24 февраля 2007
3100

Интервью: Александр Торшин

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - В студии Владимир Варфоломеев. Сегодня 2 марта, это означает, что в эти дни ровно полгода трагических событий в Беслане, с 1 по 3 сентября 2004 г. случились события, которые всех тогда потрясли и помнить, наверное, мы будем очень и очень долго. Полгода, что изменилось за это время, что стало известно в расследовании, как далеко продвинулись в своих изысканиях те, кто пытаются понять, кто виноват в произошедшем и дальше что с этим надо делать. У нас в гостях руководитель парламентской комиссии по расследованию бесланских событий, вице-спикер СФ Александр Торшин. Александр Порфирьевич, здравствуйте.

А. ТОРШИН - Здравствуйте, Владимир Викторович, здравствуйте, уважаемые радиослушатели.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - 3 марта, завтрашний день, годовщина того, что кто-то называет штурмом, кто-то освобождением школы, это самый трагический, самый страшный день, все-таки вы для себя и в рамках комиссии поняли, что тогда произошло, 3 сентября? Это был штурм, непреднамеренное какое-то такое случайное стечение обстоятельств, что это было?

А. ТОРШИН - Вы знаете, сейчас на подходе у нас взрывотехническая экспертиза, заканчивает прокуратура ситуационную экспертизу, обрабатываются показания свидетелей многочисленных как прокуратурой, так и наши. Сейчас мы окончательно, со стопроцентной уверенностью сказать, что же это было на самом деле, 3 числа в районе часа дня, чуть дальше за час дня, мы сейчас не можем. Обрабатываем большое количество информации, сейчас чаще заседаем, чертим графики, смотрим, советуемся с экспертами. Сейчас стопроцентно сказать, что же произошло на самом деле, версий много.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Прошло полгода, 6 месяцев, вы говорите о том, что результаты взрывотехнической экспертизы только сейчас. Как это возможно?

А. ТОРШИН - Это очень непростая вещь, и дело в том, что требует достаточно большого количества привлечения экспертов. И потом, отдельные взрывотехнические экспертизы, они проведены, а в комплексе ее сделано пока не было. Вернее, она сейчас продолжается. И сейчас окончательная версия у прокуратуры есть, что это был взрыв, собственно говоря, непроизвольный, насколько нам известно. Мы сейчас рассматриваем эти обстоятельства еще раз, еще раз формулируем вопросы. Цена ошибки здесь очень велика, понимаете, поэтому мы не торопимся.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Но это, может быть, один из самых принципиальных вопросов в том, что касается второй части этого теракта, процесса освобождения заложников и дальше массовой гибели людей. Я посмотрел последний номер журнала "КоммерсантЪ. Власть", здесь небольшое интервью с одним из жителей г. Беслана, у которого погибла в школе тогда дочь. И этот человек показывает корреспонденту дыры в стенах школах. Это танк работал, говорит житель Беслана, они из танка стреляли, чтобы сделать проломы для штурма, а там были наши дети внутри. Если это действительно так, это просто какая-то кошмарная информация.

А. ТОРШИН - Информация нам известная. Вы знаете, нас часто упрекают в том, что работа комиссии носит закрытый характер, никто о ней ничего не знает. Достаточно большая условность, в тот день, когда произошли эти события, 3-го числа, вокруг было столько свидетелей, что если бы я сейчас вам сказал - да нет, никакого танка я не видел, ничего не знаю, ну что, все, нужно было просто ставить крест на комиссии и, собственно говоря, полная потеря доверия к Торшину как к таковому. Да, танк работал. Танк работал, но уже в то время суток, когда были основания считать, что остались только бандиты, в данном случае.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Т.е. не в 13 часов дня, а гораздо позднее?

А. ТОРШИН - Нет, позднее, конечно. В 13 часов дня, вы знаете, сейчас не хотелось мне говорить за комиссию, комиссия все сформулирует и обнародует, на самом деле, вы ведь все по телевизору видели, что происходило после 13, как бегали обезумевшие от горя родители, как выдвигалась "Альфа", кто стрелял, как стрелял, стреляли кто из чего мог. На самом деле, было такое аффективное состояние, в котором тоже надо будет разобраться, почему именно так случилось неожиданно и так, с такими большими потерями.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Что касается освещения, все-таки надо сказать, что это была, скорее, не информация, а такой сумбур вместо музыки, потому что понятно, чрезвычайная ситуация, и понять, что тогда, действительно, происходило, по тем кадрам было совершенно невозможно, и ориентироваться на это, наверное, нельзя. Теперь, может быть, вернемся тогда на день назад, сегодня 2 марта, и как-то сразу вся аналогия, 2 сентября, 3 сентября, 1 сентября, по тому, как боевики, террористы попали в Беслан, в этом у вас ясность уже есть?

А. ТОРШИН - В этом ясность есть, по этому маршруту мы несколько прошли и сами с комиссией, в том числе, у нас есть члены комиссии, которые взяли на себя ответственность пройти инкогнито, пройти свободно можно, и не утруждая себя взятками постовым милиционерам, можно просто обходить.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Т.е. это уже постфактум, после теракта, когда заявлялось о том, что приняты дополнительные чрезвычайные меры?

А. ТОРШИН - К сожалению, да. Но понимаете, рельеф местности и организация охраны этой дороги, все-таки это территория внутренняя, дорога внутренняя нашей единой страны, как мы считаем, что вполне возможно пройти, да. И были мы в Пседахе, были на месте дислокации боевиков, осматривали это место.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Пседах - это в Ингушетии?

А. ТОРШИН - Пседах - это в Ингушетии, недалеко от села Пседах такая довольно-таки крутая горка, полезли туда, слазили, походили по лагерю, от лагеря кое-что осталось, можно примерно понять, сколько они там были и как они были. Но сразу хочу сказать, мы были осенью, когда, собственно, уже листвы не было. Но даже тогда подымаешь голову и не видишь неба, настолько заросли деревьев густые, что обнаружить их сложно. Я не в оправдание, дело в том, что у каждого дерева ведь милиционера не поставишь, насколько мне известно, в конце июля, в самом конце июля, этот акт у нас есть, части внутренних войск МВД России прочесали эту гору, там никого не нашли, там никого не было. Ушли военные, зашли эти. Почему прочесывали, потому что нашли недалеко схрон с оружием, которое было захвачено во время ингушских событий 21 июня. Кстати, надо сказать, что мы еще до конца не осознали в комиссии, собственно, с чего-то начинать нужно, все-таки, собственно, Беслан в отрыве от других событий, которые произошли, начались они с чего, неудачное, март, нет, апрель, неудачное покушение на Зязикова, чудом уцелел, потом удачное покушение на президента Чеченской республики. Потом, пожалуйста, нападение на Ингушетию, потом самолеты, метро, а потом Беслан.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Как далеко назад вы заходите, может быть, надо до событий 99 года или 94-го, начала войны?

А. ТОРШИН - Можно дойти и до 92-го, тогда это будет доклад многотомный и займет несколько лет. Наверное, все-таки мы будем ограничиваться, потому что тянуть бесконечно с докладом нельзя, да никто и не собирается тянуть.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Давайте о самих перспективах обнародования этого документа через одну минуту после краткого выпуска новостей.

НОВОСТИ

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Сегодняшний наш гость - председатель парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане, вице-спикер СФ Александр Торшин. Доклад готовится уже несколько месяцев, когда он все-таки может быть представлен и, кстати, кому представлен?

А. ТОРШИН - По положению о нашей комиссии доклад будет представлен в верхней и нижней палате, соответственно, СФ и ГД, и направлен в правительство и президенту РФ.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Что касается, например, парламента, это будет на пленарных заседаниях, например, ваше выступление перед всем составом депутатского и сенатского корпуса? Или же это по комитетам и комиссиям разойдется?

А. ТОРШИН - Пока не знаем. Дело в том, что все будет еще зависеть от такого вопроса - объем доклада, объем будет значительный, и, собственно, делать очень большой доклад, наверное, смысла нет, думаю, что это будет представлено на пленарном заседании с возможностью депутатам задать вопросы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Вы забыли, наверное, упомянуть администрацию президента, собственно?

А. ТОРШИН - Я сказал - президенту.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Значит, я тогда пропустил...

А. ТОРШИН - Президенту обязательно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - ...одного из адресатов этого документа. Теперь о сроках, когда он?

А. ТОРШИН - О сроках, вы знаете, мы начали работать, огромное количество материалов, сейчас я вам могу сказать, что мы постараемся в марте закончить опрос должностных лиц самого высокого ранга, у нас уже в плане стоит министр внутренних дел Нургалиев, затем директор ФСБ Патрушев, затем секретарь СБ Иванов, затем Фрадков, постараемся председателя правительства Фрадкова, и встреча с В.В. Путиным, но для этого нужно, понимаете, особенно к последней встрече нужна очень хорошая подготовка. В каком смысле, встреча ради встречи, она ведь никому не нужна, повстречаться и пожелать друг другу успехов в расследовании и в борьбе с терроризмом, зачем? Нам нужны конкретные вопросы. Дело в том, что целый ряд мифов существует, один из которых можно сформулировать примерно так, что Беслан на эти три дня бросили на произвол судьбы, никто туда не приехал, никто ничем не занимался, не пытались переговорный процесс наладить. Мы сейчас восстанавливаем хронологию, это будет одной из самых, наверное, интересных для слушателей частей доклада, где по часам будет разбито, как кто себя позиционировал, как вел, как шли переговоры. Это миф о том, что переговорного процесса не было, переговорный процесс сразу же начался, как только террористы выбросили записку с номером мобильного телефона. Правда, сначала мобильник дали неправильный, потом дали правильный номер. Сначала профессиональные переговорщики из ФСБ вели, затем подключился Гуцериев, Аушев, и переговоры закончились через три часа только после начала стрельбы, еще как 1-го, в районе часа дня началась пальба, еще последний звонок, сумел Гуцериев пробиться до этого второго человека, который находился там.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Который себя пресс-секретарем называл?

А. ТОРШИН - Да, то Шайхат, то пресс-секретарь, по-разному себя называл, и тогда у них уже был последний разговор. Поэтому пытались сделать все возможное, я бы даже сказал, сейчас об этом не говорят, но, мне кажется, можно уже сейчас раскрыть это, потому что это откроет какую-то дискуссию. В первый же день была попытка связаться с Масхадовым. Дважды Дзасохов звонил Закаеву непосредственно, поставил его в курс дела и попросил найти Масхадова. Я понимаю, что имел в виду Александр Сергеевич, потому что все варианты решения вопросов спасения детей были возможны. И поэтому Дзасохов был готов на разговор с Масхадовым, тем более что, не знаю, может быть, многие слушатели об этом не проинформированы, но у них давнее знакомство с Масхадовым. Дело в том, что в свое время, когда Масхадов ударился в бега, в лес, в партизанщину, его жена и сын были на территории Северной Осетии - Алании.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Не в Ингушетии, как считалось?

А. ТОРШИН - Нет, в Северной Осетии - Алании под честное слово Дзасохова, что ни один волос не упадет с головы. Кстати, это было соблюдено все, и сейчас просто рассчитывали на то, что Масхадов, полковник, благородный человек, как он себя считает, откликнется. Хорошо, можно не поверить мне, можно не поверить Дзасохову, хотя есть распечатки. Анна Политковская, нам удалось с ней переговорить в комиссии. С Бабицким не удалось, он постоянно в Праге, не знаю, если он меня сейчас слышит, мы готовы с ним переговорить. Политковская в первый же день связалась с Закаевым, у нас есть протоколы, она мужественная женщина, она говорила о том, что надо бросить все, что надо, несмотря ни на что, не требовать никаких гарантий личной безопасности, прийти и совершить этот мужской поступок, спасти детей. На второй день председатель парламента Северной Осетии Мансуров, у которого двое детей были в школе, связался с помощником Масхадова, который находился на территории соседнего Азербайджана, который сказал, что да, конечно, попытаемся найти. Причем обронил такую фразу, она в протоколе, ее уже никуда не вычеркнешь, он говорил, это было днем, в районе часа, он сказал - там, где мой шеф, сейчас ночь. Сразу начали чертить по карте, где это может быть, но прогнозы все, так вот, Масхадов за эти три дня, по данным комиссии, ни разу не вышел на связь и ни разу никак не проявился. Сейчас же с большим удивлением я как председатель комиссии читаю, что он, оказывается, предлагал свои услуги по разрешению бесланского кризиса, а их не приняли. Так вот, где они, понимаете, у него было огромное количество возможностей, хотя я немножко не по-русски говорю, у него была возможность заявить позиции. Не было его.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Т.е. ни через Закаева, ни какими другими путями Масхадов никоим образом не выходил на связь и не реагировал на то, что происходит в Беслане?

А. ТОРШИН - Нет, этого не было. И я бы хотел сейчас, может быть, пользуясь тем, что нас, у "Эха Москвы" большая аудитория, если у кого-то есть какие-то данные другие, хорошо, мы готовы, да, вплоть до того, что возьму на себя такую смелость - если у Закаева есть, что мне сказать, я передам свой телефон, пусть звонит. Это не сотрудничество с бандитом, это просто выяснение обстоятельств. Что он скажет Политковской, что он скажет мне? 292-59-21.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Телефон прозвучал. Те, кто слышит в России и за пределами, могут воспользоваться этой контактной информацией. Вы сказали о том, что для переговоров делалось все возможное. Но это переговоры, как мне казалось и тогда в сентябре, и, в общем, после этого я не услышал особо новой информации на таком, без обиды, местечковом уровне. Дзасохов, хорошо, в его республике случилось, он местный губернатор, он эти вопросы решает, какой-то бизнесмен Гуцериев, какой-то бывший политик Аушев и т.д., по большому счету, наверное, для боевиков и для тех, кто стоял за ними, это все не авторитет. Тем более что мы помним публикации, по-моему, вы, в том числе, в нашем эфире рассказывали, что, в общем-то, обращение тех, кто захватил школу в Беслане, оно было адресовано, прежде всего, президенту Путину. И на этом высшем уровне какие-то попытки к диалогу, к переговорам были?

А. ТОРШИН - Прежде всего, я вам хочу сказать, что мы еще почему сейчас пока не торопимся с выводами, продолжают поступать интересные материалы. Насколько вы помните, я в прямом эфире у вас здесь, спасибо "Эху Москвы", что предоставили мне такую возможность, обратился к журналистам всех стран мира, которые присутствовали в бесланской трагедии, если есть материалы - дайте, пожалуйста. Ну что, дали, да, американцы дали, но в январе дали две кассеты.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Но тогда, когда у них самих это появилось. И сразу после того, почти одновременно, как они показали это в эфире. Или не так?

А. ТОРШИН - Не так, в объяснениях продюсера этой станции было сказано, что он эту кассету получил на третий или на четвертый день, ему детишки принесли, сказали - дядя, нашли кассету, может быть, она вам интересна. Дали - и то хорошо, хотя хорошо, наверное, в кавычках, там ведь две кассеты, а не одна. Одна кассета - это художественно-документальный фильм, очень хорошо снятый, яркий с хорошей режиссурой, со всеми. А вторая кассета - 20 минут без комментариев, просто оператор внутри школы снимал переговоры Руслана Аушева с тем самым полковником, который Хучбаров, без комментариев, без всего, страшная кассета, я вам скажу, да, страшная. Мы не сразу ее перевели, дело в том, что Аушев вел переговоры на ингушском, Хучбаров отвечал на чеченском, директрисса, которая входила, она говорила на полном русском, но там возможны такие толкования, что я бы не хотел, чтобы сейчас раньше времени это обнародовать. Поскольку кассета не моя, мне ее сами дали в копии, я же потом передал в прокуратуру, не знаю, может быть, кто-нибудь ее еще передаст куда-то. Но, на самом деле, там есть некоторые фразы, по которым можно судить насчет переговороспособности, когда Хучбаров провожал до дверей Аушева с ребенком на руках, сказал о том, что все, хватит, говорит, отсюда никто живым не выйдет. Вот вам пожалуйста, 2-е число, есть кассета, есть перевод. По кассете вообще много вопросов, это опять-таки вопрос, а сколько все-таки нападало, как эта кассета целая ушла, сама, действительно, детишки нашли или?... Беслан - город маленький, там все друг друга знают, понимаете. Если бы детишки где-то чего-то кому-то передали, было бы известно мгновенно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - В любом случае, вы говорите о таких настроениях среди террористов, но это второе сентября. А 1 сентября были первые попытки выхода на связь с их стороны, и они передавали свои требования, насколько я знаю, поправьте меня, на имя президента России? И эти требования были политические.

А. ТОРШИН - Совершенно точно, требования были политические, которые заведомо не могли быть выполнены в течение 1-2 дней, а затягивать больше было нельзя. Но посмотрите, каждое решение, особенно на таком приличном расстоянии, с учетом всей ситуации, оно требует адекватного ответа. Так вот, я вам скажу, что 3 числа помощник президента по Северному Кавказу Асламбек Аслаханов, мужественный человек, полетел туда, полетел с полномочиями.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Это 3 число, опять, вы начали разговор о том, какие вопросы, о чем говорить с президентом России. Где президент, его ближайшие советники и помощники по вопросам безопасности и т.д., где они были 1 сентября? Захват произошел, там, в 8 или в 9 часов утра. Вы опять говорите о событиях 2-го и 3-го, а неплохо бы спросить, в данном случае, я как бы вам адресую этот вопрос, неплохо бы спросить у президента, чем он занимался, рассматривал ли он требования террористов 1 сентября, в самом начале этих трагических событий?

А. ТОРШИН - Соответствующие запросы все оформлены, мы ждем на них ответа, но, Владимир Викторович, понимаете, я сейчас ни в коей мере не занимаю позицию чьих-то адвокатов или чьего-то адвоката, нет, конечно же, но существует мировая практика, хотя она очень разная. Где-то первые лица выходят на переговоры с террористами, где-то принципиально нет, мы эти стороны все знаем, она тоже вся изучена, во всяком случае, действия нашей стороны, будем называть ее так, нашей, они были все направлены на то, чтобы, не дай бог, не спровоцировать что-нибудь и попытаться все-таки вырулить на переговорный процесс. Попытаться, все, что возможно было, сделать. Мы знаем, как говорил Гуцериев и о чем говорил, как они договаривались, мы знаем, как разговаривали переговорщики. Не все там хотели умирать, что вы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - До новостей 30 секунд, очень коротко, когда может состояться ваша встреча с президентом, разговор? Примерно хотя бы.

А. ТОРШИН - Вы знаете, сегодня, вернее, завтра будет заседание комиссии, этот вопрос будем обсуждать. Для того, чтобы встреча с президентом была продуктивной, надо сформулировать вопросы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Понятно, т.е. даты пока нет?

А. ТОРШИН - Даты пока нет.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Хорошо, и последнее, вы пойдете к президенту? Или он придет на заседание комиссии, по процедуре?

А. ТОРШИН - Формат здесь по процедуре для нас совершенно не важен, мы или он, на самом деле, понимаете, в чем дело, нам необходима встреча сама по себе. А так, голосованием примем решение на комиссии.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Александр Торшин, председатель парламентской комиссии по расследованию бесланских событий, наш гость, мы не прощаемся, после новостей и рекламы продолжим разговор и постараемся ответить на некоторые ваши вопросы.

НОВОСТИ

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Александр Торшин, глава парламентской комиссии по расследованию событий в Беслане, наш сегодняшний гость. Идем по вашим вопросам. Татьяна Чижкова, Москва, это вопрос из Интернет - если результаты расследования вашей комиссии не совпадут с линией партии и правительства, а заодно и прокуратуры, то что вы будете делать, спрашивает она.

А. ТОРШИН - Странный вопрос, вообще о какой партии, не очень понятно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Как в советские времена мы говорим.

А. ТОРШИН - В советские времена, да, вы знаете, на самом деле, просто для информации, в составе нашей комиссии существуют представители 4 партий. С чьей линией совпадать, я понимаю, что сейчас выхожу на такое неубедительное объяснение, мы не подглаживаемся ни под чьи установки, на нас никто не давит. И я должен сказать, что эта ситуация такая, достаточно интересная, потому что расследование, в данном случае, идет так, как оно идет. Работаем с прокуратурой вместе, да, в тесном контакте, вы знаете, редчайший случай, наверное, редчайший случай. Так если вдуматься, комиссия оказалась средством гражданского контроля над деятельностью прокуратуры, удивительно, но факт. Все материалы прокуратура нам предоставляет, любые наши запросы - идет ответ, любые наши, видите, матери Беслана обращаются больше к нам, чем к прокуратуре, задают такие вопросы, в которых, иногда кажется, смысла нет никакого. Задает вопрос одна из потерявших ребенка, говорит, как же так, в буфете Беслана 1 сентября было навалом продуктов - да, значит, видимо, ждали террористов. И этот запрос отправили, и это проверяется, понимаете? Поэтому я вам хочу сказать, кстати, интересная деталь, может быть, не все знают, мы изучали опыт комиссии американской 9.11 и обратили внимание на такую деталь. Комиссия, парламентская комиссия по событиям 11 сентября начала свою работу через полтора года после совершения теракта. Мы же начали на 18-й день. И поэтому прокуратура постоянно видела наши вопросы, наши удивленные лица, мы их вытаскивали, т.е., по-хорошему, мы прокуратуре жизнь-то сильно осложнили.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Если бы осложнить жизнь не только ей, вернусь к уже упомянутой мной публикации в журнале "КоммерсантЪ", издание выяснило, где сейчас находятся многие участники тех событий, уволенные тогда, довольно громкие были истории, а все замечательно устроились, никто не пропал. Казбек Дзантиев, бывший министр внутренних дел во время Беслана, сейчас зам. командующего внутренними войсками Московского округа, начальник ФСБ Северной Осетии Валерий Андреев, которого мы каждый час видели на телеэкранах, сейчас он зам. начальника академии ФСБ. Или Лев Дзугаев, который тогда работал в администрации президента Осетии и врал про число заложников, теперь министр культуры и массовых коммуникаций. И так далее. Комиссия каким-то образом с фигурантами этого дела, не знаю, конечно, они не обвиняемые, свидетелями, может быть, надо разобраться с ними?

А. ТОРШИН - Вы знаете, они все прошли у нас через комиссию. Единственное, что хочу поправить, я понимаю источник информации по поводу бывшего министра внутренних дел Дзантиева, это было опубликовано в "Новой газете", я специально связывался накануне с управлением кадров, вообще даже такой должности не существует, которую вы назвали. Он сейчас находится в распоряжении министра внутренних дел.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - В резерве?

А. ТОРШИН - Будем считать так, что в резерве до окончания расследования. Все остальное - то, что вы перечислили, да, все правда, и они все прошли через нашу комиссию, некоторые по несколько раз, у меня такое впечатление, что когда мы будем подбивать уже окончательные итоги, может быть, понадобится побеседовать с ними еще раз.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Вопрос, который волнует многих, он есть и в Интернете, и на пейджере, в общем-то, удалось ли вам выяснить организаторов самого теракта, кто это, Басаев, Масхадов или другие лица?

А. ТОРШИН - Это очень сложный вопрос, вы понимаете, очень сложный. Дело в том, что то, что эмир Басаев взял на себя ответственность, это пришло по Интернету, понимаете, интернетовские странички, какое это доказательство, не знаю, сам я лично с Басаевым не разговаривал.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - А других доказательств его вины нет?

А. ТОРШИН - А какие?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Сотрудники Генпрокуратуры нам постоянно выдают как данность, что Басаев - организатор теракта в Беслане.

А. ТОРШИН - Да, со слов единственного задержанного живого, подозреваемого, обвиняемого уже сейчас Кулаева, да, понимаете, но я тоже считаю, что, безусловно, есть прямое отношение у Шамиля Басаева к этому теракту. Я не думаю, что он один, меня мучает вопрос, что, на самом деле, это было три как бы слоя людей. Те, кто заказал и разработал эту операцию, а еще раз вам говорю, с точки зрения технологии террористической, операция была очень хорошо подготовлена, они учли все уроки "Норд-Оста", все, поле для маневра, собственно говоря, ни у ФСБ, ни у МВД особенно-то не было, там чуть что - сразу убивали. К концу первого дня убили 21 человек, в общем-то, сейчас мы уточняем данные, чуть что - сразу выстрел и все. И поэтому старались не спровоцировать их ни на что, берегли жизни наших людей. Первое, кто спланировал и заказал, потому что удивительный по расчетливости, по коварству удар, посмотрите, соприкосновение ислама и христианства, рядом Грузия, у которой с Осетией тоже проблемы есть, разделенная нация, обиды 92 г. между Ингушетией и Осетией. Еще масса вопросов, которые должны были просто здесь поджечь весь Кавказ. Здесь не получилось, хватило мудрости у осетинского и у ингушского народа, хватило ресурсов у власти для того, чтобы этого не допустить. Во всем остальном, конечно же, я вам скажу, что теракт был здорово спланирован. И это цель, я думаю, наша, наших служб - найти тех заказчиков. Дальше были те, кто непосредственно исполнял, вернее, организовывал. Организаторы, скорей всего, это Шамиль Басаев и ему подобные. А есть еще и группа, будем говорить так, непосредственных исполнителей. Беседуя с альфовцами нашими, с "Вымпелом", ребятами из "Вымпела", понятно, что среди этих 32, пока остановимся на этой цифре, по состоянию на сегодняшний день один живой, 31 труп, причем один труп в виде фрагментов, есть. На самом деле, точку не ставим, понимаете, не знаю, может быть, это в результате того, что наша комиссия такая, посмотрите, у нас сейчас что на Кавказе получается, зашевелились наши правоохранительные органы. Помните, я на "Эхе Москвы" выходил и говорил про Абу Вейда, да, кассета которого мне попала еще в ноябре месяце, я тогда еще попросил, просто попросил по-хорошему.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Это тот, которого потом в Ингушетии убили?

А. ТОРШИН - Да, я попросил местных ФСБ-шников - мужики, просто по-хорошему, попытайтесь его взять живым. Кстати, была попытка взять его живым, он сам себя подорвал. Но результаты есть, понимаете, результаты есть, уже понятно, что из того оружия, которое демонстрировал внаглую этот иностранец, эмиссар иностранный, три ствола, по крайней мере, они заговорили в Беслане.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Еще несколько вопросов, "Новая газета" написала о том, что на окраине Беслана в конце февраля была обнаружена неизвестная свалка, а на самом деле, там сборище вещдоков, какие-то предметы из школы и много одежды, которая принадлежала, в том числе, бывшим заложникам. Вы с этим разбирались?

А. ТОРШИН - Конечно. Вы знаете, как так получилось, мне не очень понятно, мы же информировали о том, что мы на этом заводе на щебеночном, на этой свалке были еще в ноябре месяце, есть протокол одного из сотрудников, двух сотрудников, которые помогают комиссии из СФ, и там был Искужин Рудик Газизович, да, и осматривали это место. После чего не приказали, приказать мы не можем, конечно, но попросили прокуратуру еще раз проработать все эти вещдоки. Сейчас на эту мусорную свалку пришли родственники погибших, я их понимаю, но до этого, собственно, там все уже перетрясли. У меня все акты, их прокуратура представила, в том числе и по той гранате, которую там нашли.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Которая там вроде бы взорвалась?

А. ТОРШИН - Нет, она не могла взорваться, граната.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Так в публикации сказано.

А. ТОРШИН - В публикациях говорится о том, что там есть фрагменты человеческих тел, но их там нет, понимаете, собственно говоря, здесь, опять же говорю, на Кавказе все всё знают друг о друге, и поэтому у меня есть уверенность, что сейчас 330 тел, 330 убитых, она основывается на том, что если было бы хотя бы одно заявление, что человек исчез и нет его ни среди живых, ни среди убитых, разбирались бы предметно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Последняя тема, у нас всего 1 минута, к сожалению, осталась, вы упомянули про единственного живого участника захвата школы, Нурпаша, по-моему, зовут его, Кулаев, где он, кто с ним работает и встречались ли с ним члены комиссии?

А. ТОРШИН - Если можно, на вопрос, где он, давайте не будем.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Хорошо, т.е. он в заключении.

А. ТОРШИН - Потому что вдруг захотят повидаться не только, он находится под стражей за прокуратурой, в ближайшее время мы с ним обязательно встретимся.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Т.е. еще вы не общались с ним?

А. ТОРШИН - Вы знаете, сейчас, собственно, комиссия приняла решение, до тех пор, пока он не пройдет полный круг допросов, у нас все протоколы допросов по нему есть. И сейчас, чтобы нас не заподозрили в том, что мы оказываем давление на следствие, ему сейчас предъявили обвинение, да, сейчас он не отягчен какими-то серьезными более или менее размышлениями, сейчас мы к нему и приедем.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - У него адвокат есть?

А. ТОРШИН - Есть, адвокат сразу, что удивительно, в демократической Франции террористам адвоката не предоставляют, а у нас с первого дня, такой толковый человек, интересный, с активной жизненной позицией, действительно, настоящий адвокат, да, есть у него адвокат.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Совсем коротко, завтрашнее заседание комиссии, оно чему будет посвящено?

А. ТОРШИН - Завтрашнее заседание комиссии, теперь мы будем уже и чаще встречаться, это состыковка текстов, вы понимаете, еще раз, уважаемые радиослушатели, хотел бы, чтобы нас поняли правильно, 21 человек в комиссии, представьте себе, 21 человек пишут доклад, чтобы каждая строчка была согласована и чтобы каждый человек имел право высказаться. И если не согласен, то сформулировать свое особое мнение.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Ильфу и Петрову вдвоем было тяжело работать.

А. ТОРШИН - Да, а тут 21, понимаете, и какие люди, будем говорить так, что и опытные, и служившие на Кавказе, и потерпевшие, в том числе.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Т.е. я так понимаю, что, в целом, какой-то каркас документа готов?

А. ТОРШИН - Вы знаете, есть у меня план этого документа, я, может быть, мы его потом обнародуем. Но только оглавление этого документа занимает три страницы, мы хотим не просто подменить прокуратуру каким-то образом, рассказать, кто стрелял, куда попал, кто бежал и кто виноват, нет, это будет хороший анализ о том, о причинах терроризма на Северном Кавказе, о взаимодействии правоохранительных органов, о надзоре за правоохранительными органами и большая группа выводов. Поэтому возьмем большой, большой пласт.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ - Спасибо большое, Александр Торшин, руководитель парламентской комиссии по расследованию событий в Беслане, был сегодня на "Эхе Москвы". Полгода назад случилась эта трагедия, давайте сегодня вспомним тех, кто погиб, и их родных. Спасибо.

А. ТОРШИН - Спасибо.

02.03.05

Эхо Москвы
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован