04 февраля 2008
2954

Интервью Президента Российской Торгово-Промышленной Палаты Евгения Примакова исполнительному продюсеру Радио Business FM Илье Копелевичу



Вопрос: Евгений Максимович, тема внешней политики на форуме "Россия" неожиданна. Я процитирую Анатолия Чубайса, его высказывания слышали наши слушатели в эфире, он сказал, примерно, следующее: "Мы столкнулись с ситуацией, когда развивающиеся страны, сырьевые страны, обладая большими финансовыми ресурсами, действительно, /и Алексей Кудрин об этом говорил/ являются донорами финансовой системы Запада. Сити-групп и Мерил Линч, в их капиталы вошли суверенные, то есть государственные фонды арабских стран и Китая. Российских там нет". И по версии Анатолия Чубайса, причина здесь политика. Ваша оценка?

Ответ: Я не слышал его выступления, но если Вы адекватно все передаете, то мне кажется, что Чубайс несколько ошибается. Может быть политика, но не ошибка нашей политики., а политика, которая в какой-то степени направлена против нас. Если говорить о нашей политике, то Вы мне до этого сказали, что Чубайс...

Вопрос: Приводил в пример историю с Британским советом.

Ответ: Британским советом.

Вопрос: Говорил, что вот эти раздражающие моменты, не помогают нашему бизнесу.

Ответ: Можно сказать, что раздражающие моменты есть с двух сторон. Я согласен, иногда мы реагируем недостаточно деликатно на те или иные проявления, которые против нас с Запада идут, но деликатность здесь не всегда уместна. По-настоящему, у нас только контрдействие, мы в ответ на что-то действуем. И так произошло с закрытием британских советов. Здесь я не буду апеллировать теми аргументами, которые уже прошли и о которых много говорят, о том, что они не поставили в известность правительство и т.д. Это, конечно, была форма ответа на те действия, которые осуществляются против России. Любое государство это делает. Но вот раздражение вызывает еще помимо всего прочего то, что, во-первых, существует инерция холодной войны, которая определяет отношение к России и в какой-то степени наше отношение к Западу. Вот эта инерция холодной войны должна уйти как-то. Но есть еще два момента, это, безусловно, отход от договоренности существующей. Я приведу Вам пример: я был министром иностранных дел, когда мы договаривались по Косово, начали мы договариваться в 96-м году, эта тема появилась в контактной группе, в которой я участвовал и все время шли разговоры о том, что Косово является частью Югославии, частью Сербии, и никогда, я Вам даю честное слово, что ни разу не стоял вопрос о том, что Косово должно быть выделено из состава Югославского государства, а потом дальше от этого отошли. Другой пример, тоже я как министр иностранных дел был марафон дипломатический пока мы не достигли договоренности об основополагающем акте 1997 годом в Париже, все поставили свои подписи, в том числе, и президент Клинтон. В этом документе говорилось, что на территории новых членов НАТО не могут быть размещены ни ядерное оружие, ни складирование происходить ядерного оружия, ни сооружения для этого складирования и незначительные части вооруженных сил, которые перебрасываются с территории старых членов НАТО. Мы, таким образом, хотели минимизировать для себя негативные последствия расширения НАТО и этого мы, как нам казалось, добились, а сейчас полное отступление от этого вопроса. Возьмите обвинения, которые идут в наш адрес в том, что у нас не соблюдаются права собственности и т.д., и т.д., ни одного слова об Украине сейчас.

Вопрос: В этой студии как раз час назад был бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер и мы говорили, в том числе и о восприятии России в Европе. Фишер сказал: "Не вините вестника за плохую весть". Но в Европе по-прежнему Россия воспринимается с определенным недоверием и это недоверие только усилилось до того газового кризиса, в котором, возможно, как говорил бывший министр иностранных дел Германии, прежде всего виновата Украина. Почему именно такое недоверие к России есть, в то время, как скажем, Китай - страна гораздо более далекая от западных ценностей, чем Россия, сейчас не сталкивается с подобными проблемами?

Ответ: Потому, что Россия вдруг, понимаете, изменила свой статут. Китай не был в таком положении, а Россия рассматривалась в начале 90-х годов, и не без причины, как страна, которая является ведомой. После краха Советского Союза, Россия несмотря на то, что весь ракетно-ядерный потенциал Советского Союза перешел к России, Россия рассматривалась многими на Западе, как страна ведомая, как страна, которая может пойти на уступки только для того, чтобы попасть в цивилизованный мир, а потом вдруг оказалось, что это не так, что Россия борется за свои национальные интересы, и здесь появился какой-то комплекс в отношении к России.

Вопрос: Если резюмировать Вашу мысль, те проблемы в отношениях с Западом, которые возникли сейчас, они объективны и неразрешимы в ближайшее время.

Ответ: Я думаю, что в ближайшие годы они неразрешимы точно, потому что выборы будут в США и т.д. Дальше, я думаю, что они должны быть разрешены, потому что Россия является частью мирового сообщества. Россия открыта для мировой экономики, она является частью мировой экономики.

Вопрос: Наша внешняя политика в этом смысле должна меняться? Становиться более толерантной по отношению к Западу, может быть, в интересах нашего бизнеса?

Ответ: Наша политика внешняя она предусматривает и прагматические какие-то моменты. И, Вы говорите, более толерантной, но вот мы, например, нашу внешнюю политику направляем на то, чтобы обеспечить вступление России в ВТО.

Вопрос: Это тоже одна из главных тем доклада Кудрина.

Ответ: Ну, вот пожалуйста, мы уже рвемся туда, рвемся в течение шести или семи лет. Сначала мы говорили, что это будет через три месяца принятия, шесть месяцев, через год, потом мы поняли, что это не все так просто. Но сейчас тормозят и не дают нам вступать в ВТО, это ведь ясно.

Вопрос: Вступление становится все более тяжелым, потому что все большее количество стран уже успели войти, и теперь приходится договариваться с каждой из них, с Украиной, например.

Ответ: Ну, вот в украинских политических кругах говорят, что их вступление в ВТО не приведет к осложнениям для России, я мало в это верю, но так или иначе России приходится преодолевать огромные препятствия для вступления. Это тоже показатель, что против нас просто действуют, а почему? Если по большому счету разобраться, ведь Западу выгодно, если Россия будет членом ВТО, это единственная крупная страна, с крупной экономикой, которая не включенная сейчас в ВТО пока и через страны ВТО 95% мировой торговли определяются правила поведения на различных рынках. Выгодно Россию взять, так сказать, в эту команду, выгодно, чтобы Россия была хотя бы частью этого сообщества, но, тем не менее, ставят палки в колеса. Почему? Мне кажется, что это недовольство тем, что Россия проводит самостоятельный курс.

Вопрос: Понятно. Евгений Максимович, последний вопрос. Одна из самых главных тем этого форума, да и собственно, давосского форума, это мировой финансовый кризис. Выводы, которые делают, во всяком случае, многие представители крупного российского бизнеса звучат так: в результате нынешних событий на финансовых рынков мир может стать другим. Останется ли доллар главной резервной валютой? Насколько изменится вес западных экономик в мировом балансе, Ваша оценка?

Ответ: Я думаю, что выводы эти правильные, но их нужно растянуть на длительный период, я не думаю, что будет как-то разовый отход от доллара после того, как разразился ипотечный кризис в США. Мне кажется, что мы немного преувеличиваем масштабы того кризиса, который развивается, это действительно осложнения, но еще рецессии нигде нет ни в США, ни в Европейских странах. В Японии была почти в течение 10-ти лет рецессия и это не повлияло на положение Японии, положение других стран.






http://www.prime-tass.ru/

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован