13 октября 2006
1058

Играть в старую советскую игру `Провокация`, да и просто следить за ее ходом, под силу далеко не каждому




Самое опасное слово

Дано: убийства, старые обиды, депортации. Куда движется политика России? Не пора ли уже сказать то самое слово, которого все так боятся?

Играть в старую советскую игру "Провокация", да и просто следить за ее ходом, под силу далеко не каждому. А когда одну и ту же технику используют сразу две страны, заманивая друг друга в одинаковые ловушки, следить за такой игрой еще сложнее. Сейчас начинает создаваться впечатление, что реакция Кремля на последний российско-грузинский скандал, вначале казавшаяся чересчур эмоциональной и потому вроде бы закреплявшая победу, пусть и пиррову, за Грузией, выходит на совершенно другие цели и, соответственно, приобретает совершенно иное значение.

Когда-то Грузия была любимым вассалом Кремля; сейчас он ее ненавидит. Русские считают президента Грузии Михаила Саакашвили американской марионеткой, сломя голову тянущей страну в НАТО, и называют его главным носителем вируса постсоветской революции. Саакашвили не остается в долгу и постоянно указывает на поддержку Россией руководства Южной Осетии и Абхазии, отколовшихся от Грузии в начале 90-х годов, и называет эту поддержку вмешательством в дела Грузии. Арестовав месяц назад нескольких офицеров российской разведки, Саакашвили, называвший их террористами, совершил, скорее всего, контрпровокацию, нацеленную на то, чтобы вызвать сочувствие в других странах.

Если Саакашвили действительно рассчитывал на провокацию, то план сработал: русские словно с цепи сорвались. Несмотря на то, что задержанных быстро депортировали, Россия отозвала из Грузии своего посла, эвакуировала всех своих граждан и прекратила с Грузией и транспортное, и почтовое сообщение, после чего, в довершение всего, начала серию карательных акций против этнических грузин (многие из которых - российские граждане), живущих и работающих в самой России.

Только в Москве были арестованы и депортированы сотни людей; государство начало проявлять враждебное внимание к знаменитостям грузинского происхождения, полиция - обыскивать и закрывать компании, принадлежащие грузинам. В одном грузинском ресторане менеджер говорит, что все попрятались, и на работу никто не вышел; в другом рассказывают, что им отключили воду. А полиция пошла еще дальше, разослав в московские школы запросы на списки учащихся с грузинскими фамилиями, хотя представитель Кремля Дмитрий Песков назвал это "отвратительным" перегибом. Теперь мы понимаем, как здесь живется чеченцам, говорит врач, который, как и большинство московских грузин, в свое время бежал из Абхазии.

Власти обещают принять новые иммиграционные законы, в которых отдельной строкой будут прописаны ограничения против Грузии; планируется также ввести ограничения на денежные переводы из России, помогающие подъему грузинской экономики (в России утверждают, что деньги идут в том числе и на милитаризацию Грузии). Весьма вероятно очередное повышение цен на российский газ, как уже было прошлой зимой, когда к тому же на обоих экспортных газопроводах одновременно прогремели непонятно кем устроенные взрывы. Создается впечатление, что Саакашвили недооценил ущерб, который Кремль может нанести Грузии в более долгосрочном плане, а также недооценил помощь, которую он может получить извне.

- Россия считает Грузию бастионом Запада, - сказал он, - но так не считает сам Запад.

Как бы там ни было, Грузия переживет и нынешнее противостояние. А вот переживет ли его Россия? Эскалация конфликта, на которую пошел Кремль, есть не что иное, как крайнее проявление советской привычки, которую принес с собой во власть Путин - использования внешнего врага в качестве пугала и инструмента внутренней политики. Раньше такой внешнеполитической мишенью была Америка, потом Украина, еще потом - иностранные благотворители, якобы занимавшиеся шпионажем. Нынешний скандал затеян как раз в тот момент, когда начинают сгущаться страсти вокруг вопроса преемника президента: в 2008 году истекает второй (и, по идее, последний) срок Путина в президентском кресле. Здесь как раз очень на руку оказывается фактор внешней угрозы, даже надуманной: с ней электорат можно строить как угодно, что бы Кремль ни задумал в очередной раз.

Вместе с размахиванием пугалами Кремль применяет еще одну новую технологию - ксенофобский национализм, уже сегодня видимый невооруженным глазом, поскольку скинхеды убивают людей иных рас и получают за это - если вообще получают - исключительно мягкие наказания. Что же касается антикавказского бунта на севере России, в Кондопоге, случившегося месяц назад, то в старые времена такое назвали бы просто погромом.

До недавнего времени, как выразился аналитик московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин, Кремль еще как-то старался "усидеть на спине тигра" раскрашенного в экстремистско-националистические полосы, проводя в жизнь рискованную двойную стратегию: с одной стороны, преподнося себя как бастион анти-экстремизма, с другой - используя националистические инстинкты к собственной выгоде. Считается, что именно Кремль стоял за созданием националистической партии "Родина", укравшей часть электората у коммунистов, которая теперь сливается с двумя другими партиями в главную "оппозиционную" (а на деле фактически такую же лояльную) партию.

Теперь же Путин, кажется, пускает тигра вскачь. На прошлой неделе он обратился к своим министрам с призывом защитить "коренное население России" от засилья этнических банд, контролирующих, по его словам, уличные рынки. По словам Пескова, эти банды "действительно существуют". Однако после совершенного расистами взрыва на одном из московских рынков, в результате которого погибло более десятка человек, слова Путина прозвучали в лучшем случае не к месту, а в стране, отличающейся многоэтническим составом - хотя немало русских сказали бы, наверное, что это дело поправимое, - в них просто таится опасный потенциал.

Другими, но тоже опасными, последствиями чревато и закручивание гаек в отношении иностранных энергетических компаний. Мало того что власть начинает давить на крупнейших инвесторов - недавно государственный газовый гигант "Газпром", несколько лет выставлявший на всеобщее обозрение "штокмановский пряник", заявил, что будет осваивать это крупнейшее морское месторождение в одиночку.

Отношение государства и к бизнесу, и к Грузии - это свидетельство того, что Путин не создал, как когда-то обещал, в стране "диктатуру закона". Кремль, в отсутствие независимого суда, жизнеспособной оппозиции и прочих привычных ограничителей власти, сам принимает законы и сам же их нарушает, когда захочет. Разгул межрасового насилия - и симптом, и результат принципиального состояния беззакония в России. По словам Эдуарда Понарина, эксперта из Европейского университета в Санкт-Петербурге, отсутствие доверия у людей к властным институтам, и в особенности к полиции, толкает некоторых на самостоятельные поиски путей восстановления справедливости. Лишний раз об этом напоминает недавняя череда заказных убийств, среди жертв которой оказались высокопоставленный сотрудник центрального банка и инженер газовой компании, вступавшей в спор с правительством. А 7 октября таким же образом прервалась жизнь журналиста и общественного деятеля Анны Политковской.

Некоторые, в том числе и Путин, утверждают, что убийство Политковской - очередная провокация, задуманная с целью дискредитации российской власти, которую она столь храбро критиковала. Однако, кто бы ее ни убил, часть вины за ее смерть все равно ложится на Путина, сделавшего независимую журналистику столь же редкой, сколь и опасной профессией.

Диктатура беззакония

У России огромные размеры и трудная история. В этих условиях делать какие-то сравнения весьма рискованно. Однако некоторые усматривают в нынешних событиях некие исторические параллели. Бывший премьер-министр Егор Гайдар, например, проводит аналогию с Германией в период между двумя мировыми войнами. Как и в постсоветской России, тогдашняя Германия пережила экономический хаос, а в последовавший за ним период стабилизации народом овладела имперская ностальгия. Владимира Рыжкова, одного из немногих парламентариев, пока что оставшихся независимыми, беспокоит, что Путин, судя по всему, отходит от российской имперской идеи в сторону других воззрений, больше напоминающих "рейх".

В истории есть даже термин, вполне подходящий для описания того направления, в котором, как кажется иногда, движется Россия: это слово, в котором отражаются и паранойя, и самоуверенность, и популизм, и нетерпимость, и экономический и политический национализм, характеризующие все нынешние действия путинского правительства. Многие используют это слово слишком часто, произносить его вообще опасно, а уж в России - тем более. В общем, Россия еще не там. Но временами кажется, что она идет именно туда - к фашизму.

ИноСМИ.Ru

Кирилл Ельцов

13 октября 2006





http://www.ryzkov.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован