20 августа 2004
267

Интервью РИА `Новости` Чрезвычайного и Полномочного посла Республики Молдова в РФ Владимира Цуркана

- Владимир Иванович, как Вы оцениваете нынешнее состояние российско-молдавских взаимоотношения? Как активно, на Ваш взгляд, они развиваются?

- Кишинев всегда рассматривал, и уверен, будет рассматривать отношения с Российской Федерации, как отношения, которые строятся на провозглашенном курсе стратегического партнерства. В силу этого мы оценивает и состояние и результативность этих отношений. Действительно, после ноября прошлого года многие обозреватели отмечали определенную паузу в контактах на официальном уровне. Эта пауза была в какой-то степени объективно обусловлена тем, что необходимо было осмыслить ту ситуацию, которая сложилась после отложения подписания Меморандума Козака по приднестровскому урегулированию. В определенной мере на интенсивность взаимоотношений повлиял и период проведения выборов в Российской Федерации. На других уровнях, безусловно, контакты были. Особенно хочу отметить гуманитарную помощь, которую оказала Российская Федерация Молдове в поставках зерна. Этим шагом российское руководство подтвердило, что оно также как и мы подходит к нашим отношениям - как статические партнерствы. В целом отношения продолжали развиваться динамично и поступательно. Сейчас контакты на официальном уровне возобновились.

- На каком уровне находится торгово-экономическое сотрудничество двух стран?

- Хотелось бы особо отметить эффективность нашего торгово-экономического сотрудничества. В 2003 году внешнеторговый оборот между Молдовой и Россией составил $707 миллионов и по сравнению с предыдущим годом увеличился на 28,4% или на $156,2 миллионов. Объем экспорта из Молдовы в РФ достиг $402 миллионов, а импорта - $305 миллионов. Динамично развиваются наши торговые отношения и в 2004 году. Так, в первом полугодии общий товарооборот составил $373,8 миллионов, увеличившись на 26,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Объем молдавского экспорта за этот период достиг $202,6 миллионов и увеличился на 30%. На 23,2% возрос и российский импорт в Молдову, который достиг $171,2 миллионов. Хотел бы подчеркнуть, что по своему удельному весу в общем объеме товарооборота, а также в общем объеме экспорта Молдовы Россия по-прежнему занимает первое место среди торговых партнеров Молдовы. Также следует отметить возросший инвестиционный интерес российского бизнеса к Республике Молдова. По объему направленных в экономику российских инвестиций (более $170 миллионов) Молдова занимает второе место среди стран Содружества. Наиболее привлекательными для российских инвестиций являются такие ведущие отрасли Молдовы как виноградарство, пищевая промышленность, машиностроение и приборостроение, энергетика, транспорт. К 1 января на территории Молдовы зарегистрировано 366 предприятий с участием российского капитала. Вместе с тем, 26 июля президент Молдовы Владимир Воронин промульгировал закон о внесении дополнений в закон о приватизации. Согласно поправкам, государство не гарантирует право собственности на объекты, расположенные в приднестровском регионе, если они были приватизированы без согласования с правительством Молдовы. Активизации торгового сотрудничества способствовала реализация протокола об аннулировании изъятий из режима свободной торговли. Это позволяет определенным видам продовольственных товаров поступать на российских рынок более активно. Во многом этому динамизму товарооборота способствовал перенос центра тяжести на контакты Молдова - регионы РФ. Я думаю, что продвижение молдавских товаров не может не радовать как наших производителей, так и российских потребителей. Однако с точки зрения здоровых амбиций, и Молдову и Россию, достигнутый уровень не может устраивать, так как потенциал более чем велик, у нас впереди еще очень много, есть над чем поработать.

- Каково положение граждан Молдовы - трудовых мигрантов, находящихся в России? В связи с реорганизацией Федеральной миграционной службой РФ, что Вы ожидаете от работы ФМС, есть ли контакты с этой службой?

- В настоящее время, по данным Федеральной миграционной службы Российской Федерации, в России работают легально более 15 тысяч граждан Молдовы. Реально эта цифра может быть в несколько раз больше. Большинство граждан Молдовы устраиваются на работу, что называется `по черному`, без оформления каких-либо контрактов или трудовых отношений. Если первая категория работников защищена практически всеми существующими в нынешнем трудовом законодательстве России, а также действующими международными соглашениями в области трудовой миграции механизмами, то последние сталкиваются с различного рода проблемами, такими как неустроенный быт, отсутствие медицинского обслуживания, нормальных условий проживания, но чаще всего их труд просто не оплачивается работодателем. Одним словом, они лишены элементарных социальных гарантий. Что касается контактов с ФМС, в Молдове существует аналогичная структура, Департамент миграции, в компетенцию которого входят практически те же задачи, что и в компетенцию ФМС. Консультативные встречи этих служб проводятся регулярно. В целях дальнейшего совершенствования процессов внешней трудовой миграции, развития договорно-правовой базы в этой области, было принято решение проанализировать на экспертном уровне эффективность Соглашения между правительствами Республики Молдова и Российской Федерации `О трудовой деятельности и социальной защите граждан РМ и РФ, работающих за пределами границ своих государств`, подписанного 27 мая 1993 года.

- Как Вы оцениваете переговорный процесс по приднестровскому урегулированию?

- Мы опасаемся, чтобы эта проблема из вялотекущего процесса не переросла в законсервированный. Любая оттяжка вопроса чревата тем, что он будет перерастать в такой `нарыв`, который может привести к негативным последствиям. Уже сегодня ситуация изменилась тем, что НАТО уже приблизилось к границам Молдовы, в ближайшее время к нашим границам приблизится и Евросоюз. В этой ситуации вопрос с Приднестровья уже не внутримолдавский, а геополитический, поскольку это очаг напряженности и очаг нестабильности, а это одинаково не безразлично как России, так и Евросоюзу. С этим связана инициатива президента Молдовы, когда месяц назад он предложил всем заинтересованным сторонам - Украине, Румынии, России, а также США, Евросоюзу, ОБСЕ подписать пакт или декларацию, которая бы закрепила тот самый единый подход и создала механизм международных гарантий для Молдовы, чтобы она получила возможность развиваться как независимое, суверенное государство. В начале эта инициатива не всеми была понята, но происходящие события еще раз подчеркивают необходимость выработки единого мнения по гарантиям нашей стране. Я бы даже это назвал международной круговой порукой, где не каждый бы в отдельности говорил, что он `за это`, а чтобы все вместе сказали, что мы `за это` на основе международных принципов, и эти принципы могли бы быть положены в основу приднестровского урегулирования. Но кто-то, видимо, не заинтересован, чтобы так оно было. Поэтому я уверен, что не случайно после того, как состоялись визиты президента и главы МИД Молдовы в Россию, где обсуждались и эти вопросы, через несколько дней администрация Приднестровья пошла на абсолютно непонятный с точки зрения международного права и нормальной человеческой логики, гуманитарного подхода шаг - закрытие школ с обучением на молдавском языке на основе латинской графики. Но кому-то нужен был этот шаг, чтобы вновь создать очаг напряженности. В Приднестровье приезжала делегация МИД России и получала заверения со стороны приднестровской администрации, что `школьный конфликт` будет в ближайшее время решен, и они готовы проявить гибкость в этом вопросе. К сожалению, дальнейшие действия после отъезда делегации МИД России говорят о том, что свои обещания Приднестровье не выполняет. Там нагнетается истерия, которая призвана негативно настроить население. Говоря об этом конфликте, выдвигается тезис, что это румынские школы, но румынские или молдавские это школы - не имеет значения, главное, чтобы они нормально функционировали. Это и есть обязанность любой администрации. Но это был повод, рассчитанный на то, что с нашей стороны будут предприняты меры. Вот именно потому, что нет единого мнения и подхода к международным гарантиям, на заседании Совета безопасности Молдовы принято решение, что пока не будет решен `школьный конфликт`, мы вынуждены будем приостановить свое участие в пятистороннем формате по приднестровскому урегулированию. Это заявление остается в силе на сегодняшний день, и только, если ситуация по школам будет возвращена в статус-кво по состоянию на 15 июля - разблокированы школы, только тогда молдавская сторона вновь приступить к участию в переговорном процессе. Призыв МИД России мы понимаем, но призываем понять и нас: мы не можем допустить, чтобы права детей, которые обучаются в этих школах, ущемлялись в угоду амбициям приднестровских властей. Отдельной стороной стоит проблема экономической блокады. В прошлом году Молдова ввела единую таможенную печать, что предполагает абсолютную прозрачность внешних сделок экономических агентов как Приднестровья, так и Молдовы. Для прозрачности сделок требуется, чтобы была единая регистрация, тем более, что Молдова выдает сертификат происхождения товаров. И за этот сертификат Молдова отвечает в международном смысле, то мы предложили Приднестровью регистрировать свои сделки, после чего они будут получать сертификат происхождения. Вначале с трудом, но такая регистрация пошла. К моменту `школьного конфликта` зарегистрировались более 400 экономических агентов Приднестровья. В первом полугодии текущего года прибыль приднестровских предприятий составила более $200 миллионов. Следующим шагом было включение этих предприятий в единый регистр Молдовы с регистрацией в налоговых инспекциях, что было воспринято как ущемление их прав. Однако любой регион Российской Федерации действует аналогичным образом - есть единые правила внешней торговли, единый таможенный режим. Мы считаем, что наши требования не противоречат международным правилам, и это подтвердили европейские структуры. Поэтому термин `экономическая блокада` - надуман. Другое дело, можно обсуждать механизм передачи накопленных налоговых сумм, и министерство финансов Молдовы готово к этому. Это другой вопрос, и здесь надо садиться за стол переговоров. Но сегодня без решения `школьного конфликта`, за стол переговоров никто не может сесть. В первую очередь, надо снять блокаду школ, это можно очень быстро сделать, а специалистам министерства образования состыковать методологию обучения. А дальше можно высказывать, какой должен быть применен механизм для нормального функционирования экономических агентов Приднестровья. В этом смысле мы видим роль России, как страны гаранта. Не секрет, что Россия - страна, которая имеет наибольшее влияние на руководство приднестровского региона. Мы надеемся, что российская сторона приложит максимум усилий, чтобы был решен `школьный конфликт` и мы вернулись к нормальному участию в пятистороннем формате и нашли цивилизованный путь по решению приднестровской проблемы в целом.

- Насколько, по Вашему мнению, эффективны переговоры в пятистороннем формате, и не считаете ли Вы, что этот формат можно было бы расширить с привлечением к нему сторон, заинтересованных в разрешении конфликта, в частности, Румынию?

- Мы неоднократно заявляли, что не видим необходимости в расширении формата переговоров. Кстати, США подтвердили, что на данном этапе участие их представителей в ОБСЕ достаточено. Мы считаем, что пока не исчерпаны возможности пятистороннего формата, другое дело, что эффективность этого процесса оставляет желать большего. Причина здесь в том, что сегодня мы подошли к выработке единого документа, который был предложен ОБСЕ по согласованию с Россией и Украиной, и с которым мы согласились. Приднестровская сторона, к сожалению, его все время торпедирует. Мы это расцениваем, как создание очередного витка напряженности, а также как попытку увести от этого нормально процесса. Поэтому механизм пятистороннего формата не исчерпан, но все участники формата должны проявить максимум усилий и доказать, что они действительно намерены работать в этом направлении. В этом смысле вышеназванная инициатива президента Владимира Воронина, на наш взгляд, максимально стимулировала бы работу в пятистороннем формате.

- Эксперты уже начали переговорный процесс, правда, только `заочно`. Смогут ли они выйти на прежний уровень переговоров?

- От посредников и будет зависеть, насколько быстро `заочный` уровень переговоров перерастет в `очный`. Но мы достаточно ясно дали понять, что необходимы меры, чтобы этот конфликт, возникший на ровном месте, был разрешен. Здесь есть еще одна проблема, которая убеждает нас в мысли, что это была провокация - заявления (министра иностранных дел непризнанной Приднестровской республики Валерия) Лицкая о том, что нужно вводить дополнительные силы миротворцев со стороны Украины. Это говорит о том, что конфликт пытаются максимально раздуть, и на разрешение этого конфликта потом искусственно будут оттянуты усилия и гарантов и посредников, и мы уйдем от основной проблемы - урегулирования приднестровской проблемы.

- Сейчас многие наблюдатели сравнивают приднестровский конфликт с грузино-осетинским. В этой связи как в Молдове оценивают ситуацию в Южной Осетии и в регионе в целом?

- По той информации, которой я располагаю, я думаю, что у грузинской и южноосетинской сторон при посредничестве России найдется достаточно благоразумия, мужества и умения, чтобы максимально локализовать и не допустить кровопролития. Однако сравнивать с приднестровским конфликтом грузино-осетинский я бы не только не стал, но и очень бы не хотел, чтобы подобные сравнения имели почву в будущем.

- Приднестровье неоднократно заявляло, что в случае военного конфликта в Южной Осетии и Абхазии Тирасполь выступит на их стороне. Какие действия в этом случае предпримет Молдова?

- Эти заявления просто абсурдны. Я думаю, что эти заявления были сделаны только для того, чтобы заявить. Во-первых, никто не даст такую возможность вмешиваться, они не имеют никакого права, это внутригрузинская проблема. Во- вторых, это проблема, в которой активно участвует как посредник Россия. Поэтому просто несоизмеримые понятия и заявления, которые сделаны только для того, чтобы в очередной раз кто-то вспомнил, что есть Приднестровье.

- Владимир Иванович, как расценивают в Кишиневе расширение НАТО на Восток, и не намерена ли Молдова в ближайшей перспективе стать членом Альянса?

- Позиция по отношению к расширению НАТО у нас во многом совпадает с позицией России, хотя есть свои различия. Молдова и Россия сотрудничают с НАТО в рамках программы `Партнерство ради мира`. Это сотрудничество мы оцениваем как достаточно эффективное. Что касается перспектив, я бы хотел подчеркнуть, что Молдова государство нейтральное. В Конституции Молдовы зафиксировано, что мы не вступаем ни в какие военно-политические блоки. Поэтому этот вопрос сегодня не стоит на повестке дня в Молдове. Я думаю, что две великие державы (Россия и США) на встрече в Санкт-Петербурге министров обороны еще раз подтвердили, что найдут общие язык и соизмерят свои отношение к блокам с необходимостью сохранения мира и спокойствия на земном шаре.

- Как Вы оцениваете перспективы интеграции государств-участников СНГ на сегодняшний день, и какова в этом роль Молдовы?

- Тема эта сегодня действительно очень острая и актуальная. Ранее президент Молдовы выступил с инициативой кардинального реформирования уровня отношений и сотрудничества в рамках СНГ. Тогда были поставлены задачи выработать предложения по этому вопросу. Я думаю, что предстоящий саммит в Астане (15-16 сентября) во многом будет посвящен и этой проблематике. Сегодня интеграция в рамках СНГ имеет разноскоростной характер. В рамках СНГ уже существует ЕврАзЭС, ГУУАМ, готовится правовая база для формирования Единого экономического пространства. Я думаю, что это все нормально, идут поиски путей для взаимовыгодного сотрудничества. В этом смысле Молдова очень заинтересована в том, чтобы интеграционные процессы в рамках СНГ и, в первую очередь, в экономической сфере, так как Молдова не участвует в военно-политических объединениях, развивались максимально эффективно. Все-таки те кооперационные связи до развала Советского Союза существовали очень эффективно, и сейчас они не разрушены, а восстанавливаются на взаимовыгодной почве. Мы за такую интеграцию.

- Не намерена ли Молдова вступить в ЕврАзЭС, стать членом Единого экономического пространства России, Белоруссии, Казахстана и Украины?

- Сегодня мы находимся в роли наблюдателя как в ЕврАзЭС, так и в ЕЭП. Нельзя не учесть и тот факт, что мы уже являемся членами ВТО, и членство в ВТО налагает на нас определенные обязательства, которые мы должны скоординировать с теми обязательствами, которыми могут возникнуть как в ЕврАзЭС, так и в рамках Единого экономического пространства. Поэтому в данном случае мы определяемся с точки зрения дальнейших процессов и в ЕврАзЭС и в ЕЭП, сопоставляем это с обязательствами перед ВТО и надеемся найти свое место, соответствующее нашим экономическим интересам.

- Говоря еще об одном объединении на пост советском пространстве - ГУУАМ, многие наблюдатели называют его недееспособным. Как Вы оцениваете перспективы сотрудничества в ГУУАМ?

- Я думаю, что дееспособность этой структуры в ближайшее время будет определена. А что касается Молдовы, то мы находимся в поисках тех объединений, где будут реализованы наши национальные интересы.


18.08.04
2004 РИА `Новости`.http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован