим же государством и его объективными интересами. И высокий рейтинг В.Путина, и его убедительнейшая победа на последних выборах есть яркое свидетельство того, выраженное в не менее убедительных, точных цифрах. То есть наш электорат твердо уверен, что Президент эти надежды вполне оправдывает.

Все хорошо, беспокоиться не о чем? Если бы...
К сожалению, либеральная хвороба зашла слишком далеко. И стремится отравить даже самые благие идеи и начинания.


Как увеличивать ВВП: во благо государства или в ущерб ему?

Как известно, стратегической задачей России Президент в своем Послании назвал увеличение ее ВВП в два раза. И там же он сказал, что нам вовсе не все равно, как именно это удвоение будет достигнуто.

Важно, чтобы оно стало следствием увеличения не только и не столько нефтедобычи (именно - `добычи`), а прежде всего производства - реального производства. В эту задачу органично вписывается и другой тезис Президента из того же Послания - тезис о повышении `эффективности государства` и его `конкурентоспособности`. Судя по всему, эти понятия для Президента особые, особо важные - недаром они звучат практически в каждом его выступлении. И эффективность, и конкурентоспособность государства на деле означают одно - оно должно в полной мере проявить свою двоякую сущность, а именно: оно должно утвердить себя и как эффективный администратор, и (это особенно важно) как эффективный собственник. Иными словами, должно умело, толково распоряжаться своим имуществом. Все это понятно и логично, и само собой разумеется.

Казалось бы, все сказано, решено, `цели ясны, задачи определены`. Осталось только начать движение по указанному пути.

Ан нет, наш доморощенный либерализм не дремлет - `жив курилка`. Тут же, как чертик из табакерки, выскочила новейшая либеральная идея-рецептура. Выскочила и стала активно пропагандироваться, если не лоббироваться, - иногда гласно, под благовидными масками, иногда негласно, под сурдиночку. А идея эта проста, как все `гениальное`, что породили наши либералисты-экономисты, то есть простота ее подобна незамысловатости игры в наперсток.

Зачем, спрашивают, решать проблему удвоения ВВП `в лоб` - путем удвоения доходов государства? Есть-де путь похитрее и попроще. Можно решать эту задачу с другого конца - не удваивать доходы, а сократить расходы. Вот так и вырастет у нас ВВП - `быстро и без всяких фокусов`, как говорит папаша Мюллер нашему Штирлицу в известном фильме.

Такая рецептура удвоения ВВП может показаться дурной первоапрельской шуткой. Но нет - все это обсуждается давно и предлагается вполне серьезно, а главное, очень настойчиво.

Какие аргументы приводят в пользу этой идеи?

Считают так: меньше госрасходов, значит, меньше нужно налоговых сборов. Следовательно, снижаем налоги. Снизили налоги и прочие сборы, значит, растет предпринимательская деятельность - растет экономика, растет производство. А коли так, растут темпы роста ВВП, растет сам ВВП. Задача, поставленная Президентом, решается...

Что тут скажешь? Конечно, у государства бывают разные расходы, и сократить иные было бы совсем не худо. Поэтому принципиально важно, что и как сокращать.

Что касается последнего (`как`), авторы идеи вовсе не стесняются. Предлагают зря голову не ломать, а снизить госрасходы волевым порядком, сугубо формально - установить, что они должны составлять всего лишь 20 процентов от ВВП, и ни полпроцента больше. Вот так, по-суворовски - `быстрота, глазомер, натиск`. А главное - натиск. И столь же напористо нам приводят аргументацию в пользу этой цифири, равно как и самой идеи. И - конечно же! - неубиваемым аргументом тут служит пример пресловутых `цивилизованных стран`. Там-де так делают, значит, и нам так надо.

Приводят конкретные примеры: мол, такой жесткий количественный ориентир в снижении госрасходов - обычное дело для бурно растущего Китая, а также для Индонезии, Малайзии и других `новых индустриальных стран`. Там-де такой показатель равен 20 процентам, а то и еще меньше, потому там и темпы экономического роста такие высокие.

На первый взгляд все убедительно. Одна лишь беда: сказали `а`, да забыли про `б`, сказали правду, да не всю, да и не только правду (если вспомнить классическую судебную формулу).

Наши либерал-экономисты громко говорят о низком удельном весе госрасходов в ВВП `азиатских тигров`, а вот о структуре этих расходов они почему-то умалчивают. Хотя понятно, почему. Очень уж велика разница между реалиями российскими и азиатскими, более того, разница эта принципиальна.

Дело в том, что в ВВП этих стран очень высока доля так называемых `капитальных` государственных расходов (или `расходов на развитие`), доля, иначе говоря, государственных инвестиций. Так, в Индонезии в конце 1990-х годов она составляла 6,0 процента, в Таиланде - 5,2 процента, в Малайзии - 4,4 процента, в Сингапуре - 3,8 процента, в Южной Корее- 3,6 процента. В то время как в развитых (и без того развитых) странах мира этот показатель находился на уровне 1 процента, а в `отреформированной` России равнялся половине процента. Поэтому логичнее говорить о прямой связи между инвестициями (расходами!) в развитие своей страны и темпами роста ее ВВП, а снижение расходов на развитие страны, естественно, ее росту не способствует. Об этом говорит не только элементарная логика, но и живая практика, и ее яркий пример - пример самой России.

Так, в 2003 году на образование у нас было потрачено 4,2 процента от всех расходов федерального бюджета, на развитие промышленности (то есть собственно производства), энергетики и строительства - 2,8 процента, на здравоохранение - 1,7 процента, на сельское хозяйство - 1,3 процента и, наконец, на фундаментальные научные исследования и на содействие научно-техническому прогрессу - жалкие 1,8 процента. А ведь речь идет о науке - ведущей силе экономического развития страны в ХХI веке. Можно, конечно, еще более сократить этот показатель (и сократят, если очередной либеральный рецепт будет принят), но о каком устойчивом развитии страны можно будет тогда говорить? Возможно, выручка денег от продажи нефти и увеличится, но развитие... Это совсем другое понятие, которое вовсе не тождественно куче нефтедолларов.

Китай - страна с самыми высокими темпами роста, страна, бурному развитию которой у нас все завидуют. А нам не надо завидовать чужому, надо развивать свою страну. Значит, надо тратить на это развитие деньги, ибо ничего бесплатного в этом мире нет. Все стоит денег. Поэтому развитие страны и сокращение расходов на него - это понятия несовместимые.


Экономический дальтонизм наших `западников`

И потому очень непонятно, почему наши либерал-экономисты (они же `западники`) стараются выдать белое за черное, ссылаясь именно на зарубежный опыт. Очень странное, иррациональное, почти маниакальное упорство, особенно если учесть, что этот самый опыт экономического развития в корне противоречит рецептам наших доморощенных милтонов-фридманов. Словом, нам упорно предлагают вместо оригинала некую карикатуру на него.

В Англии, как известно, `ружья кирпичом не чистят`. Там, на Западе, свой Государственный Интерес блюдут, и блюдут строго: приватизируют, то есть отдают в частные руки, только то, что обществу прибыли не приносит, а то и вовсе для него убыточно. А высокодоходные отрасли производства оставляют в общественной собственности, потому что обществу (государству) выгоднее получать всю прибыль, а не малый процент с нее в виде налога. Выгоднее получать больше денег, а не меньше. Это понятно, логично, по-западному расчетливо. У нас же поступили наоборот: все высокодоходные отрасли (нефть, лес, алкоголь и т.д.) отдали в частные руки, а убыточные отрасли оставили за государством. И потому получает оно (и мы вместе с ним) не всю прибыль от той же нефти, а только часть ее - в виде налога. И потому государство у нас бедное, и Президенту за эту бедность и нищету людей наших при несметных богатствах российских `стыдно`...

Зато мы поступили так, как указали нам наши псевдоэкономисты, возжелавшие однажды эту карикатуру на рыночную экономику сделать былью.

Тот же карикатурный подход царит в отношении наших либералов к экономической роли государства в целом. У нас эта роль ничтожно мала по сравнению с тем, какова она в развитых, рыночных странах.

В том-то и дело, что на протяжении всего ХХ века на Западе государственное присутствие в экономике росло неуклонно и расти продолжает. И под этим присутствием мы имеем в виду не голое, с участием прокуратуры и суда, администрирование (которым нас так пугают), а именно цивилизованное экономическое вмешательство. А оно выражается опять-таки в государственных расходах, росте их доли в ВВП (то есть в том, о чем мы выше говорили).

Так, если в начале ХХ века в США этот показатель был равен 8 процентам, во Франции - 9 процентам, в Великобритании - 9 процентам, в Германии- 18 процентам, то к 2000 году в указанных странах он составил, соответственно, 29,3, 51,2, 38,4 и 43,6 процента. Причем заметим, что эти расходы все более и более социализируются, или обобществляются, то есть их субъект не только Центр, но и `места` или общество. То есть в структуре этих расходов все большее место занимают региональные и местные бюджеты.

И еще важный момент: рост абсолютных и относительных размеров госрасходов в развитых странах вовсе не значит, что там государство превращается в некий `собес`, кормящий сирых и убогих. И уж тем более это не означает снижения эффективности и конкурентоспособности экономики. Все как раз наоборот! Как выше и говорилось, это вызвано прежде всего экономическими причинами, интересами развития и модернизации экономики.

Основные цели таких расходов - структурная перестройка экономики (чего у нас так и не случилось, если не понимать под перестройкой экономики ее деградацию), выполнение социальных и оборонных программ, рост благосостояния нации (цель всякой нормальной экономики вообще), и в частности непосредственная поддержка частного капитала. А последнее делается, понятно, не для того, чтобы он себе футбольные команды скупал по всему миру (`Гуляй, ребята, у меня на все денег хватит!`), а для того, чтобы направить его в инновационную сферу, в область новых технологий - в конечном счете на развитие своей страны.

То есть опять-таки речь идет о модернизации, об инновации, к чему наш Президент недавно и призвал наших `капиталистов`, да не все они, похоже, его услышали. Что касается России, то за период с 1992 по 2000 год удельный вес государственных расходов, включая расходы внебюджетных фондов, в ВВП страны сократился с 71,1 до 38,6 процента. Что самое печальное, и здесь у нас `политика` (или, скорее, небескорыстное политиканство) сожрала экономику, как фараоновы тощие коровы пожрали тучных.

И опять-таки либеральные реформаторы поступили строго вопреки мировому опыту: если на Западе роль государства в экономике растет, и растет именно по экономическим причинам, то у нас эту роль всемерно занижают, и занижают именно по причинам политическим. Впрочем, дело тут уже не в политике (слишком пафосное слово для этого случая), а в `чисто конкретной`, злой и небескорыстной воле. Только и всего.


О науке и практике развития

Повторимся еще раз: в самой идее сокращения, а точнее, рационализации государственных расходов, ничего дурного нет. Эта задача сама по себе даже и благая - и необходимая, и оправданная. Главное, какая это будет рационализация, что будет ее предметом, во имя чего она будет проводиться. Если целью ее будут разумная экономия и разумные инвестиции, их точная переориентация, то ее можно только приветствовать.

Но ясно одно: нам остро необходимо существенное повышение в федеральном и региональном бюджетах удельного веса инвестиций в развитие России - капитальных расходов на наукоемкое производство, на сельское хозяйство, на науку и образование, на охрану детства и материнства, на всемерное стимулирование рождаемости.

Кто-то спросит: где взять деньги? Ведь денег-то ни на что не хватает...

Хороший вопрос. А что, у нас разве совсем денег нет? Так-таки и нет?

А вот не так давно наши `казначеи` с гордостью великой хвастались, что накопили они сейчас золотовалютных запасов столько, сколько и в Советском Союзе не было. Замечательно. Значит, кое-какие денежки у нас все-таки есть. Значит, их-то и нужно использовать, пускать в оборот, чтобы не лежали они мертвым грузом, а работали, прибыль приносили.

А как иначе? Сейчас ведь уже любой школьник знает, что деньги, просто лежащие где-то в кубышке, не растут - уменьшаются, теряют свою цену. А чтобы их сумма оставалась хотя бы равной самой себе, деньги должны работать, быть в деле. Это говорит элементарный житейский опыт. А тут - государственные резервы перед лицом стратегических государственных задач, задач выживания и развития. Сам Бог, как говорится, велел...

А еще этот вопрос про деньги (нет-де сейчас денег-то, не хватает их) хорош тем, что сам в себе же и ответ заключает. Его найти нетрудно, если этот вопрос слегка переформулировать. А почему нет денег-то?

Вот именно. Почему раньше, в советское время, деньги были, находились и на науку, и на оборону, и на многое другое, даже и на глупости великие? При том, что жили мы тогда неправильно, вопреки мировому опыту, не так, как `цивилизованные страны`. А вот поди ж ты - деньги были. А сейчас, когда мы живем очень правильно, строго по либеральной экономической науке, этих денег у нас почему-то нет. Не странно ли? Не обидно ли (для наших экономистов)?

Так, может быть, стоит разобраться, в чем тут дело? Может быть, с этой наукой что-то не так?

Нет, она, конечно, правильная, хорошая и все такое. Одна только вот беда - нерентабельная какая-то. Неэффективная и неконкурентоспособная. Вот именно эти два слова здесь хочется вспомнить, те самые слова, которые наш Президент столь часто употребляет применительно к нашим государственным делам. И, надо думать, делает он это не случайно, не зря.

Неэффективная и неконкурентоспособная. Потому что всем хороша эта наука, да только вот денег не приносит и развитию страны нимало не способствует. А вроде бы даже как-то и наоборот... Судя по итогам.

Так, может, `отложить` ее на время и поступить не по науке, а по практике? Сообразно Государственному Интересу?

Может быть, нам не стоит изобретать какой-то свой, особый и диковинный либерализм российский, а взять и воспользоваться уже готовым, существующим мировым экономическим опытом? Тем самым, в основе которого лежит такая простая и общепонятная вещь, как Национальный Интерес. Он же Государственный, он же Общественный. И первое, и второе, и третье в данном случае одно и то же.

В конце концов, быть, как все, вести свое хозяйство, как все, - это совсем неплохо. Более того, это даже хорошо. Это просто замечательно. И очень выгодно. Если эти `все` - это все цивилизованные, развитые страны. Неплохая компания, кстати говоря.

Так почему бы не попробовать?

И.ЯНИН.http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован