28 февраля 2007
4096

Интервью А.А.Кокошина

главному редактору "Международных процессов" А.Д.Богатурову
1. Андрей Афанасьевич, Вы являетесь руководителем головного учреждения Российской академии наук по проблемам международной безопасности и признанным экспертом в вопросах контроля над вооружениями.
Как бы Вы прокомментировали ситуацию, которая сложилась в сфере военно-политических исследований, в самом ли деле существует "общий кризис концепций контроля над вооружениями"? Может быть, на самом деле сама идея контроля над вооружениями устарела и усилия исследователей сферы военной политики надо направить по какому-то совсем иному руслу?
- Следуя принципу примата политики по отношению к войне, я предпочел бы говорить о политико-военных исследованиях, а не о военно-политических.
Контроль над вооружениями сохраняет свою значимость, хотя международное сотрудничество в деле обеспечения стратегической стабильности давно уже не может сводиться только к контролю над вооружениями. Сохранение и развитие режимов контроля над вооружениями, созданных огромным трудом за предыдущие 30-40 лет, является одним из важнейших элементов обеспечения предсказуемости международной политико-военной обстановки в обозримой перспективе. К сожалению, в последние несколько лет обозначились ряд тенденций, которые действуют в направлении роста политико-военной и военно-стратегической неопределенности.
После трагических событий 11 сентября 2001 г. в США по распоряжении. Президент РФ при Госсовете России была создана специальная Рабочая группа по международным вопросам, в которую я вхожу. Мы обратили на феномен возникновения новых тревожных тенденций особое внимание и докладывали о своих соображениях высшему руководству. Наши заключения нашли довольно полное отражение в разработке, которую министерство обороны подготовило к совещанию высшего командного состава Вооруженных сил РФ под председательством Президента и Верховного главнокомандующего РФ В.В.Путина 2 октября 2003 г. "на Арбате".
С точки зрения снижения степени политико-военной и военно-стратегической неопределенности важным было заключение в 2002 г. российско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов - при всех недостатках этого документа.
2. В своих недавних работах Вы говорили о неадекватности понятия "нераспространение оружия массового поражения" задачам сегодняшнего дня, связанным с угрозой появления новых ядерных государств. Вы бы не могли пояснить эту точку зрения?
- Речь идет о реальностях мировой политики в последние 5-6 лет, о "возвращении" ядерного фактора в международные отношения, хотя и не в тех формах, которых он присутствовали в них в 1950 - 1960-х годах в условиях конфронтации двух сверхдержав, грозившей обернуться третьей мировой войной с массированным применением ядерного оружия.
Не отрицая важности сохранения универсального режима нераспространения оружия массового поражения и средств его доставки, следует сосредоточить усилия на решении задач неприобретения ядерного оружия конкретными государствами.
Для этого требуются совместные усилия ряда наиболее дееспособных, в соответствующем смысле, субъектов международных отношений. Речь идет о качественно новом уровне сотрудничества между Россией, КНР, США, Японией и Республикой Корея - применительно к КНДР и между Россией, США и странами Евросоюза - применительно к Ирану.
В последнее время на этом направлении удалось достичь кое-чего в практическом плане. Применительно к Северной Корее важным шагом в связи с тем, что называется "ядерной проблемой КНДР" стало проведение осенью 2003 г. в Пекине переговоров в формате "шестерки" (точнее, встречи по формуле "пять плюс один"). Еще недавно такое казалось недостижимым.
3. В 2003 г. Вы возглавили новый учебный центр подготовки специалистов-международников - Факультет мировой политики в МГУ им. М.В.Ломоносова. По оценкам, в перспективе этот факультет сможет соперничать по качеству подготовки с таким успешным образовательным учреждением, как МГИМО-университет. Как Вы полагаете, какие особенности подготовки на Вашем Факультете позволят его выпускникам успешнее конкурировать при трудоустройстве с выпускниками других вузов ?
- По замыслу тех, кто инициировал создание факультета и создавал его, новый центр будет не соперником, а партнером МГИМО. Я сам не один год веду курс по национальной безопасности в магистратуре МГИМО, а лучшие преподаватели МГИМО, начиная с его ректора члена-корреспондента РАН А.В.Торкунова, читают лекции у нас.
Наш факультет задуман как образовательный и научный центр. Он может использовать все преимущества нахождения в составе МГУ - одного из лучших в мире образовательных учреждений, имеющего собственные авторитетнейшие научные школы.
Исследования на нашем Факультете будут разворачиваться на стыке общественных и естественных наук - в развитие подходов, которые мы закладывали во второй половине 80-х годов вместе с выдающимися учеными-естественниками Евгением Павловичем Велиховым, Виталием Иосифовичем Гольданским, Роальдом Зиннуровичем Сагдеевым, Жоресом Ивановичем Алферовым, Николаем Альфредовичем Платэ и другими видными специалистами естественно-научного профиля в рамках Комитета советских ученых и Академии наук СССР.
На использование возможностей всего учебно-образовательного комплекса МГУ ориентирует приветствие, которое направил факультету Президент России В.В.Путин 1 сентября 2003 г., когда у нас начались первые занятия. Администрацией Президента и руководство МИД РФ ставят перед нами задачу прежде всего подготовки аналитиков.
Интерес к такого рода специалистам проявляют руководители крупных российских компаний, которым нужны специалисты, способные вести работу по оценке международно-политических и политико-военных рисков, с которыми приходится иметь дело бизнесу.
4. Можете ли Вы назвать те теоретические вопросы международных отношений, на изучение которых в последнее десятилетие было обращено недостаточно внимания?
- Подавляющее большинство исследователей увлеклось изучением процессов глобализации, возрастания роли экономических, финансовых факторов, процессов "десуверенизации" государств-наций. При этом недостаточно было обращено внимание на вызревание очередного в мировой истории возрастания роли военных факторов, стремления ряда крупных государств строить внешнюю политику на принципах обеспечения того, что можно назвать реальным суверенитетом.
К таким государствам я бы прежде всего отнес двух азиатских гигантов - Китай и Индию, которые, обеспечивая свой реальный суверенитет, за счет наращивания военной мощи, продолжают сокращать свое отставание в экономической сфере от США, не говоря о Японии, в которой роста производства уже длительное время не происходит, и странах Евросоюза с их тоже невысокими темпами роста. Причем важно, что реальный суверенитет обеспечивается не в условиях автаркии, а на фоне сбалансированной, последовательной интеграции соответствующих держав в мировую экономику.

"Международные процессы"
10 октября 2003 год


viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован