27 ноября 2006
1916

Интервью академика В.В.Ивантера, опубликованное 27 ноября 2006 года в газете `Гудок`: `Мы имеем бизнес, который ориентирован на экономический рост`.

Российские СМИ почти единодушно объявили осень 2006 года началом подготовки к грядущим выборам Госдумы и главы государства. О том, какие экономические проблемы придется решать новому составу парламента и кабинета министров, "Гудку" рассказал директор Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН академик Виктор Ивантер.

-Какие фундаментальные изменения произошли в экономике по сравнению с 90-ми годами?

-В экономике сложилась ситуация, которую, на мой взгляд, не совсем понимает наша власть. Новшество заключается в том, что у нас в стране уже сложилась рыночная экономика. И бизнес, который принимает решения в рамках своих возможностей, это уже не тот бизнес, который существовал в 1990-е годы. На современном этапе экономического развития так называемые олигархи уже не определяют экономический рост. Причин такого положения две. Первая заключается в том, что большинство олигархов действуют в сырьевом секторе экономики. А из этого сектора более 2,5 - 3,5% роста ВВП в год не вытащишь. А вторая, и главная, - это то, что в бизнесе решения принимают не эти, условно говоря, 10 человек, имена которых на слуху, а менеджмент, который не является собственником. Это квалифицированные специалисты, у которых нет никакого страха, что у них что-то могут отобрать. А те 10 человек, которых пресса продолжает называть олигархами, в основном занимаются охранительными функциями по отношению к своей собственности, следят за тем, чтобы власти у них что-нибудь не отобрали. Реально же в бизнесе работает другой слой, которому практически совершенно все равно, кому принадлежит собственность. Этот слой управляющих осознал себя профессионалами, без которых производство работать уже не сможет. Поэтому главное заключается в том, что мы имеем бизнес, который ориентирован на экономический рост, а не на то, чтобы увести доходы из страны. И этим он отличается от бизнеса начала 90-х годов.

-Заметило ли правительство эти изменения и реагирует ли на них соответствующим образом?

-Перемены произошли не так давно, но они произошли. Сместились акценты. Если раньше тенденции диктовали сырьевики, то сегодня, с точки зрения факторов экономического роста, пальма первенства переходит к перерабатывающим и обрабатывающим отраслям промышленности. И к таким абсолютно новым для нашего общества отраслям, как торговля и сфера услуг, которые в новых формах возникли практически на пустом месте. Главная их особенность в том, что это отрасли, которые ориентируются на потребительский спрос. На протяжении 1990-х годов мне не раз доводилось объяснять, что не может быть рыночной экономики без потребительского кредита. Но власть то ли не хотела, то ли не могла этого слышать, потому что ее занимали совсем другие проблемы. Но экономика не могла ждать и сработала сама в пользу масштабного развития потребительского кредита. Я бы сказал так: сегодня мы наблюдаем реальное самодействие рыночной экономики. Именно поэтому мы сегодня имеем экономический рост выше, чем прогнозируют все аналитики и власти. Это означает, что начал работать адаптационный механизм рыночной экономики. А если это так, то и задача власти сегодня уже совершенно другая, нежели в начале этого века. В ее функции должна входить не организация экономического роста, а прежде всего обеспечение условий для того, чтобы эффективно работал бизнес. То есть власть должна постепенно убирать барьеры, которые мешают экономическому росту. Главное заключается в том, чтобы не только не мешать ему, сегодня этого уже недостаточно, но и помогать. Например, в агропроме нереально рассчитывать на то, что бизнес будет организовывать какое-то хозяйство там, где нет дороги, нет связи, социальной инфраструктуры. Создать такие условия может только государство.

-Разве государство не пытается убирать барьеры? Может быть, оно это делает недостаточно активно, учитывая, что в Стабфонде скопилось большое количество средств? Но всякое вмешательство в экономику должно иметь разумный предел...

-Утверждения о том, что бизнес сам построит в России автомагистрали и железные дороги, электростанции, порты, которые часто приходилось слышать в 1990-е годы и которые все еще можно услышать сегодня, - несостоятельны. Инициировать эти проекты должна власть. Но тут присутствует еще одно заблуждение. Считается, что если для развития используются государственные деньги, то это обязательно государственные капвложения. Непонятно, откуда возникло такое заблуждение. Когда вы приходите в банк за кредитом, вы же не спрашиваете, откуда у банка деньги? От населения, от государства, от иностранных банков? Нет, потому что никому это неинтересно. Это деньги банка, коммерческие деньги. А за счет чего они сложились - это совершенно другая проблема. Государственные деньги, пропущенные через банковскую систему, становятся частными деньгами, они работают как частные, они не являются государственными. Сейчас часто можно прочесть и услышать, что и вся созданная у нас банковская система никуда не годна. Ничего подобного! Наша банковская система вполне обеспечивает всю систему расчетов. Где-то хуже, где-то лучше, но в целом обеспечивает. А вот чем действительно плоха наша банковская система, так это тем, что она не выполняет функцию обеспечения инвестиций. А почему? А потому, говорят, что у нее нет "длинных" денег и вообще их в экономике нет. Ну почему же? "Длинные" деньги в стране есть. У сырьевиков, которые, кстати, предпочитают их вывозить за границу. У государства, которое их частному сектору не дает. Означает ли это, что нам нужно изобрести какую-то новую, особую, экзотическую российскую банковскую систему, которая умела бы привлечь "длинные" деньги для повышения темпов экономического роста? Думаю, что не надо. Я много раз обращал внимание на то, что у нас есть ставка рефинансирования и нет самого рефинансирования. Так почему бы не ввести рефинансирование? Да, это очень сложная система, которая требует проверки классности бумаг - векселей, нужно понимать, с какими банками можно иметь дело, а с какими - нет. Это так, но у нас есть кому это делать. Центральный банк должен выполнять функцию кредитора последней инстанции. Сегодня он этого не делает. Может быть, потому, что не знает как?

-С какими вызовами, по вашему мнению, в 2008 году столкнется новый президент России?

-Пришло новое поколение, которое готово нормально работать. У них нет ностальгии по прошлому, потому что они ничего про него не знают. Это поколение приняло правила игры. Но есть опасность, что если мы не оправдаем их надежд, то они устроят большое безобразие. Они ведь как рассуждают? У нас есть желание работать. Мы работаем, у нас есть достаточное образование, достаточная подготовка. А почему же мы не получаем как положено? Вот на этот вызов власть должна отвечать позитивно уже сегодня. А в экономике в 2008 году будущий президент столкнется с барьерами на пути экономического роста. Фундаментальная проблема - недостаточное стимулирование инвестиционной деятельности. Это задача для законодателей. Если говорить конкретнее, то речь идет о жилищном строительстве. Инвестиции в жилищное строительство дают колоссальный импульс развитию всей экономики. И, наконец, последнее. Это будут классические ограничения экономического роста - энергия и транспорт. Сегодня есть прямая опасность сесть на ограничения по энергии, и прежде всего по электроэнергии.

-Эта проблема очевидна уже сегодня. Какие ошибки допустили реформаторы и как преодолеть нынешний кризис?

-Проблема очень болезненная, потому что мы одновременно наряду с реформой экономики в целом проводим реформу электроэнергетики, пытаясь превратить ее в конкурентную отрасль. Масштабных вложений в электроэнергетику у нас не было в течение последних 15, даже 20 лет. Я подчеркиваю - масштабных. Естественно, что в таких условиях должны были возникнуть и ограничения. Проблема, однако, в том, кто должен делать эти инвестиции? Предполагается, что сетевое хозяйство должно остаться в распоряжении государства, которое и должно инвестировать в этот сегмент. А в генерацию, кроме гидрогенерации, инвестиции должны идти из частного сектора. Предполагается, что это должно привести к конкуренции, а конкуренция приведет к снижению тарифов. Теоретически все это смотрелось очень даже логично. Бизнес должен был купить генерацию, сделать инвестиции в ее расширение, и в результате получилось бы снижение тарифов. Но все это оказалось мифом. Не учли, что низкие тарифы не стимулируют энергосбережение. Низкие тарифы стимулируют хищническое управление генерацией. Стимулом к развитию может служить только более высокий тариф. В развитии нашей экономики мы перепутали очередность задач. Если у вас стабильно работающая экономика и цены на энергию растут, то бизнес начинает вкладывать в энергосбережение. А если у вас развивающаяся экономика, то картина иная. Мы должны сдерживать тарифы на электроэнергию, создавая стимулы к экономическому росту. Но это, в свою очередь, не стимулирует энергосбережение. Поэтому в решении стоящих перед нашей экономикой задач должна быть некая последовательность. Пока экономика не выйдет на определенный уровень развития, мы должны снижать тарифы на электроэнергию. Энергосбережение отходит на второй план. Заниматься им, безусловно, нужно, но приоритетом является экономический рост, и платой за этот приоритет является высокий расход энергии. На следующем этапе приоритет будет на экономии электроэнергии, а не на экономическом росте. В этом заключается моя позиция. Считаю, что если мы перепутаем шаги, то мы не будем иметь экономического роста.

-Какие просчеты допущены в сфере транспорта?

-Ровно все это относится к транспортной системе. При этом ее можно разбить на две части. У нас более или менее благополучная железнодорожная сеть. При всех проблемах и издержках пока она выполняет свои функции. То есть не является реальным ограничителем экономического развития. У нас имеется колоссальный опыт энергетического строительства, железнодорожного строительства, а вот в области шоссейного строительства у нас этого просто нет. Ни опыта создания качественных дорог, ни дорожной техники. В целом это будет являться сильным тормозом экономического развития, особенно при производстве сельхозпродуктов. Никто не захочет делать инвестиции туда, откуда надо трактором вытаскивать автомобили с продукцией. В советское время, кроме шоссе Москва - Брест, мы толком ничего и не построили.

Беседовал Владимир КУЗНЕЧЕВСКИЙ
27 ноября 2006 г
http://www.ecfor.ru/index.php?pid=interview/20061127
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован