20 февраля 2007
992

Интервью А.Жафярова радиостанции `Эхо Москвы`

Л. ГУЛЬКО - Я приветствую в нашей студии Алексея Жафярова, начальника управления по делам политических партий, общественных и религиозных объединений федеральной регистрационной службы. Добрый день, Алексей.

А. ЖАФЯРОВ - Добрый день.

Л. ГУЛЬКО - Здравствуйте. Вступил в силу сегодня закон о неправительственных организациях, вызвавший критику со стороны как российских, так и зарубежных правозащитников, целью закона, я сейчас цитирую один из сайтов, не является оценка эффективности работы общественных организаций, заявил ранее глава управления, это вы, Алексей Жафяров, да, мы должны оценить, насколько их деятельность соответствует целям создания организации. Далее сайт напоминает, это "Росбалт.Ru", закон усиливает контроль за деятельностью НКО в России, запрещается создание представительств и филиалов иностранных НКО на территории закрытых административно-территориальных образований, в регистрации может быть отказано организации, чьи цели, задачи и формы деятельности противоречат конституции и федеральному законодательству, создают угрозу суверенитету, политической независимости и территориальной неприкосновенности, национализму, единству и самобытности, культурному наследию и национальным интересам РФ. Финансовый контроль за деятельностью НКО, включая иностранные, будет осуществлять Росрегистрация, но не напрямую, а через налоговую службу, органы финансового мониторинга. При этом проверки должны проводиться не чаще одного раза в год. Вот известный правозащитник Людмила Алексеева, она уже, собственно, сказала, что закон об НПО может негативно сказаться на деятельности тех общественных организаций, которые наиболее активно критикуют власть. В общем, инструмент хороший для этого. Я замолк на этом. Теперь требуются ваши комментарии.

А. ЖАФЯРОВ - Я понял. Я не совсем согласен с этими опасениями.

Л. ГУЛЬКО - Все-таки не совсем?

А. ЖАФЯРОВ - Да.

Л. ГУЛЬКО - Существуют некоторые опасения?

А. ЖАФЯРОВ - Существуют, нет, существуют опасения со стороны правозащитных организаций, и наверное, они имеют на это право. Собственно, характер их деятельности, он предрасполагает к такого рода опасениям, с одной стороны. С другой стороны, я как представитель своего ведомства не могу согласиться с этими опасениями, потому что мы не воспринимаем принятый закон как некий инструмент подавления инакомыслия.

Л. ГУЛЬКО - А как что?

А. ЖАФЯРОВ - Это просто закон, который призван ввести все некоммерческие организации в единое правовое русло, установить для всех единый порядок существования, начиная от регистрации и кончая их контролем.

Л. ГУЛЬКО - Были же, извините, я вас перебью, были же со стороны власти некие подозрения к неправительственным организациям, они получают деньги не от тех, не оттуда, работают, в общем, на шпионов каких-то, я так сейчас утрирую, как вы понимаете.

А. ЖАФЯРОВ - Да, я понимаю, но, в данном случае...

Л. ГУЛЬКО - Это же тоже может быть.

А. ЖАФЯРОВ - Я понимаю, вы намекаете на так называемые шпионские скандалы.

Л. ГУЛЬКО - Конечно.

А. ЖАФЯРОВ - Это предмет рассмотрения для правоохранительных органов. В данном случае, закон сам по себе не решает эту проблему, потому что если мы берем нелегально какие-то переданные средства, то та система контроля и отчетности, которая установлена настоящим законом, она вряд ли позволить исключить полностью возможность какой-то противоправной деятельности со стороны организаций.

Л. ГУЛЬКО - То есть та прозрачность, о которой все говорят, она, на самом деле, не слишком прозрачна?

А. ЖАФЯРОВ - На самом деле, мы говорим о том, что деятельность некоммерческого, неправительственного сектора, как это принято на Западе говорить, должна быть прозрачна, показательно 11 апреля этого месяца проходил как раз круглый стол на это тему с участием некоммерческих организаций, где они сами признавали, что они не готовы к прозрачности своей деятельности в добровольном порядке. В данном случае, этот закон, он, скорее, преследует цели обеспечить, с одной стороны, некую все-таки прозрачность в их деятельности. С другой стороны, обеспечить чистоту этого сектора, потому что на сегодняшний день существуют примеры, когда под видом некоммерческих организаций скрываются в чистом виде даже коммерческие фирмы.

Л. ГУЛЬКО - То есть этот закон призван это отслеживать?

А. ЖАФЯРОВ - Да.

Л. ГУЛЬКО - И отсекать те самые коммерческие фирмы, которые наживаются на благородных целях, говоря таким эпатажным языком?

А. ЖАФЯРОВ - В основном, да, в основном, свою задачу мы видим в этом. Кроме того, мы еще видим задачу в том, чтобы все-таки обеспечить соответствие заявленных целей, соответствие конкретной деятельности заявленным целям. То есть если организация заявляет определенные цели, она должна и осуществлять свою деятельность в соответствии с этими целями. А не декларируя одно, а заниматься совершенно другим.

Л. ГУЛЬКО - Насколько я понимаю, "Открытая Россия", она подпадает под этот закон? Организация, печально известная, которая, к сожалению, сейчас прекращает свою деятельность из-за не финансирования, а, на самом деле, как говорят многие, в том числе, и правозащитники, из-за того, что она имеет отношение к Михаилу Ходорковскому.

А. ЖАФЯРОВ - В данном случае, вы говорите об общественном объединении.

Л. ГУЛЬКО - Да, конечно.

А. ЖАФЯРОВ - Общественное объединение и ранее подпадало под такой порядок регистрации контроля. Мы как раз и говорим о том, что мы уравниваем общественные объединения в правах с другими организациями.

Л. ГУЛЬКО - То есть "Открытая Россия", может быть, может продолжать бороться дальше, опираясь на ваш закон?

А. ЖАФЯРОВ - "Открытая Россия", она и создавалась по закону об общественных объединениях, который уже на протяжении 15 лет предусматривал такой порядок регистрации и контроля. И в соответствии с этим порядком она и регистрировалась в свое время.

Л. ГУЛЬКО - 14 часов и почти 15 минут в Москве, я напоминаю, что у нас в гостях Алексей Жафяров, начальник управления по делам политических партий, общественных и религиозных объединений федеральной регистрационной службы. Говорим мы о вступившем в силу законе об НПО, с сегодняшнего дня закон вступает в силу. Я напомню наш пейджер, 725 66 33, для ваших вопросов нашему уважаемому гостю. Если будут вопросы от представителей неправительственных организаций, то это будет напрямую практически. И вы сможете получить ответ в прямом эфире. 14.15, мы уходим на новости, затем возвращаемся и продолжаем разговор.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО - Мы вернулись в студию, Алексей Жафяров, начальник управления по делам политических партий, общественных и религиозных объединений федеральной регистрационной службы. Вступил в силу закон об НПО. Давайте поговорим о, может быть, технической части вопроса. Существуют как наши российские, так и зарубежные неправительственные организации, которые работают на территории России, насколько я понимаю, да?

А. ЖАФЯРОВ - Да.

Л. ГУЛЬКО - У них равные права в этом законе? Насколько я понимаю, зарубежные, они, у них уведомительный характер, если я представитель зарубежной организации, я просто уведомляю и дальше меня ставят на учет?

А. ЖАФЯРОВ - Если вы помните, когда этот законопроект еще был законопроектом и шел в первом чтении, там была заложена обязанность иностранных представительств регистрироваться на территории России в качестве юридического лица. Это вызвало достаточно серьезную критику со стороны именно иностранных неправительственных организаций, так как уставы многих не предусматривают возможность создания такой структуры в качестве юридических лиц на территории других стран. В связи с этим была предусмотрена возможность как регистрации в качестве юрлица, так и открытие представительств, филиалов иностранных организаций на территории России без приобретения такого статуса. Как раз уведомительный порядок, он предусмотрен именно для учета этих филиалов и представительств на территории РФ. И он, действительно, носит сугубо уведомительный характер. Если же иностранная неправительственная организация намерена здесь иметь счета, то есть иметь все права и нести все обязанности юридического лица, тогда она здесь регистрирует свое отделение, в этом смысле несет все обязанности российской некоммерческой организации, становится некоммерческой организацией на территории России. При этом предусмотрена различная периодичность отчетности для иностранных организаций, зарегистрированных в качестве юридического лица и иностранных представительств и филиалов.

Л. ГУЛЬКО - Здесь есть вопрос, кстати, от Елены Ивановой, я тогда, от Елены Ивановны, я попозже вам задам. Продолжайте, а я тогда задам.

А. ЖАФЯРОВ - И эта периодичность, она как раз связана с тем, что будучи юридическом лицом, иностранная организация в полной мере отчитывается по российскому законодательству и перед другими органами, а будучи филиалом-представительством, она более полно будет отчитываться именно перед ФРС.

Л. ГУЛЬКО - Уважаемый Алексей Гаярович, пишет нам Елена Ивановна, общественные организации, из Москвы, согласно вновь принятому закону об общественных организациях, они должны уведомлять соответствующие органы о полученных от нерезидентов средствах. Существует ли утвержденная форма подачи вышеуказанных сведений, каков порядок подачи сведений, в конце текущего квартала или в конце года, когда НПО сдает бухгалтерскую учетность, спасибо?

А. ЖАФЯРОВ - Да, такие формы уже разработаны для всех видов, форм организаций. И мы рассчитываем, что на этой неделе они уже будут опубликованы, они предусматривают, этот порядок предусматривает ежегодную отчетность для российских юридических лиц, подаваться эта отчетность будет в федеральную регистрационную службу, ее территориальные органы, в зависимости от того, где проходила регистрация данной организации. И подаваться они планируют, мы планируем, что они будут подаваться до 15 апреля года, следующего за отчетным.

Л. ГУЛЬКО - Скажите, пожалуйста, как долго будут оформляться документы организации? Я заявил, я уведомил, насколько долго регистрационные документы?

А. ЖАФЯРОВ - Это, в общем-то, была принципиальная позиция правительства при прохождении законопроекта, чтобы сроки были совершенно четко обозначены в законе и максимально прописаны. На сегодняшний день пошагово расписана процедура регистрации некоммерческих организаций, сроки для рассмотрения документов в ФРС установлены в 14 рабочих дней. После этого федеральная налоговая служба в течение 5 рабочих дней должна внести все необходимые данные в единый государственный реестр, в течение 3 дней организация должна получить свидетельство о государственной регистрации.

Л. ГУЛЬКО - То есть не так много, меньше месяца, насколько я понимаю, да?

А. ЖАФЯРОВ - Для общественных объединений эти сроки несколько больше, порядка месяца, потому что ФРС располагает сроком в 30 дней, уже не рабочих, а календарных, для рассмотрения документов. Но я думаю, что на практике эти сроки не буду сильно различаться.

Л. ГУЛЬКО - А если сроки не будут соблюдаться, какие есть меры воздействия меня как общественной организации на государственные органы?

А. ЖАФЯРОВ - Я понял вопрос, прямых каких-то санкций за несоблюдение сроков законодательство не предусматривает. Могу только сказать, что, кстати, упомянуть еще одну существенную новеллу, которая была введена в законодательство. Теперь любое решение действия территориального органа ФРС может быть обжаловано не только в суд, но и в вышестоящие органы, то есть саму федеральную службу. И в случае, если нам будет поступать информация о том, что были допущены факты волокиты, мы будем принимать очень жесткие меры по отношению к нашим территориальным органам.

Л. ГУЛЬКО - Вернемся к Людмиле Алексеевой, главе Московской Хельсинкской группы. Тут, кстати и о финансовых документах тоже идет речь. Еще раз говорю, что она говорит, что закон об НПО может негативно сказаться на деятельности тех общественных организаций, которые активно критикуют власть. Вот цитата, финансовый контроль за нами всегда осуществлялся, мы против него не протестуем, к нам приходили налоговые органы, и мы всегда им предоставляли необходимые документы. Но к чему ежедневные наблюдения со стороны чиновников за тем, как работают НПО и соответствует ли их деятельность уставным целям, НПО - добровольное объединение граждан. Если наш устав зарегистрирован, значит, мы имеем право на существование.

А. ЖАФЯРОВ - Здесь можно ответить с двух позиций. Первая позиция - это сугубо позиция, которая исходит из действующего законодательства, в соответствии с гражданским законодательством, с законодательством о некоммерческих организациях, некоммерческие организации создаются для достижения определенных целей и могут осуществлять деятельность, только соответствующую этим целям. Это прямо предписано законом. Это первое. Второе, если брать отчетность, которая подается в налоговые органы, она дает возможность дать оценку только факту соблюдения налогового законодательства. Иными словами, налоговая служба отслеживает, уплачены ли налоги в соответствующий бюджет или не уплачены. При этом совершенно не рассматриваются те аспекты деятельности и расходования средств, которые связаны с реализацией уставных целей и задач. Помимо, собственно, правозащитной деятельности, у нас существует большое количество некоммерческих организаций, которые реализуют очень много проектов и программ, создаются с совершенно различными целями. Мы сталкиваемся с фактами, когда под видом некоммерческой организации создаются и пресловутые пирамиды, и создаются мошенническим путем организации, которые собирают деньги с населения, а потом эти деньги уходят как в песок. И как я уже говорил, организации, которые занимаются в чистом виде коммерческой деятельностью, таким образом, оптимизируя, мягко говоря, свою налоговую отчетность.

Л. ГУЛЬКО - То есть, насколько я понимаю, и по этим критериям будут возбуждаться иски о ликвидации?

А. ЖАФЯРОВ - По этим критериям...

Л. ГУЛЬКО - По этим и не только по этим, да?

А. ЖАФЯРОВ - Здесь надо, опять-таки, подчеркнуть, что у нас только в судебном порядке возможно применить какие-то санкции к некоммерческим организациям.

Л. ГУЛЬКО - Вы подаете исковое заявление в суд.

А. ЖАФЯРОВ - Да, мы подаем исковое заявление в суд. И суд оценивает.

Л. ГУЛЬКО - Суд оценивает, да.

А. ЖАФЯРОВ - Настолько ли серьезны нарушения, допущенные организацией, чтобы ее ликвидировать. Но помимо этого могут, ведь может быть информация для правоохранительных органов, если мы говорим о какой-то мошеннической деятельности, или для налоговых органов, если мы говорим о фактах ухода от уплаты налогов.

Л. ГУЛЬКО - Скажите, пожалуйста, предположим, у меня некоммерческая организация с хорошими, благородными целями, заявлены одни, насколько я могу понять, заявлены одни спонсоры, и вдруг кто-то захотел со стороны помочь еще, такой благородный человек попался или группа какая-то товарищей. Это возможно, в принципе?

А. ЖАФЯРОВ - У нас некоммерческие организации не заявляют о предполагаемых спонсорах.

Л. ГУЛЬКО - Чтобы просто знать, как.

А. ЖАФЯРОВ - Они нам направляют отчетную информацию о фактически полученных средствах. Это совершенно разные вещи, поэтому говорить о том, что что-то поменялось в предполагаемых планах или программах для подавляющего большинства некоммерческих организаций, не имеет совершенно смысла, потому что они нам отчитываться будут по факту.

Л. ГУЛЬКО - А уж кто им прислал эти деньги, вас совершенно не волнует?

А. ЖАФЯРОВ - За исключением иностранных источников, да.

Л. ГУЛЬКО - Российские НПО, кстати, об иностранных источниках, получат от ЕС в 2006 г. полтора миллиона долларов, ЕС выделяет в этом году полтора миллиона евро, тут у меня написано дальше, в виде грантов. Доллары или евро, у.е., давайте назовем так, на проекты в сфере защиты прав человека в России, заявил глава представительства Еврокомиссии в России Марк Франко. По его словам, система предоставления грантов российским неправительственным организациям прозрачна и осуществляется по результатам открытых конкурсов. Гранты, это "NewsRuCom" сайт, гранты предоставляются организациям, работающим над проблемами предотвращения конфликтов, борьбы с бедностью и поддержки независимых СМИ. Вот те самые иностранные организации, которые предоставляют деньги.

А. ЖАФЯРОВ - Здесь я могу только повторить то, что вы цитировали в начале программы, мы будем оценивать расходование этих средств на заявленные цели. И если цели и факты расходования будут совпадать, то с нашей стороны не может быть никаких иных претензий.

Л. ГУЛЬКО - Зинаида нам пишет из Москвы, вам вопрос задает, кто будет осуществлять соответствие фактической деятельности целям, указанным при регистрации организации?

А. ЖАФЯРОВ - Кто будет осуществлять контроль?

Л. ГУЛЬКО - Да, соответствие, контроль и соответствие.

А. ЖАФЯРОВ - В значительной степени, это оценочные, конечно, будут позиции, но на сегодняшний день это будут наши работники осуществлять.

Л. ГУЛЬКО - Ваши работники?

А. ЖАФЯРОВ - Да, федеральные, государственные и гражданские служащие.

Л. ГУЛЬКО - По определенным критериям, насколько я понимаю, опять же, если вернуться к критериям. Есть какой-то перечень, документ, по которому, или это все?

А. ЖАФЯРОВ - Его невозможно составить, потому что цели могут быть совершенно различные, от организации помощи инвалидам до организации любителей коллекционирования аквариумных рыбок.

Л. ГУЛЬКО - Я почему спросил, потому что вы же понимаете, человеческий фактор, он всегда присутствует. Я что хочу спросить, вы в ваших людях уверены? Просто в лоб сразу спрашиваю.

А. ЖАФЯРОВ - Во-первых, у нас достаточно квалифицированный коллектив, во-вторых, здесь предусмотрена двойная система контроля, на самом деле, я уже об этом говорил. Можно обжаловать любое решение и действие территориальных органов в вышестоящие органы, в службу. И можно, в конечном итоге, все равно суд будет оценивать аргументацию, в том числе и наших работников.

Л. ГУЛЬКО - Понимаете, отношение к судебной системе, вы его знаете, у нас в стране, поэтому суд многие считают совсем не независимым. И людям хотелось бы как-то получить какие-то гарантии, что все будет справедливо.

А. ЖАФЯРОВ - Вы понимаете, в чем дело.

Л. ГУЛЬКО - Я понимаю, что только-только судебное решение, да, это по закону, да, конечно.

А. ЖАФЯРОВ - Да, при этом судебное решение также многоступенчато может быть обжаловано, как все знают, безусловно. Когда ставится вопрос, в принципе, что мы не доверяем никому, ни суду, ни органу государственной власти, ни вышестоящему органу государственной власти, ни министерству юстиции, которое для нас является вышестоящим органом, куда можно обжаловать уже наше решение, то оппонировать тут достаточно сложно, кроме и заверения в том, что мы будем добросовестно выполнять свою работу. Других аргументов, к сожалению, я найти не могу.

Л. ГУЛЬКО - Ну что же, мы будем на это надеяться. 14.30, я напомню, что у нас в гостях был Алексей Жафяров, начальник управления по делам политических партий, общественных и религиозных объединений ФРС. Говорили мы о вступлении в силу закона об НПО. Спасибо, всего хорошего. До свидания.

А. ЖАФЯРОВ - Всего доброго.

17 апреля 2006 г.
Радиостанция "Эхо Москвы"
http://echo.msk.ru/interview/42981/index.phtml


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован