13 октября 2004
4510

Интервью руководителя Центра исследований европейской интеграции Юрия Барко и заместителя директора Института международной экономики и политических исследований Руслана Гринберга ведущей программы `Ночное `Время` Жанне Агалаковой (ОРТ).

Агалакова: Здравствуйте. Предлагаю начать с темы, которую задал президент Путин. Качественный пересмотр отношений между Россией и НАТО. Уже есть реакция на сегодняшнее заявление в Брюсселе о новых отношениях России и НАТО. Президент Чехии Вацлав Гавел... Чехия, напомню, вступила в НАТО в 1999 году, заявил, что он против появления России в Североатлантическом Альянсе. Его слова цитирует агентство Франс-Пресс: `Членство России в НАТО не будет способствовать укреплению отношений между Востоком и Западом`.
Руслан Семенович, вот Чехия - наш бывший союзник по Варшавскому договору, против, что скажите?

Гринберг: Я должен сказать, что заявление Вацлава Гавела, кроме недоумения ничего не вызывает. Дело в том, что Вацлав Гавел выдающийся правозащитник и имеет громадные заслуги перед демократией. И надо сказать, что я профессионально занимаюсь этими странами, нашими бывшими союзниками. Мы с большой симпатией относились к Вацлаву Гавелу и, в общем, поддерживали его борьбу против тоталитаризма. Надо сказать, что его теперешнее заявление, оно за пределами рациональности...

Агалакова: Я думаю, что Вацлав Гавел здесь фигура не ключевая, важно само настроение.

Гринберг: Я просто хочу сказать, что оно деструктивно само по себе, потому что, в общем-то, указывает на то, что Россия должна остаться за пределами цивилизованного мира, особенно это странно после американской трагедии 11 сентября. И, в конце концов, я не могу не сказать, что сам Вацлав Гавел стал президентом Чехии, благодаря демократическим преобразованиям в СССР сначала, а потом в России.

Агалакова: Спасибо, ваша позиция понятна.
Юрий Антонович, вам вопрос. Все-таки вопрос о вступлении России в НАТО сейчас не стоит, какие изменения может претерпеть существующая система безопасности, например сам Североатлантический Альянс.

Барко: Вы знаете, я сперва хотел дать коротенький комментарий к теми Гавела, потому что мне его позиция, в отличии от моего коллеги не кажется деструктивной, он ее подробно изложил летом этого года в Братиславе и суть его идеи заключалась в том, что Россия - огромное евроазиатское государство, которое в духовном плане всегда оказывало огромное влияние на Европу и испытывало влияние с его стороны, но в мировой политике Россия всегда играла специфическую, самостоятельную роль. И архитектура мировой безопасности строится из взаимодействия со стабильными огромными регионами, к числу которых Гавел относит и Россию, поэтому мне все-таки не кажется, что она антирусский характер носит, он просто иначе представляет себе систему.

Агалакова: Хорошо, Юрий Антонович, все же ближе к вопросу. Какие изменения могут произойти?

Барко: Я думаю, что самое главное изменение заключается в том, что не действовавший до сего времени пакт о новых отношениях между НАТО и Россией, который был заключен в 1997 году в Париже, начнет теперь, наконец, действовать. Там есть большой простор для конкретных взаимодействий, прежде всего в сфере борьбы с мировой преступностью, с терроризмом, но потом и по другим направлениям укрепление безопасности. Вот в это главное, мне кажется, изменение.

Агалакова: Спасибо. Руслан Семенович, эффективны ли массовые проверки и арест счетов?

Гринберг: Я думаю, что вообще сам факт, что в настоящее время начинаются эти проверки, говорит о том, что мир как бы понимает, что в одиночку нельзя справиться с этой проблемой. И в моем представлении... это очень кстати, что в России с будущего года начинает действовать законно против легализации отмывания денег и мне кажется, только остается надеяться, что сотрудничество будет не демонстрационным, не ритуальным, а будет реальным. Тогда мы действительно можем надеяться на результаты.

Агалакова: Спасибо. Юрий Антонович, сегодня из Канады пришло сообщение, что студентам- арабам там запрещают изучать химию и биологию, эти знания якобы могут пригодиться при использовании, для изготовления химического и бактериологического оружия. Может быть, развивая эту логику просто запретить подозрительным лицам, открывать счета в банках?

Барко: Во-первых, нужно выявить круг этих подозрительных лиц, а во-вторых, главная проблема для России и для правоохранительных органов заключается в том, что у нас огромное количество денег храниться не на депозитах, не в банках, а в наличном. И там идет колоссальный оборот. Вот эти потоки выявляют людей, у которых есть, так сказать, огромные накопления нелегальные теневой экономики в том числе, вот где проблема для наших правоохранительных органов.

Агалакова: Спасибо.

03.10.2001
1994-2004, Национальная
служба новостейhttp://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован