20 декабря 2007
2071

Интервью бывшего заместителя руководителя ФСФР Владислава Стрельцова


Вопрос: Владислав Юрьевич, мы с Вами встречаемся в преддверии Нового года, поэтому хотелось бы узнать, чем Вам запомнился уходящий год?
Ответ: Если говорить о законодательных инициативах, в этом году мне больше всего запомнилась работа над законопроектом о Центральном депозитарии. Хороший документ вышел. Прошел необходимые согласования и был внесен в Госдуму, состоялось первое чтение.
Вопрос: А что касается тенденций на фондовом рынке?
Ответ: Рынок акций рос, и это очень хорошо. Также меня весьма порадовал рост срочного рынка, развитие инструментов и рост возможностей в биржевой торговле. В этом году были введены новые инструкции регулятора, которые позволили расширить инструментарий срочного рынка. Кроме того, год запомнился крупными и успешными первичными размещениями акций крупных российских эмитентов.
Вопрос: Вы или ваши близкие участвовали в этих IPO? Приобретали акции?
Ответ: Я не участвовал. Это было бы неэтично, учитывая тот факт, что я тогда еще работал в ФСФР.
Вопрос: Чем занимаетесь после ухода из ФСФР?
Ответ: Сейчас я занимаюсь тем, что формирую группу единомышленников для создания собственного проекта - это будет новый инвестиционный бизнес. Думаю после Нового года расскажу о формате компании, о своих планах более подробно. Такие глобальные проекты требуют детальной проработки плана развития, тщательного подбора бизнес-команды, которая будет костяком проекта. Сейчас идет работа над документами, а также по получению необходимых лицензий - на банковскую, брокерскую деятельность и других.
Вопрос: А инвестиционный бизнес будет создаваться отдельно или на базе уже существующей компании?
Ответ: Возможо это будет альянс с какой-либо существующей брендовой компанией, известной на финансовом рынке.
Вопрос: Этот проект будет направлен на розничных клиентов?
Ответ: В том числе мы будем развивать и розницу. Но это не будет бутик для отдельных клиентов. Наш проект нацелен на работу с широкими слоями населения.
Вопрос: Куда вы вкладываете свои личные деньги? Ваш бывший руководитель Олег Вьюгин раскрыл, что был пайщиком фонда недвижимости. А вы вкладывали деньги в ПИФы?
Ответ: Я никогда не был пайщиком. И когда работал в ФСФР, никогда не вкладывал деньги в фондовый рынок. А сейчас у меня нет таких накоплений, которые стоит вкладывать в рынок.
Вопрос: Что вам больше всего нравилось в работе чиновника и почему не продолжили работать на госслужбе?
Ответ: Я "по жизни" не чиновник, хотя работать на госслужбе у меня, могу сказать, получалось. Я просто глубоко уважал и уважаю Олега Вячеславовича (Вьюгина - прим. ПРАЙМ-ТАСС). Когда создавался новый регулятор на базе ФКЦБ, Олег Вячеславович меня пригласил. Естественно, я не смог отказать ему, и я рад, что проработал с ним три года. Я понимаю, что не всегда нужно работать на себя, иногда нужно отдать долг государству. У меня была прекрасная возможность помогать руководителю, причем грамотному и уважаемому руководителю, создавать новую госструктуру. Нашей командой было организовано оперативное управление инфраструктурой, выстроены отношения с министерствами и ведомствами, разработаны законопроекты и нормативные акты в их развитие, созданы регламенты - перед нами стояло много интересных задач. Первоначально мы с Олегом Вячеславовичем договаривались, что я буду работать два года. Но проработал три - неправильно было уходить раньше руководителя. После того, как он ушел из ФСФР, и службу возглавил Владимир Миловидов, для меня тоже логичным шагом было уйти. Но я и сейчас иногда помогаю службе. Мне звонят специалисты из ФСФР, я никогда не отказываю в консультации и отвечаю на их вопросы.
Вопрос: Когда Вы работали в ФСФР, вы курировали деятельность профучастников рынка ценных бумаг, а также курировали и координировали деятельность по надзору и контролю. Сейчас можете ли Вы сказать, много ли было нарушений? Какие самые злостные? Как решались проблемы?
Ответ: Нарушений, конечно, было много. Особенно с точки зрения учетной структуры. Не могу сказать, что это были только депозитарии. Как раз депозитарии были в основном законопослушными, к примеру, для таких крупных депозитариев, как НДЦ и ДКК, было гораздо важнее сохранить репутацию. Достаточно много проблем было у реестров - были двойные и тройные реестры, захваты предприятий. Вот эта проблематика очень волновала. У брокеров основная проблема была в маржинальной торговле, и на растущем рынке с этим было очень трудно бороться. Брокеры предоставляли просто сумасшедшие плечи, они боролись за клиента, за то, чтобы он зарабатывал больше денег, да и сами брокеры на этом зарабатывали. Для нас было принципиально важно исключить нецивилизованную конкуренцию среди брокеров в борьбе за клиента. Это была эффективная позиция - брокеры стали осторожнее походить к предоставлению плеч.
Вопрос: Самые большие плечи какие давали?
Ответ: Например, 1 к 54 были.
Вопрос: И как вы с этим боролись?
Ответ: Приостанавливали операции, отзывали лицензии. Мне казалось, что в целом рынок начал понимать правила игры. Страха у брокеров не было, но ощущение тревоги - что могут поймать - было. Мы узнавали о больших плечах, предоставляемых брокерами, и во время проверок и через жалобы клиентов.
Вопрос: Лично Вы часто наблюдали процессы манипулирования рынком акций? Можете ли привести самые яркие примеры?
Ответ: В отсутствии закона о злоупотреблениях на организованных финансовых и товарных рынках и действенного законодательства, бороться с манипуляциями эффективно не получается. Этот закон о злоупотреблениях просто необходим, только в случае его появления отечественный рынок можно будет считать регулируемым. Это культовый закон, но он, конечно, очень сложный и затрагивает много интересантов. В принципе, работа на рынке - это работа на слухах, на инсайде, на новостях. Чтобы не было манипуляций, необходимо, чтобы все инвесторы опирались на единое информационное поле. Поэтому в отсутствие закона действенной мерой является приостановка торгов, с тем, чтобы у одного инвестора не было преимуществ перед другими, и чтобы какую-то важную информацию смогли узнать все. Это, безусловно, полумера, но она хотя бы помогает привести информационный фон к единому знаменателю.
Вопрос: Знакомы ли Вы с примерами, когда на рынке акций зарабатывали чиновники или представители публичных компаний?
Ответ: Классический пример - процесс либерализация рынка акций "Газпрома".
Вопрос: Вы считаете, тогда чиновники могли заработать?
Ответ: И бабушки тогда могли заработать, сами того не зная. Еще раз повторюсь, закон о злоупотреблениях на организованных финансовых и товарных рынках необходим. В первую очередь для того, чтобы четко описать понятийный аппарат и каждому действию найти определение. А в конечном счете - чтобы помочь регулятору формировать доказательную базу. Я считаю, что записи телефонных переговоров профучастников с брокером, которые записываются самими компаниями, должны в случае необходимости передаваться регулятору. Ведь по существу, они являются подтверждением по сделке. Еще одно направление, которое нуждается в развитии, - это работа с эмитентами. Необходимо раскрывать решения совета директоров публичных компаний в режиме он-лайн. В этом случае такая информация уже не будет инсайдерской. Для этого нужно законодательно сокращать сроки раскрытия информации.
Вопрос: Как нужно наказывать инсайдеров и манипуляторов?
Ответ: Я считаю, что должна быть предусмотрена уголовная ответственность. Ведь это не просто воровство, а воровство в особо крупных размерах, в том числе с использованием служебной информации. Почему за гораздо меньшие преступления могут посадить, а когда человек грабит столько людей - ответственности просто нет?
Вопрос: Новый проект "ИнвестГУРУ" рассказывает начинающим инвесторам как заработать деньги на фондовом рынке. Что Вы можете посоветовать им? Стоит ли начинающим инвесторам сразу входить напрямую на рынок акций или им лучше воспользоваться инструментами коллективных инвестиций?
Ответ: Для частного инвестора сегмент коллективных инвестиций, конечно, лучше. Фонды аккумулируют значительные средства, и им проще составлять хорошие портфели и управлять ими. Но это касается акций тех эшелонов, которые уже расторгованы - первого и второго. Но если вкладывать в акции третьего-четвертого эшелонов, и заниматься этим профессионально - то, конечно, доход будет гораздо больше при самостоятельной игре. Следует отметить, что и риски в этом случае значительно выше.
Вопрос: Как вы считаете, нужно ли давать возможность ПИФам инвестировать на срочном рынке, а также формировать портфель из иностранных акций?
Ответ: Можно дать возможность ПИФам работать на срочном рынке, с тем, чтобы хеджировать риски. Я не думаю, что ПИФы должны активно работать в это сегменте рынка. Покупать в портфель рисковую бумагу, а напротив нее заключить срочную сделку - это можно. В иностранные активы разрешить фондам инвестировать, конечно, нужно.
Вопрос: Какие прогнозы вы можете дать на следующий год по рынку акций РФ?
Ответ: Я считаю, что наш рынок будет продолжать расти, но уже, конечно, не такими темпами как раньше. Оценка нашего рынка сегодня близка к справедливой. К примеру, стоимость российских акций и расписок на них в Лондоне уже почти сравнялись. Раньше брокеры покупали здесь, а продавали там. Сейчас такого нет, спрэды между акциями и расписками на них на Западе отражают только риски российской инфраструктуры. Что может повлиять на развитие рынка? Это создание корпораций, их выход на рынок акций. Также может оказать влияние создание правильной инфраструктуры по национальным проектам. Если будут строиться дороги, аэропорты - это может дать дополнительный эффект. Должно пройти какое-то время для реализации этих проектов.
* Беседовал Антон Зверев

http://www.prime-tass.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован