14 октября 2004
90

ИНТЕРВЬЮ ДМИТРИЯ ЯКУШКИНА, ПРЕСС-СЕКРЕТАРЯ ПРЕЗИДЕНТА РФ, `ОТКРЫТОМУ РАДИО`.

- Сегодня президент принимал в Кремле премьер-министра Путина, и перед этой встречей, обращаясь к журналистам, Ельцин назвал враньем слухи о том, что Кремль якобы стал более прохладно относиться к Владимиру Путину. В связи с этим у меня вопрос: зная характер президента, можно предположить, что он действительно приревновал к Путину, учитывая, что рейтинг его буквально взлетел.
- Нет. К Путину это не относится. Во всяком случае, сегодня мне трудно говорить о характере президента, о каких-то прошлых проявлениях его характера, но сегодня о нем так нельзя сказать. Во-первых, это слишком мелко - говорить о какой-то ревности к Путину. Это человек, которому он доверяет. Он высоко оценивает его деловые качества, ему нравится, что он действительно решительный человек, берет на себя ответственность. Собственно, этим был продиктован его выбор. Твердый человек, может проявить в сложной ситуации твердость. Сложно еще после обсуждения в политике делать выбор. Вот Путин, судя по всему, делает этот выбор. Именно этими качествами он приглянулся президенту, и он, собственно, об этом и говорил, когда произошла смена главы правительства.

- И тогда как раз он назвал Путина возможным кандидатом на пост президента.

- Здесь скорее пресса, средства массовой информации доделали свою работу, как бы продолжили логическую линию. Президент впрямую об этом не говорил. Он говорил о высоком доверии, он говорил о том, что он ему доверяет, хотел бы, чтобы люди в это поверили и сделали бы выбор, но сегодня президент озабочен тем, чтобы Путин решал конкретные задачи, которые стоят перед правительством. И пока он удовлетворен его работой.

- А прогноз на президентские выборы сейчас пока Ельцин не делает в отношении Путина?

- В таком ежедневном режиме - нет. Просто сейчас на повестке дня другие задачи.

- А вообще - президент ревнив по отношению..?

- Не думаю. Он широкой души человек. А когда мы говорим `ревнив - не ревнив`, это очень мелко звучит.

- Что касается Путина, его действия в отношении Чечни, видимо, они как раз подняли настолько рейтинг премьера. А как президент расценивает эти действия, т.е. он согласен во всем с В. Путиным, или идет какой-то у них, может быть, спор? Как вообще принимаются решения? Механизм? Премьер что-то предлагает или президент?

- И то, и другое. Движение происходит со стороны и того, и другого политика. Спор - неверное слово. Диалог, обмен мнениями. Да. Вот, пожалуй, эти слова правильно характеризуют тот уровень взаимоотношений, который между ними установился. Что касается оценки - вот сегодня он говорил, что нашел какие-то неожиданные решения для ситуации, которая складывается на Северном Кавказе. Проводит в жизнь. Президент удовлетворен, как эти решения выполняются. Хотя все не идеально просто. Не надо думать, что это совершенно розовая картинка. Хотя говорить об этом довольно сложно, т.к. это связано с военно-стратегичекими решениями, и говорить в деталях...

- Как решался вопрос о начале военной операции в Чечне? Кто это предложил?

- В любом случае - это коллективное решение. Но, конечно, здесь главную ответственность несет президент.

- Мы возвращаемся к сегодняшней встрече в Кремле с премьер-министром Путиным. Сегодня перед этой встречей президент, обращаясь к журналистам, обвинил их в том, что они выдумали грядущую отставку Путина. Но замечу, что такую информацию публиковала в первую очередь газета Б. Березовского `Коммерсант`. И возникает предположение, что, если газета Б. об этом пишет, то отставка Путина не за горами. Вот поэтому, видимо, это все и произошло. А кто делает для президента подборку газетных и журнальных публикаций и каким образом эти публикации подбираются? По какому принципу?

- Что касается того, кто и как говорит о каком-то возможном или происходящем охлаждении в их отношениях - здесь дело не только в какой-то конкретной газете. Кстати, в газете `Коммерсант` я никак не ощущаю линию ее нового владельца. Это просто так, замечание на полях. Я думаю, это объясняется не злыми кознями журналистов, а тем, что конфликтная ситуация, она всегда интереснее для описания. В какой-то степени журналисты жаждут ее. Но, конечно, часто это создает некоторую нервозную обстановку и мешает людям работать. Многие люди узнают, рисуют себе общую картину того, что происходит, получают информацию из газет. Все люди начинают нервничать. Это никак не оздоровляет климат для принятия решений. А президент сделал замечание сегодня журналистам, но он сделал это очень незло. Я должен отметить, что такого лояльного отношения к прессе я ни у кого другого не знаю. Я это говорю не потому, что я работаю с этим человеком, а потому, что вижу это каждый день. И сегодня же он... Он ценит труд журналистов, он не обижается на них, он спрашивает, он понимает это нетерпение, переходящее границы. Это он в себе выработал. Я не думаю, что это было легко, что это появилось сразу. Это именно результат внутренней работы и переоценки. Он понимает, что сегодня журналисты в какой-то степени являются контролирующей инстанцией в тот момент, когда какие-то другие общественные институты оказываются не на высоте. Все-таки для власти средства массовой информации - это проверка. Что касается подбора информации - мы готовим. У нас есть пресс-служба, где работают молодые сотрудники. Они дежурят в ночь. Один обрабатывает то, что передают по ТВ все информационные программы начиная с 7 час. и заканчивая 10-часовыми новостями, некоторые аналитические программы, а другой дежурный занимается только газетами. Они начинают поступать из типографии, и он их обрабатывает. И эта справка, которая состоит примерно из 4 страниц плотного текста, не подвергается цензуре. Эта сводка идет по узкому кругу рассылки. И президент каждое утро смотрит эту сводку. Он относится к этому чрезвычайно внимательно. И мы стараемся на высоком уровне поддерживать составление этой сводки.

- Не было такого случая, чтобы ваша пресс-служба не взяла какой-то важной статьи?

- Нет, мы отсекаем маргинальные издания, отсекаем выпады. Другое дело - критика.

- У нас есть телефонный звонок.

- Сегодня по `ОР` было выступление Киры Шароновой о том, что министр иностранных дел Италии говорил о каких-то санкциях против нашей державы в связи с событиями в Чечне. Возможно ли что-то по отношению к нам со стороны мирового сообщества и хватит ли решимости у нашего государства покончить с терроризмом?

- Я думаю, что решимости должно хватить. Ситуацией на Северном Кавказе занимаются люди, стоящие у власти, пытаясь не повторить старых ошибок. Возникает гуманитарная проблема, проблема с беженцами, с людьми, которые вынуждены были покинуть места проживания из-за того, что там идут боевые операции. Этим занимается вплотную министр Шойгу. Информационное обеспечение, т.е. рассказ о том, что там происходит. Игра на опережение. Естественно, действия военных. Установка такая: для армии надо сделать все, ее надо поддерживать максимально, ей надо помогать. Ее нельзя деморализовать. Что касается санкций - я не думаю, что будут какие-то санкции, потому что все-таки есть понимание того, какую опасность представляет международный терроризм. Когда были теракты, все выразили с нами солидарность. Хотя, как всегда, они занимают осторожную позицию. Ссылаются на предыдущий опыт.

- Не так давно президент Ельцин направил письмо Клинтону с объяснением того, что у нас происходит в Чечне. Это так положено? Почему понадобилось такое объяснение?

- Между ними регулярный обмен посланиями. Это происходит, это обычная форма диалога. На международной арене вашу позицию надо всегда грамотно объяснять, тем более, что ситуация действительно непростая, речь идет о военных действиях. Этим занимался Путин по поручению президента в Хельсинки. Сегодня говорил Путин, что неверный был акцент сделан в освещении хельсинкской встречи. Такое создалось впечатление, что Чечня вышла на первый план, а первоначально планировалось говорить об экономическом сотрудничестве. Это не так. Да, там это обсуждалось. Но в первую очередь была экономика. Тем не менее, в Хельсинки давались объяснения. Я думаю, что эта работа будет продолжаться и по линии МИД. Был подробный разговор у Ельцина с Шираком. Это нормальная форма диалога.

- А Клинтон разве разъяснял в письменной форме нашему президенту, когда началась война на Балканах?

- Послания постоянные, и, естественно, то, что является главной внешнеполитической целью либо для России, либо для США, находит отражение в бумагах, которыми они обмениваются.

- У нас телефонный звонок.

- Известно, что в России с преступностью `хорошо`: есть грузинские группировки, русские, даже китайские. Что, собственно, дает война в Чечне рядовому гражданину? Какова позиция русской православной церкви и Алексия П по вопросу войны в Чечне?

- Это вопрос не к пресс-секретарю президента.

- Я просто не вправе комментировать позицию церкви.

- Давайте вернемся к СМИ. Президент сам, лично, смотрит какие-то аналитические программы по ТВ?

- Информационные - да.

- Смотрел ли он вчера программу г-на Доренко, где он издевался над Генеральным прокурором?

- Не знаю. Вопрос не обсуждался.

- Почему Вы не обсуждаете с президентом этот вопрос? Вас не спрашивают об этом журналисты?

- Мы не можем все обсуждать. Я понимаю, что это всех интересует.

- Во-первых, это считается все-таки государственный канал.

- Он полугосударственный. Это авторская программа. Я бы не хотел здесь ни хвалить, ни защищать Доренко, вообще вмешиваться в его работу. В данном случае я лицо официальное, у меня есть по этому поводу свое мнение. Я могу сказать, что касается мнения президента. К информационным войнам, которые сейчас развернулись, он относится негативно. Что касается меня - я боюсь, что мы втягиваемся в грязную предвыборную кампанию, и это только начало обвинений.

- Вы вчера смотрели программу `Куклы`?

- Да. Я считаю, что по меньшей мере программа была некорректной. Я вообще считаю, что эта тема - смерти президента - не может присутствовать в таком виде. Это кощунственно. Это нездоровая программа, она оставляет гнетущее впечатление. В такого рода программе, которая задумана как сатирическая, не должны присутствовать смерть, убийство. Я не думаю, что президент смотрел, т.к. программа шла очень поздно.

- Вернусь к Юрию Скуратову. В интервью нашей радиостанции он заявил, что показ видеопленки по ОРТ - месть администрации президента за его выступление в СФ. Вы како-то прокомментируете?

- Администрация не имеет к этому никакого отношения. Это абсолютно точно. Позиция президента по этому вопросу - он не может видеть на посту Генпрокурора человека, который дискредитировал этот пост. Я не хочу давать этому юридическую оценку, но, безусловно, есть какие-то моральные принципы. В данном случае они связаны с его служебным положением. Здесь вопрос не только в его поведении, и это поведение нельзя отделить от той работы, которую он должен проводить.

- Собирается президент вносить еще раз в СФ прошение об отставке Скуратова, в четвертый раз?

- Не знаю. Не буду предсказывать.

- Каков рабочий график президента? Рабочий день?

- Он каждый день разный. Я могу сказать, что, независимо от дня, будь то воскресенье или суббота, или рабочий день, он встает рано, к нему поступает огромное количество бумаг. Я просто остерегаюсь говорить `документы`. Эта фраза - `работает с документами` - вошла в нашу политическую историю не со мной. Ее придумали совершенно другие люди. К сожалению, этой фразой часто объясняли отсутствие президента, его болезнь. Но тем не менее, к сожалению словосочетание `работа с документами` оказалось девальвированным. На самом деле она действительно происходит, потому что к нему поступают кипы, тонны бумаг всевозможных, справки. Взять ситуацию по Северному Кавказу. Это все сводки - от МВД, от ФСБ, от нашей внешней разведки, от МО. Плюс экономические дела. Огромные количества докладов. Он должен рассмотреть все наши предложения по поводу внесения проектов законов в Госдуму, все наши заключения, кадровые назначения. Значит, с этими людьми надо встретиться, посмотреть справки, которые заготовлены на них. Т.е. огромное количество бумаг, с которыми он работает.

- У нас есть телефонный звонок.

- Можно узнать мнение Ельцина о фигуре Березовского?

- У них никаких отношений. Последний раз они виделись... В этом году они, по-моему, не виделись. В прошлом году, когда Б. работал исполнительным секретарем СНГ, - вот, наверное, это была последняя встреча. В принципе, это не собеседник для Бориса Николаевича. Я думаю, он о нем совсем не думает и мало знает. Т.е. он знает, что такой существует человек. Есть люди, с которыми Ельцин постоянно общается. Они не являются политиками, допустим, или не работают в правительстве. Вот есть Анатолий Чубайс, Ельцин с ним регулярно общается. А с Березовским он не общается. Вот это устоявшееся в обществе мнение, что Б. командует политическими процессами, оказывает влияние, - оно сильно преувеличено.

- У нас есть телефонный звонок.

- Вам бывает трудно освещать или комментировать какие-то события, с которыми Вы в принципе не согласны, или логически что-то трудно объяснить, но Вам приходится освещать и комментировать?

- Безусловно, бывает. Это моя ежедневная работа, в этом моя задача состоит. У меня бывает личное мнение по каким-то вопросам, но в принципе мое личное мнение никого не интересует. Я отражаю точку зрения главы нашего государства. Я пытаюсь донести его политику, взгляды до нашей аудитории, до СМИ. Я - посредник.


`Открытое радио` 25.10.1999http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован