16 апреля 2007
2840

Илья Константинов: `Демократическая` угроза и суверенная демократия

Постсоветская Россия долгое время пребывала в состоянии идеологического вакуума: марксизм-ленинизм рухнул даже раньше, чем мировая социалистическая система, русская имперская триада, сформулированная некогда графом Уваровым: "Православие. Самодержавие. Народность", осталась достоянием немногочисленных любителей истории, а либерализм, поднятый на знамена демократической интеллигенцией начала 1990-х годов, быстро превратился в символ олигархического беспредела.
Уже тогда, в середине 90-х годов прошлого века, необходимость поиска новой национальной идеологии была осознана не только интеллектуалами, но и прагматичным российским чиновничеством. Впервые озвученный Борисом Ельциным призыв к поиску новой национальной идеи несколько лет оставался безответным. Объясняется это как личной непопулярностью "позднего" Ельцина, так и апатией общества, шокированного отталкивающим обликом дикого российского капитализма.
Ситуация изменилась лишь к концу первого президентского срока Владимира Путина. В стране был наведен относительный порядок: остановлен "парад суверенитетов", ограничено всевластие олигархов, прекращена практика многомесячных задержек зарплат и пенсий...
Даже этих скромных успехов оказалось достаточно для появления в российском обществе оптимистических настроений и оживления общественной мысли. Но поскольку оздоровление социально-экономической ситуации в России проходило на фоне и во многом благодаря усилению роли государства, в авангарде поиска новой национальной идеи оказались не столько ученые, сколько крупные государственные чиновники.
Собственно, главным генератором новой идеологии в России стал Президент Владимир Путин, в выступлениях которого можно найти "эмбрионы" почти всех значимых идеологических новаций последних лет. При этом глава государства, как правило, лишь обозначает общие контуры идеи, иногда ограничиваясь лишь намеком, предоставляя своим соратникам возможность развить или детализировать ту или иную концепцию.
Именно так и случилось с двумя, пожалуй, самыми значимыми идеями, высказанными В. Путиным на втором президентском сроке. Речь идет об идеологии приоритетных национальных проектов, обозначивших поворот Российского государства к новой социальной политике, и о нашумевшем лозунге "суверенной демократии".
Концепция приоритетных национальных проектов ("Здоровье", "Образование", "Развитие агропромышленного комплекса" и "Доступное и комфортное жилье - гражданам России!") была заявлена В. Путиным в сентябре 2005 года на заседании Государственного Совета и сразу же поручена для реализации ближайшему сподвижнику президента - первому вице-премьеру Дмитрию Медведеву.
Позднее к четырем вышеназванным проектам приравняли меры по преодолению демографического кризиса, сформировали специальный орган по контролю за их реализацией - Совет при Президенте РФ, фактическое руководство которым поручили тому же Дмитрию Медведеву.
Нечто подобное произошло и с "суверенной демократией". Владимир Путин неоднократно давал понять, что, являясь последовательным демократом, он остается искренним патриотом своей страны и сторонником поиска национальной модели государственности. В подтверждение можно привести его высказывание, сделанное еще в мае 2006 года: "Нам нужно свое гражданское общество, пронизанное патриотизмом и заботой, которое не за деньги "исполняло бы номер", а от души..."
А вот что он говорил на пресс-конференции перед началом Санкт-Петербургского саммита "большой восьмерки": "Мы готовы сотрудничать со всеми нашими партнерами на равных условиях, и мы внимательно относимся к доброжелательной критике, нам есть к чему прислушаться, потому что мы только строим современное общество. Но мы категорически будем возражать против использования всевозможных рычагов, в том числе и использования тезиса о необходимости демократизации нашего общества для вмешательства в наши внутренние дела".
Свои мысли президент излагает абсолютно прозрачно, но при этом они носят тезисный, неразвернутый характер. В целостный концептуальный вид их облекает Владислав Сурков - заместитель руководителя Администрации Президента РФ - помощник Президента РФ. Именно он ввел в обиход сам термин "суверенная демократия", раскрыл его и построил на этом фундаменте целое "идеологическое здание".
Рассуждениям В. Суркова о "суверенной демократии" нельзя отказать во внутренней логике. В предельно упрощенном виде схема его рассуждений такова: Россия принадлежит к европейской цивилизации, а в европейской культуре свобода и основанная на ней демократия представляются высшими ценностями. "Необходимость демократии очевидна, - пишет он в своей работе "Основные тенденции и перспективы развития современной России", - ведь только общество, основанное на соревновании и сотрудничестве свободных людей, может быть эффективным и конкурентоспособным".
Но демократию можно рассматривать в разных ракурсах: как характеристику национального государства или как явление глобального характера.
Глобализация - процесс объективный, охватывающий все без исключения государства и народы современного мира, и чем дальше, тем в большей степени. "В процессы глобализации - обмен технологиями, товарами, всеобщий открытый рынок - вовлечены волей или неволей в той или иной степени все народы мира. Но не надо при этом думать, что это такой новый коммунизм. Выгоды от глобализации распределяются неравномерно".
Рыночная экономика основана на конкуренции, конкуренция приобрела наднациональный характер, но присвоение полученной прибыли привязано к местоположению и месту регистрации транснациональных корпораций. Следовательно, национальное государство заинтересовано в поддержке национального бизнеса и наоборот, а понятие политического суверенитета приобретает в этой связи конкретный экономический характер и означает право нации на присвоение справедливой доли совокупного международного продукта. Примерно таков характер рассуждений В. Суркова, приводящий его к выводу, что суверенитет есть главная составляющая конкурентоспособности современного государства.
В этом контексте совершенно логичным представляется тезис В. Суркова о том, что Россия должна стремиться к возвращению статуса сверхдержавы: "Если Россия уйдет из глобальной политики, перестанет влиять на мировые решения, то скорее всего эти решения будут приниматься ей в ущерб".
Как мы видим, актуальность демократии и политического суверенитета для Российской Федерации достаточно убедительно обоснована идеологом "суверенной демократии". Не хватает только мостика между ними. В. Сурков предлагает следующий тезис: "Развивая демократию в нашей стране, мы заинтересованы в демократизации и международных отношений. В них не должно быть места диктату. Свободные нации должны соревноваться и сотрудничать по справедливым правилам". Таким образом, прилагательное "суверенная" расширяет понятие "демократия" до межгосударственного уровня.
Насколько обоснованно и корректно такое расширительное толкование?
С формальной точки зрения логика Суркова безупречна. Международное право однозначно трактует суверенитет государств как их абсолютное равенство в международных отношениях. И если бы термин "суверенная демократия" подразумевал только констатацию этого факта, то вряд ли дискуссия вокруг обсуждаемой концепции приобрела бы такой резонанс.
Впрочем, ни глава государства, ни тем более В. Сурков не скрывают главной направленности нового идеологического оружия. Выступая на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, Президент В. Путин прямо заявил: "ОБСЕ пытаются превратить в вульгарный инструмент обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в отношении других стран... ОБСЕ призвана оказывать странам-членам по их просьбе содействие в соблюдении международных норм в области прав человека. Это важная задача, мы ее поддерживаем. Но вовсе это не означает вмешательства во внутренние дела других стран, тем более навязывания этим государствам того, как они должны жить и развиваться".
Владислав Сурков раскрывает эти тезисы президента. В уже неоднократно процитированной работе он пишет: "Что угрожает суверенитету как составной части нашей существующей и будущей политической модели? ...Мягкое поглощение по современным "оранжевым технологиям" при снижении национального иммунитета к внешним воздействиям".
Насколько обоснованна такая обеспокоенность руководства Российского государства? Ведь, казалось бы, военная и экономическая мощь нашей страны должна являться достаточной гарантией от неприятностей такого рода.
Но у всех нас в памяти сравнительно недавние события, связанные с распадом СССР. Вот уж действительно был колосс! И обладал куда большей экономической и военной мощью, чем сегодняшняя Россия. И тем не менее - рухнул, причем в мирное время и без предшествовавшего падению экономического кризиса.
Кризис советского общества был скорее морально-идеологическим. Отчасти он был инициирован извне навязанной советскому руководству дискуссией по правам человека. Разумеется, сегодняшняя Россия избавлена от коммунистической идеологии и является неотъемлемой частью свободного мира.
Но некоторые пережитки "холодной войны" все еще живы. Я бы сказал даже сильнее - определенные круги как в России, так и за ее пределами явно заинтересованы в новом "ледниковом периоде". В России это те, кто мечтает о реставрации той или иной модели тоталитаризма, а на Западе, прежде всего в США, - те силы, которые заинтересованы в раскручивании нового витка гонки вооружений.
Иного объяснения общеизвестным фактам, свидетельствующим о резком охлаждении российско-американских отношений, просто нет. Ну например, что мешает США отменить одиозную поправку Джексона-Веника? Что заставляет государственный департамент США брать на себя контроль за демократичностью предстоящих в России выборов?
Есть и другие факты, однозначно свидетельствующие: в США все еще есть силы, заинтересованные в изоляции России и дестабилизации внутриполитической ситуации в нашей стране. Равно как и в России есть влиятельные группировки, готовые с радостью поддаться на любую провокацию.
Концепция "суверенной демократии" есть, на мой взгляд, - естественная реакция на реально существующие угрозы. Реакция адекватная и пока еще вполне укладывающаяся в рамки общепринятых демократических принципов.
Но всякому объективному наблюдателю должно быть очевидно, что наращивание напряженности между Россией и западным сообществом чревато не только рецидивами "холодной войны" в международных отношениях, но и катастрофической авторитарной деградацией внутриполитической жизни в России. Это - реальная опасность, но пока еще ее можно предотвратить!

Газета "Красная звезда" No 64 (24827)
2007-04-14
http://www.redstar.ru2007/04/14_04/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован