19 мая 2005
3278

Интервью директора Департамента международных финансовых отношений, государственного долга и государственных финансовых активов Министерства финансов РФ Сергея Сторчака агентству ПРАЙМ-ТАСС

Вопрос: В пятницу завершились переговоры и состоялось подписание меморандума о погашении части долга членам Парижского клуба кредиторов в размере 15 млрд долл по номинальной стоимости. Вы могли бы рассказать, как все это начиналось, когда это начиналось, почему это настолько важно для России и для Министерства финансов РФ?

Ответ: Я думаю, правильно будет сказать, что начало процессу было положено достаточно давно - тогда, когда в 2002 г мы вышли на понимание наличия в графике платежей так называемых "пиков" платежей. Думаю, что это многие помнят. Скажу только, что для преодоления "пика" платежей 2003 г мы начали принимать меры уже в конце 2001 г. Поэтому сравнительно безболезненно этот пик был преодолен. Тогда в процессе анализа ситуации мы обнаружили то очень сильное влияние, которое оказывают на текущие платежи странам-кредиторам выплаты в пользу государств-членов Парижского клуба. Дело в том, что как раз с 2003 г началось погашение основной суммы долга, поскольку закончился так называемый льготный период. А график платежей у нас плавно нарастающий. То есть каждый год все большая доля основной суммы долга подлежит погашению.

Это первый фактор. А второй фактор, он же и катализатор, это выход в июле прошлого года Германии на долговой рынок в форме размещения немецких векселей, обеспеченных будущими платежами Российской Федерации по кредитам, реструктурированным в рамках действующих соглашений с Германией. Занятие его "ниши" является достаточно болезненным для любого заемщика, в том числе не связанного с суверенными заимствованиями. Хотя Россия сама не планировала и не осуществляла заимствования, однако на рынок выходили корпоративные заемщики Российской Федерации, и они не могли не почувствовать на себе последствия появления дополнительного игрока в этом сегменте рынка. Не учитывать интересы национального корпоративного сектора невозможно. Повторюсь, действие Германии все-таки надо рассматривать как катализатор начала переговоров. И действительно, они происходили очень интенсивно, может быть не всегда в режиме обычных, привычных переговоров, а чаще, - в режиме неформальных консультаций, но они проходили, начиная с сентября 2004 г и по самый последний момент. То есть, с сентября прошлого года и до выхода на тот документ, который мы подписали. Достаточно сказать, что министр финансов А.Л.Кудрин лично в рамках трех заседаний финансовой восьмерки находил возможность встречаться с коллегами и в частных двухсторонних встречах говорил на тему досрочного погашения. Естественно, это было не в ходе общей сессии, а в кулуарах, в частных двухсторонних беседах. В рамках трех заседаний финансовых восьмерок министр говорил по существу со всеми коллегами в той или иной форме. И, конечно, и это не секрет, наши переговоры не остались без внимания президента России.

Вопрос: Какова изначально была позиция России? Понятно, что долг дорогой, более 6,7 проц годовых в обслуживании. Понятно, что из-за этого нагрузка на бюджет является значительной. С чем вышла Россия первоначально в рамках консультаций? Что вы предлагали в сентябре прошлого года?

Ответ: Выход Германии на рынок с финансовым инструментом, обеспеченным нашими будущими платежами, сформировал тот уровень /benchmark/, на который мы стали ориентироваться. Германия выпустила инструмент, предоставив рынку и инвесторам десятипроцентную скидку с цены тех финансовых потоков, которые Россия выплачивает Германии. Это - счетная величина, она легко рассчитывается любым инвестиционным банком. Ее размер может колебаться, но в целом реакция рынка была именно такая: немецкие финансисты пошли на скидку равную 10 проц. Мы исходили из того, если участникам рынка предоставлена такая скидка, то значит "цена" нашего долга составляет 90 проц от номинала, и мы готовы его досрочного погасить именно по этой цене. Такова была наша исходная позиция. Она очень простая и никакой интриги здесь не было.

Вопрос: В ваших первоначальных планах было погашение именно 15 млрд долл или планировалась погасить долги на другую сумму? Может быть, предполагалось погасить весь долг в течение нескольких лет?

Ответ: Факт выхода Германии на рынок с суммой, эквивалентной 6-7 млрд долл, стал для нас целевым ориентиром. Для того чтобы предотвратить очередной выход Германии с этим инструментом, пришлось учитывать их позицию. А их позиция состояла в том, что в 2005 г для решения проблем дефицита бюджета ФРГ нужно иметь примерно такую же сумму, которую они получили в июле 2004 г от инвесторов. С учетом того, что на Германию приходится 46 проц долга перед членами Парижского клуба, можно посчитать, каким образом "рождалась" сумма в 15 млрд долл. И конечно, мы считали те возможности, которые потенциально могли дать нам высокие цены на нефть и накопление средств в Стабилизационном фонде.

Вопрос: То есть, не предполагалось из долга Парижскому клубу кредиторов гасить половину долга или, например, две трети?

Ответ: Досрочно мы гасим только задолженность по кредитам, ставшим предметом реструктуризации по схемам Парижского клуба, то есть долг бывшего Советского Союза. Он сегодня равен 40 млрд долл при общем объеме, включая долг собственно России, 43 млрд долл.

То есть, это кредиты, которые были реструктурированы в соответствии с соглашением 1996 г и многосторонним протоколом в 1999 г. Это и есть те суммы, которые реструктурированы в рамках двусторонних российско-германских соглашений, подписанных во исполнение этих двух многосторонних документов.

В ходе консультаций мы постепенно выходили на параметры объема досрочного погашения. В конечном итоге весной текущего года мы пришли к выводу, что для удовлетворения спроса, для определенного содействия коллегам по финансовой восьмерке в решении бюджетных проблем желательно выйти на сумму не ниже 15 млрд долл. Правительство поддержало нас этих расчетах. Это, конечно, сыграло очень важную роль, потому что в принципе, ситуация могла развиваться по различным сценариям.

Вопрос: То есть, объем досрочного погашения мог бы быть и больше, так как размеры Стабилизационного фонда это позволяют?

Ответ: На сегодняшний день мы исходим из того, что это - оптимальная сумма, и нам не придется в отличие, допустим, от поляков, которые досрочно погашают долг, или перуанцев, которые собираются досрочно погашать, выходить на рынки и фондировать эти операции. Темпы пополнения Стабилизационного фонда дают нам возможность к 20 августа завершить операцию.

Вопрос: А какова позиция других членов Парижского клуба?

Ответ: Политическую поддержку изначально мы получили от всех кредиторов. Другое дело, что все они говорили, что решение об участии или не участии в схеме будет определяться финансовыми параметрами, о которых стороны договариваются. И, как видим, вариант досрочного погашения, а не откупа устроил большинство стран. Судя по всему, окончательное решение об участии в схеме примут все кредиторы.

Вопрос: В частности, стало известно, что США имеет особую позицию, и не стремится эти деньги получать?

Ответ: Это немного неправильная информация. Дело в том, что по действующему в Соединенных Штатах порядку принятия решений, американские официальные лица не имеют права подписывать документы в той или иной степени нарушающие права и свободы Соединенных Штатов. А договоренности, которые достигнуты с членами Парижского клуба, предусматривают согласие кредиторов не осуществлять эмиссию ценных бумаг, обеспеченных российскими платежами в течение ближайших 18 месяцев. С точки зрения правил, по которым живут американские должностные лица, эта позиция есть "нарушение прав и свобод". Поэтому ни один американский руководитель не подпишется под таким документом. Однако, все двусторонние соглашения, которые подписывают американцы с иностранными суверенными заемщиками, предоставляют этим заемщикам право осуществлять досрочное погашение долга без каких-нибудь дополнительных переговоров и формальностей с США как кредитором. В этом плане государственная линия Соединенных Штатов является весьма толерантной по отношению к заемщикам. Я должен сказать, что мы далеко-далеко не везде сталкиваемся с такой позицией.

Вопрос: В июне пойдут первые платежи, и до конца мая вы должны заключить двусторонние соглашения, чтобы начать эти выплаты всем кредиторам. Удастся ли это сделать?

Ответ: Предусмотрена облегченная форма этих соглашений в форме подписания обменных писем.

Вопрос: То есть до конца мая вы не видите проблем с подписанием таких двусторонних документов со всеми странами, которые подписали этот меморандум?

Ответ: Мы надеемся, что должностные лица этих стран будут достаточно оперативно действовать. Всюду есть национальные процедуры принятия подобных решений. Собственно говоря, нам также, для того, чтобы осуществить фактический перевод денежных средств необходимо выпустить специальное распоряжение правительства. Таков порядок.

Вопрос: А с кем-то уже подписаны такие двусторонние документы?

Ответ: Нет, пока еще нет.

Вопрос: Министр финансов РФ Алексей Кудрин говорил о том, что не исключено, что Россия сделает следующий шаг в направлении дальнейшего погашения части долга, возможно, если не до конца этого года, то в начале следующего, то есть в течение 18 месяцев. Появилась информация о том, что это может быть предложение о погашении части долга в размере еще 6-10 млрд долл. Когда могут быть сделаны такие предложения?

Ответ: Для того чтобы говорить о новом транше надо, во-первых, реализовать уже согласованную схему. Во-вторых, посмотреть, насколько она в итоге окажется эффективной. В-третьих, оценить перспективы наполнения Стабилизационного фонда. В-четвертых, посмотреть, готовы ли будут остальные федеральные органы власти поддержать Министерство финансов в том, чтобы сделать этот дополнительный шаг. Изучив эти все факторы, мы и будем принимать решение, предлагать ли кредиторам второй транш или не предлагать. То, что с финансовой точки зрения нам будет выгодно пойти на эту операцию у меня лично не вызывает никаких сомнений, но при подобного рода масштабных сделках в расчет принимаются очень многие факторы. Это мы отлично понимаем, и, естественно, будем заранее готовить операцию, если соответствующие финансовые возможности будут позволять это сделать.

Вопрос: То есть, в любом случае говорить о такой возможности до конца августа не представляется возможным?

Ответ: И не целесообразно даже рассуждать.

Вопрос: А до конца года, какие-то позиции на ваш взгляд могут быть выработаны?

Ответ: Сначала надо будет понять, какая ситуация у наших партнеров, кредиторов. Может быть, многие из них столкнутся с серьезной критикой внутри собственных стран за подобного рода операции. Я не исключаю подобного рода событий, поскольку для многих кредиторов уменьшить требования, уменьшить свой актив на такого перспективного заемщика и должника, каким является в настоящее время Российская Федерация, достаточно ответственное решение. Любой инвестиционный банкир скажет, что ему интересно в своем портфеле иметь разные виды активов, в том числе актив на Российскую Федерацию. Я бы очень осторожно подошел к тому, чтобы утверждать, что и в рамках второго транша все с удовольствием скажут: "Да-да, давайте". Для ряда стран процентные выплаты России по-прежнему являются достаточно крупным источником пополнения национальных бюджетов.

Вопрос: Платежи России Германии, привязанные к тем производным инструментам, которые она выпустила в июне 2004 г, будут выплачиваться по оригинальному графику. Может ли это быть таким аргументом против, звучали ли такие аргументы в ходе переговоров?

Ответ: Нет. В клубе не принято обсуждать действия коллег. Может быть, между собой они как-то это обсуждали. Но это внутренне дело Германии. Они в конечном итоге сами приняли решение выпустить бумаги, сами согласовывали финансовые условия.

Вопрос: Второй шаг по погашению части долга, если он будет сделан, будет на тех же условиях, то есть будет осуществляться погашение по номинальной стоимости или возможно какое-то изменения условий, достигнутых в ходе завершившихся переговоров?

Ответ: Конечно, очень важен прецедент, который создан. В клубе вообще очень часто все делается по правилам достигнутых ранее договоренностей. Во-вторых, мы имеем либо альтернативу досрочному погашению по номиналу, либо альтернативу досрочному откупу. Но в нашем случае последнее означает выплату премии. По крайней мере, той части кредиторов, у которых высокие процентные ставки за обслуживание. Нам, как заемщику, выплачивать премию за досрочное погашение нет смысла, и мы предпочтем остаться в рамках тех договоренностей, которые уже имеются. Да и методология клуба особо не дает других возможностей.

Вопрос: Достигнута договоренность, что часть долга в размере 15 млрд долл будет погашена до 20 августа. В начале июня будет произведен первый платеж в размере 13 млрд долл. Когда конкретно будет произведен этот платеж, и как будут выплачиваться остальные 2 млрд долл.?

Ответ: Cумма является большой, и количество участников велико, поэтому платежи будут осуществляться в течение нескольких недель. Выплата 13 млрд долл в первую очередь связана с тем, что нам правительство разрешило использовать только 15 млрд долл. Это означает, что мы не должны выйти за этот предел, а с учетом сложной валютной структуры долга выход за этот предел очень даже возможен. Поэтому мы сначала платим 13 млрд долл, проводим выверку сумм платежей с учетом реально сложившихся курсов смотрим, какой получился долларовый эквивалент и только потом распределяем остаток. Это может быть 2 млрд 100 млн долл или это может быть 1 млрд 900 млн долл. Все зависит от даты платежей, от курсовых соотношений. И, соответственно, уже на 20 августа мы рассчитаемся с кредиторами таким образом, чтобы у нас точно была сумма в размере используемых 15 млрд долл и не был нарушен принцип сопоставимости условий расчетов с каждым из кредиторов-членов клуба. Для кредиторов соблюдение последнего принципа имеет не меньшее значение, чем получение той конкретной суммы, на которую они претендуют.

Вопрос: Изменится ли график платежей по оставшейся сумме долга Парижскому клубу кредиторов после завершения операции по погашению части долга в размере 15 млрд долл?

Ответ: В рамках тех обменных писем, которые мы будем подписывать, мы согласуем поручение банкам-агентам утвердить новые графики с учетом тех реально осуществленных платежей, которые были сделаны. Естественно, никто не собирается переплачивать и никто не собирается какие-то суммы списывать.

Вопрос: То есть по дальнейшим платежам процентные ставки останутся те же?

Ответ: Это принципиальное условие. Действующие соглашения не пересматриваются, они какие были, такие и остаются. Более того, график платежей не пересматривается в том смысле, что графики существуют в виде долей от суммы основного долга, которая подлежит погашению. Они не существуют в виде конкретных сумм долларов или евро, или фунтов стерлингов.

Вопрос: Сохранятся ли сроки выплат по графику как это было ранее в феврале и августе?

Ответ: Эта позиция не измениться. Как было 20 февраля и 20 августа, так все и останется вплоть до 2016 и 2020 года.

Вопрос: Недавно был полностью погашен остаток долга перед МВФ в размере 3,3 млрд долл. Будет ли Россия предлагать какие-то аналогичные схемы досрочного погашения долга другим кредиторам, в том числе международным финансовым организациям? Как Вы считаете, актуально ли это сейчас?

Ответ: Такие разговоры, особенно в части международных банков развития, мы не ведем. Фактически действующие кредитные соглашения мы имеем только с Международным банком реконструкции и развития, Европейским банком реконструкции и развития, Европейским инвестиционным банком и Северным инвестиционным банком. Эти кредиты являются долгосрочными и весьма льготными. И, как правило, не предусматривают возможности досрочного погашения заемщиком. Учитывая, что это низкопроцентные кредиты мы не изучали возможности их досрочного погашения. В случае задолженности перед Международным валютным фондом, мы в любом случае обязаны были выплатить ее из-за того, что Россия перешла в иную категорию, в категорию государств-кредиторов, если хотите.

Вопрос: То есть, я правильно понимаю, что в случае с Международным валютным фондом досрочное погашение долга было не просто нашим желанием, а это потребовало изменившееся положение России в МВФ?

Ответ: Да, наше изменившееся положение в Международном валютном фонде диктовало необходимость досрочного погашения. И мы это почувствовали, и сами вышли с этим предложением. Предложение было поддержано.

Вопрос: В 2005 г с учетом досрочного погашения долга перед МВФ и Парижским клубом мы выходим на своеобразный рекорд погашения долга. Получается, что мы погасим порядка 30 млрд долл по нашим долгам?

Ответ: Да, если учесть графиковые платежи, вы близки к истине.

Вопрос: Как к концу этого года в связи с такими масштабными погашениями может снизиться доля государственного долга по отношению к ВВП?

Ответ: Этот индикатор долговой устойчивости больше относится к показателям аналитического характера, он не имеет оперативного значения. Важна тенденция изменения таких показателей. Что качается России, то у нас очень ярко выраженная тенденция к его уменьшению /объема долга по отношению к ВВП/. И эта тенденция имеет место, несмотря на то, что бурно идет рост внешних заимствований корпоративного сектора. Однако, благодаря уменьшению государственных внешних обязательств и росту ВВП, мы имеем эту тенденцию. И это хорошо. А будет ли к концу года коэффициент долг/ВВП 17, 15 или 11 проц особого практического значения не имеет.

Вопрос: То есть значение этого показателя не повлияет на решение ведущих мировых рейтинговых агентств?

Ответ: Нет, не повлияет. Рейтинговые агентства, насколько я понимаю философию их работы, работают, анализируя тенденции. Экономика - это наука о тенденциях. И рейтинговые агентства лучше других структур это понимают. Для них важны тенденции. У России этот показатель имеет устойчивую тенденцию к уменьшению. Важно помнить, что он считается по отношению к долгу всей страны, т.к. национальный продукт производится хозяйствующими субъектами, а не правительством.

Вопрос: Была ли какая-то реакция со стороны рейтинговых агентств в связи с досрочным погашением части долга Парижскому клубу?

Ответ: Они используют много разных критериев и показателей. Думаю, что феномен сокращения Россией государственного долга уже заложен в их модели. Подписание этого документа /о погашении части долга перед Парижским клубом кредиторов в размере 15 млрд долл/, скорее всего, уже учтено в той или иной мере во всех рейтингах.

Вопрос: Когда можно ожидать окончательного урегулирования остатка коммерческой задолженности?

Ответ: Мы последовательно готовим необходимую документацию. Нам, естественно, нужно изменить проспект эмиссии, так как каждый новый транш воспринимается рынком как новая эмиссия. Это кропотливая работа. Достаточно сказать, что блок, связанный с государственным долгом Российской Федерации, необходимо будет почти полностью переписать. Мы должны включить в проспект эмиссии данные о досрочном погашении 15 млрд долл долга.

Мы провели небольшой опрос среди держателей наших коммерческих обязательств. Общая точка зрения, как нам кажется, "пускай попозже, но побольше". Представители рынка говорят так: лучше пускай в сентябре, но 500 млн долл, чем в июне-июле, но только 300 млн долл. Эти настроения мы учитываем. Плюс факт досрочного погашению долга Парижскому клубу немножко меняет ориентиры. Мы постараемся осенью выпустить второй транш. Вместе со вторым траншем будем урегулировать обязательства перед Международным банком экономического сотрудничества. Отдельно проводить эту операцию нет смысла, так как сумма небольшая, а технически обмен - достаточно сложная операция.
http://www.prime-tass.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован