11 июля 2007
6243

Илья Константинов, Александр Нагорный: Пейзаж перед битвой

Встреча Президентов России и США в Кеннебанкпорте, прозванная кем-то из журналистов "лобстеровым саммитом", дает аналитикам богатую пищу для размышлений и измышлений. Из скупых сообщений СМИ можно только догадываться о действительном содержании переговоров. Официально обозначенные темы: двусторонние отношения, РЛС в Восточной Европе, Иран, Северная Корея и ближний Восток - дежурные вопросы, затрагиваемые на всех российско-американских встречах в верхах. Даже новое предложение Владимира Путина о совместном использовании строящейся на юге России станции по предупреждению ракетных пусков едва ли можно считать гвоздем переговоров. Речь, несомненно, шла о большем - о будущем российско-американских отношений после 2008 года, вплоть до ситуации стратегического взаимодействия на длительную перспективу.

Кеннебанкпортская встреча проходила на фоне драматического обострения российско-американских отношений - в более широком контексте - на фоне усиления практически всех аспектов международной напряженности.

Наспех сколоченная в начале 90-х годов конструкция однополярного мира, не успев окончательно сложиться, уже испытывает серьезные перегрузки. И одним из главных фрустрирующих факторов для апологета этой системы является неожиданно быстрое восстановление экономического и военно-политического потенциала России, а с другой стороны - формирование сверхдержавного статуса Китая.

Действительно, после разрушительного десятилетия 90-х, трудно было предположить, что обескровленная "шоковой терапией", раздираемая социальными и национальными противоречиями, увязшая в чеченской войне Россия консолидируется вокруг малохаризматичного, как вначале казалось, Владимира Путина и сумеет вырулить из смертельного пике. Восстановление вертикали власти, нейтрализация сепаратизма, преодоление экономического спада, перевооружение армии и появление первых нацпроектов с усиливающимися элементами госрегулирования - явные признаки начавшегося выздоровления социального организма России.

И дело не в конкретных цифрах роста ВВП или зарплаты, не в том, сколько именно и каких самолетов и вертолетов поставлено в Вооруженные силы...

Поразивший Россию системный кризис оказался настолько глубок, а разрушение устоев жизни настолько комплексным, что на полное выздоровление нашей стране может потребоваться еще ни один год.

Но, команде В.Путина удалось в значительной мере добиться главного - нащупать формулу "лекарства от кризиса", ключевым элементом которой стало государство! И недаром на передний край политической деятельности был выведен первый вице-премьер Дмитрий Медведев. Он совсем недавно в своём программном заявлении сделал упор на государственном регулировании макроэкономических процессов и сохранении государственного преобладания в стратегически важных областях.

Решительный пересмотр навязанных России неолиберальных принципов, главный из которых - минимизация государственного вмешательства в жизнедеятельность общества, происходил на первых порах без широковещательных идеологических заявлений. Владимир Путин действовал от ситуации: "мочил в сортире" боевиков, "выстраивал" губернаторов, укрощал обнаглевших олигархов.

Лишь к концу второго президентского срока в его действиях стала прослеживаться не только последовательность, но и целеустремленность, явно выходящая за рамки политической конъюнктуры.

Президент России проявил себя как национальный лидер, способный осознать и сформулировать долгосрочные стратегические интересы нации и государства. И эти интересы, как оказалось, не совпадают с интересами США и их партнеров по НАТО!

Впервые в неприкрытом виде эта мысль прозвучала в знаменитой мюнхенской речи В. Путина, потом на встрече в G8 в Хайлигендамме, затем на Петербургском экономической форуме, далее - везде.

При этом в риторике Президента России нет даже намека на агрессивность. Он требует от Запада относиться к нашей стране как к равному партнеру, но даже такая умеренная позиция действует на наших геополитических конкурентов России как сигнал тревоги.

Уже одно то, что Россия осознает свои национальные интересы, представляет определенную опасность для Запада, поскольку потенциальные возможности нашей страны колоссальны: исключительное географическое положение, беспрецедентные природные ресурсы и уникальный человеческий потенциал. Если все эти факторы заиграют в руках консолидированной и дальновидной национальной элиты, Россия в короткий срок возродиться как величайшая сверхдержава.

Осознания (или даже предчувствия) этого вполне достаточно для евроатлантического истеблишмента, чтобы инициировать начало "холодной войны" нового типа.

Особенностью этой политики, в отличии от традиционной "холодной войны", с ее постоянной угрозой прямого военного нападения, является использование противником комбинации различных мер экономического, военно-политического и идеологического характера, сужающих коридор возможностей руководства страны и постепенно загоняющий его в тупик.

Подобная линия уже проводится в отношении ряда государств, отнесенных США к так называемой "оси зла".

Перечень таких стран хорошо известен: Белоруссия и Венесуэла, Иран и Сирия, Куба и Северная Корея. Россия, разумеется, выбивается из этого ряда. Оно и понятно: энергетическая сверхдержава с передовыми военными технологиями! Но наша страна всё еще остается (или кажется) тем слабым звеном, ухватившись за которое можно перевернуть всю Евразию.

А тут еще приближающийся период политической нестабильности: "большие выборы", предстоящая смена главы государства, проблемы преемственности, борьба властных группировок... Прекрасный случай попытаться дестабилизировать ситуацию.

Арсенал средств, используемых для этих целей, включает экономическое и политическое давление на руководителей государства, шантаж и подкуп элит, поддержку сепаратистских движений, помощь политической оппозиции, финансирование враждебных государству сетевых структур и многое другое. Все эти рычаги сегодня задействованы, но вот их результативность, судя по всему, низка.

Высокая степень централизации политической жизни в современной России имеет свои плюсы и минусы. О недостатках этого процесса написано предостаточно, особенно в либеральных СМИ.

В контексте нашего разговора хочу обратить внимание на преимущества централизованной политической системы. В первую очередь это уменьшение количества центров, влияющих на принятие государственных решений, снижение степени их автономности.

Простая иллюстрация: избранные прямым голосованием губернаторы обладали собственным, неподконтрольным федеральному центру, политическим ресурсом и являлись самостоятельными политическими игроками.

Многие из них позволяли себе содержать карманные политические партии и даже проводить собственный внешнеполитический курс. Именно региональные лидеры часто становились объектами, скажем деликатно, прямого внешнего воздействия. Сегодня такая ситуация невозможна!

Принятие нового закона о политических партиях, коррекция избирательного законодательства, при всей спорности некоторых новелл, очевидно уменьшает свободу маневра откровенно антироссийских сил.

В мае-июне этого года ВЦИОМ провел серию опросов общественного мнения, касающихся рейтинга различных политических партий.

Как и следовало предполагать, на первом месте с большим отрывом идет "Единая Россия", за которую готовы проголосовать 48,21 % опрошенных. Второе место занимает КПРФ (6,57%), третье - "Справедливая Россия" (5%), четвертое место устойчиво принадлежит ЛДПР (4,9%). Все остальные политические партии имеют рейтинг менее одного процента. Здесь, конечно, мы видим явную ангажированность официальных социологов. Одним из подтверждений стали региональные выборы, на которых КПРФ выходила на уровень 20%, а "Справедливая Россия" достигала показателя 10-14%.

Четвертое место либерально-демократической партии, в принципе, соответствует ее реальному электоральному весу. Разумеется, многие избиратели реагируют не на название партии, а на фамилию Жириновского, который умеет хорошо выстраивать избирательную кампанию, используя приемы скандального пиара. Так что смело можно предполагать, что на предстоящих выборах в Государственную думу ЛДПР получит несколько больший процент голосов.

Впрочем, это относится и к ряду других партий, которые за счет сильной первой тройки или яркой избирательной кампании могут существенно усилить свои позиции.

А вот катастрофический для такой известной партии, как "Яблоко", показатель 0,75% свидетельствует о быстрой и, на мой взгляд, необратимой деградации этой организации. Судя по всему, время "Яблоко" уже ушло и на авансцену должны выходить новые политические силы.

Таким образом, предстоящие выборы в Государственную думу, скорее всего, пройдут без крупных политических неожиданностей.

Что касается внесистемной радикальной оппозиции: "Другой России", "Объединенного гражданского фронта", НБП и прочих, то ее несостоятельность обнаружилась еще до того, как в этой политической игре были сданы серьезные карты. Заявление Михаила Касьянова о выходе из "Другой России" окончательно расставляет точки на i: попытка объединить все отряды непримиримой оппозиции в единый "оранжевый" кулак закончилось неудачей. Свою роль в этом, конечно, сыграли и личные амбиции лидеров и интриги Бориса Березовского, играющего роль этакого нового Троцкого постсоветской России. Но главная причина неудач оранжевой коалиции - явное нежелание россиян служить пушечным мясом для политических авантюристов.

В такой ситуации, внутри страны едва ли найдутся серьезные политические силы, способные оспорить результаты декабрьских выборов в Государственную думу, если, конечно, не считать десяток-другой дежурных "правозащитников". Большого международного резонанса эти протесты иметь не будут, силы копятся для президентских выборов, именно на них будет дан настоящий бой.

Официальной датой начала президентской предвыборной кампании Центризбирком назвал 1 декабря 2007 года. Между тем, потенциальные кандидаты на высший государственный пост уже выстроились в длинную очередь. Здесь и "вечные" кандидаты: Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский и Григорий Явлинский, и новички от непримиримых, вроде Михаила Касьянова и Виктора Геращенко. Есть совсем экзотические фигуры, вроде Владимира Буковского и малоизвестного мера Архангельска Александра Донского. Но мало кто сомневается, что серьезные шансы на победу имеют совсем другие фигуры.

Политическая элита России все более настойчиво и энергично ищет ответ на основной вопрос: кто возглавит страну после 2008 года?

Значение предстоящего выбора трудно переоценить: в силу особенностей национального менталитета, исторических традиций и сложившейся политико-правовой системы. Президент Российской Федерации - не только Глава государства, гарант Конституции и высшее должностное лицо... Президент России сегодня - это символ и гарант государственного единства, национального и социального мира и согласия. Более того, в личности Президента персонифицируется национальная идея в том виде, в котором она воспринимается в данный исторический момент большинством населения.

И потому периодически звучащие призывы к пересмотру Конституции и продлению полномочий действующего Президента не следует рассматривать как чей-то злонамеренный политический заказ. Они совершенно естественны и отражают искреннее стремление большей части общества к сохранению стабильности и достигнутого с таким трудом относительного порядка.

Но в том-то и парадокс, что выстраданная Россией национальная идея, персонифицируемая В.Путиным, органично включает в себя устойчивость конституционного строя и сохранение основных прав и свобод граждан, прежде всего - права на выбор Главы государства. Именно президентские выборы привлекают наибольшее внимание населения, именно через них осуществляется базисное политическое волеизъявление нации.

Избежать политических потрясений Российское государство может только одним способом: в назначенный срок провести президентские выборы и избрать нового лидера страны, обеспечив при этом преемственность основных направлений как внутренней, так и внешней политики.
Разумеется, успешная реализация этой задачи связана с определенными трудностями. И дело здесь не только в борьбе личных амбиций и групповых интересов: сам факт предстоящей смены Первого лица в Российском государстве влечет за собой неизбежную коррекцию политического курса, появление нового образа Вождя, формирование нового варианта национальной идеи.

В силу этих обстоятельств, активно ведущиеся разговоры о преемнике не следует рассматривать как великосветские сплетни или праздную болтовню.

Поиск преемника - это поиск пути развития России, поиск политико-экономической модели, которая, выражая интересы элиты, будет приемлема и для большинства россиян.

Потому что именно элита определяет политику любого государства и формирует общественное мнение. Такова реальность. Следовательно, политики, представляющие оппозиционные силы, какой бы идеологической ориентации они не придерживались, могут не беспокоиться.

Лишь действующий чиновник из самого верхнего эшелона власти обладает административным ресурсом, достаточным для захвата соответствующего политического плацдарма. А наиболее подходящим плацдармом, как известно, в России принято считать кресло премьер-министра. Так что будущий Президент должен находиться в непосредственной близости от этого заветного поста.

Второе непременное условие, которому должен соответствовать будущий лидер - способность обеспечить преемственность политики, что предполагает, как минимум, понимание и одобрение тех целей и практических задач, решение которых эта политика обеспечивает. Требуется также знание механизмов подготовки и принятия значимых политических решений. Иными словами, будущий Президент России должен входить в ближайшее окружение нынешнего Лидера и в достаточной мере быть его единомышленником.

С учетом этого фактора круг претендентов сужается до 10-15 человек, имена которых хорошо известны и нет нужды их перечислять.

И, наконец, третье безусловное требование к будущему Президенту России: он должен быть способен, если не сформулировать, то хотя бы внятно артикулировать новую привлекательную идею, персонификацией коей ему суждено в будущем стать. В его биографии, внешности, манере говорить и вести себя, излюбленных словечках и оборотах речи должно латентно присутствовать нечто, способное в будущем оформиться в образ Правителя. При таком подходе круг перспективных кандидатов в Президенты резко сужается.

Сегодня в ближнем окружении Владимира Путина лишь два человека позволяют себе выступать с программными заявлениями и при этом демонстрируют определенную харизму, хорошо монтирующуюся с содержанием их выступлений. Это Сергей Иванов и Дмитрий Медведев. Оба они воспринимаются обществом как соратники и возможные преемники Владимира Путина, способные успешно продолжить его дело.

У них много общего: оба родились в Ленинграде, закончили один Университет, по нескольку лет проработали на высоких государственных должностях, оба принадлежат к команде нынешнего Президента.

Но при этом, может быть, независимо от их желания, общественность видит в них потенциальных лидеров разных группировок российской элиты, придерживающихся разных взглядов на будущее страны.

Есть ли основания для такого противопоставления?

Внимательный анализ выступлений двух первых вице-премьеров свидетельствует, во-первых, о том, что как Сергей Иванов, так и Дмитрий Медведев четко следуют в фарватере идеологии Владимира Путина. Достаточно бегло ознакомиться с президентским Посланием Федеральному Собранию, чтобы обнаружить там в сжатом виде практически весь комплекс идей, взятых на вооружение первыми вице-премьерами.

А во-вторых, обращает на себя внимание строгое разграничение круга вопросов, по которым потенциальные преемники позволяют себе высказываться. Сергей Иванов: военно-промышленный комплекс, инновационные технологии, отдельные направления внешней политики. Дмитрий Медведев: приоритетные национальные проекты, наука, образование, социальная сфера, спорт.

Ни тот, ни другой почти не позволяют себе общеполитических суждений, ни один из них публично не связывает своих планов с какой-либо политической партией. Если между ними и есть разногласия принципиального плана, то нам о них ничего не известно.

Рискну высказать предположение: все потенциальные преемники В. Путина (понятно, что круг не ограничивается двумя фамилиями) в случае избрания будут следовать одной и той же политической линии - линии Владимира Путина. Весь вопрос в том, удастся ли обеспечить плавную передачу полномочий новому Президенту, сохранив при этом, на переходный период, политические позиции Владимира Путина? Насколько такая рокировка будет признана легитимной нашим народом и мировым сообществом?

Не знаю, обсуждалась ли эта проблема в Кеннебакпорте, но судя по сухим заявлениям официальных лиц по итогам переговоров, к полному согласию В. Путин и Дж. Буш так и не пришли.

Это может означать, что в 2008 году нам придется выдержать атаку антироссийских сил. Последствия такого противостояния, не в последнюю очередь, будут зависеть от степени консолидации российской политической элиты.

Не приходится сомневаться, что одна из главных ставок наших геополитических противников - надежда на раскол элиты в преддверии 2008 года.

Этого нельзя допустить: слишком велики риски, слишком неустойчива еще Россия, не оправился еще от шока наш народ. Междоусобица в такой ситуации равнозначна национальной измене.

Газета "Завтра" No 28 (712)
2007-07-11
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован