26 февраля 2008
4062

Интервью с Александром Игнатовым

Обо всех нарушениях избиратель может сообщить по телефонам горячей линии, наблюдателям, в суд или в избирком

Рустам Арифджанов: Ну, что же добрый вечер, в студии по- прежнему Рустам Арифджанов в гостях у нас Александр Вячеславович Игнатов - исполнительный директор Российского общественного института избирательного права, и в гостях у нас неслучайно, потому что, как вы, если умеете считать, а я думаю, что считать умеют все, как вы догадались: пять дней до выборов Президента Российской Федерации. Здравствуйте, Александр Вячеславович.

Александр Игнатов: Добрый вечер.

Р.А.: Поговорим мы о контроле за выборами со стороны общественных организаций, потому что, ну, через 5 дней выбирать президента и хочется, чтобы выбор был бы честным. 223 77 55, мы ждем ваших звонков и ваших вопросов, как вы считаете, что еще нужно сделать, чтобы выборы были честными. Это один из вариантов нашего вопроса. Я уже не знаю, какие варианты ответов будут у вас. Мы сейчас с Александром Вячеславовичем поговорим, вообще, какие возможны инсинуации, фальсификации и прочие-прочие акции для того, чтобы дать, помочь нечестным путем одному из кандидатов и как можно это уследить и не допустить. А от вас ждем звонков ваших комментариев, может быть, вы сами сталкивались с такой ситуацией, может быть что-то слышали об этом, может быть, вы сами посоветуете, что нужно сделать, для того чтобы. Повторю еще раз, нам нужно не просто выбранный президент, как бы красиво не звучала его фамилия, и какую бы политическую силу он не представлял, нам нужен Президент, которого мы выберем честно, вот что важно. Александр Вячеславович, вы сами представляете общественную организацию и это очень важно, потому что бы не говорили про иностранных наблюдателей 30 их будет, сегодня сказал Чуров, будет 200. Они хотят сюда пачками приезжать по 4000 человек, потому что вкусно поесть, учитывая русское, уж тем более кавказское гостеприимство. Они в основном любят поехать в Москву, в Санкт-Петербург на Кавказ, и куда-нибудь в Сибирь. Потому что знают пельменей поесть, медвежатинку какую-нибудь. Ну, на Кавказе понятно как будут встречать. Москва и Петербург хороши в любое время года. Честно говоря, принимать тысячами этих людей не очень хочется. Ну, не знаю, может быть, вы считаете по-другому. Так вот, общественно-российским организациям отсутствие большого количества иностранных наблюдателей, это мешает, может быть, они вас там локтями расталкивали, вы не могли подсмотреть ,кто куда что бросает или вы сожалеете о том, что их будет так мало.

А.И.: Да, вы знаете, честно говоря, нашим общественным организациям это этого ни тепло, ни холодно. Мы выполняем свои функции, они выполняют свои функции. Когда они говорят о том, что их должно быть не 200 или там 300, а сколько там тысяч или десятков тысяч, не знаю сколько. Они не предъявляют никаких логических аргументов зачем столько-то. Ведь Центральная избирательная комиссия действительно установила определенные квоты для каждой международной организации, которая могла бы направить наблюдателей и предложила направить определенное количество. Но при этом, я уже сбился со счету сколько раз Центральная избирательная комиссия сейчас и в период думских выборов предлагала той же Организации по безопасности о сотрудничестве в Европе, ну, обоснуйте зачем вам нужно больше и мы с удовольствием пойдем на встречу или учтем ваши пожелания, предложения и с удовольствием пригласим больше. Но не на думских выборах не сейчас мы услышали и не мы, как общественность и не Центральная избирательная комиссия, не услышали ни одного внятного аргумента. Зачем больше-то? Почему не достаточно такого количества?

Р.А.: А вот у вас, у вашего российско-общественного института избирательного права будут свои наблюдатели или это предоставлено только политическим организациям?

А.И.: Вы знаете, у нас, к сожалению, с последних президентских выборов внесены поправки в закон, которые не предоставляет право общественным объединениям российским непосредственно назначать наблюдателей на избирательные участки. Такое право сейчас оставлено только за политическими партиями, причем которые выдвинули кандидатов, ну, и естественно самим кандидатам на должность президента.

Р.А.: Александр Вячеславович, вы сказали "к сожалению". Вам не нравится вот эта позиция в новом избирательном праве. Вы бы хотели вернуть прежние.

А.И.: Вы знаете, конечно, я как представитель общественной организации не могу радоваться тому, что мы как-то ограничены в правах с одной стороны. С другой стороны, я не вижу в этом большой трагедии, потому что мы освоили новые формы общественного контроля, которые в общем-то на последних томских выборах показали эффективность. Даже может быть не меньшую, чем непосредственно в назначении наблюдателей. Потому что не секрет назначение наблюдателей на каждый избирательный участок требует определенных финансовых расходов. Ни один человек, мы живем с вами в такое время, не будет тратить свой день выходной на то, чтобы сидеть на избирательном участке с утра до вечера. В некоторых случаях даже до утра следующего дня .

Р.А.: В ночь я боюсь, что меня, как и в прошлый раз позовут на выборы в ночь. Нет, я это сделаю, конечно, с радостью и с большим желанием поработать на пользу радиослушателей. Ну, вы же понимаете, что ни я один. У нас есть очаровательные редактора. Вот звукорежиссер услышал от меня, с тоской посмотрел на меня, но выборы есть выборы. И в выборы мы тоже работаем, так как надо работать в выборы. Понятно, что это требует некоторых затрат. Хорошо, Вы сказали, что другие формы нашли. Прежде чем вы расскажите, какие формы нашли, чтобы заменить институт наблюдателей, я напомню еще раз радиослушателям наш номер телефона. Время еще достаточно, почти час. Но тем не менее вы можете готовить свои вопросы и ответы на вопросы. Что на ваш взгляд помешает вам, может помешать провести честные выборы и что вы предлагаете, чтобы выборы были действительно честными. Так вот какие еще формы изобретены Российским общественным институтом избирательного права другими общественными организациями

А.И.: Но, они скорее изобретены не Российским институтом общественного права. Мы, на самом деле, сейчас произошел процесс объединения общественных организаций в различные ассоциации, координационные советы с целью объединению усилий, координации усилий. Ну, как-то распределение какое-то, скажем так, сфер деятельности между общественными организациями, чтобы как-то координировать свою деятельность и осуществлять ее максимально эффективно. Ну, вот, например, достаточно высокую эффективность на прошедших думских выборах показала такая форма работы, как горячая линия связи с избирателями. Она организована координационным советом неправительственных организаций по защите избирательных прав при общественной палате России на базе, в основном, российского фонда свободных выборов. Данная горячая линия, значит.

Р.А.: Какая от нее польза? Ну, я позвоню на горячую линию даже до выборов еще. Я позвоню и скажу, что вот моей фамилии нет. Вот в этом смысле или?

А.И.: Нет, и в этом тоже в том числе. Она существует уже достаточно. Ну, вот если брать выборы Президента, то уже больше месяца функционирует телефон, функционирует адрес электронной почты.

Р.А.: И что звонят?

А.И.: Да, звонят.

Р.А.: Нам что-то не звонят. Странно вам звонят. А много человек позвонили?

А.И.: Ну, вот, по данным, которые на сегодняшнее утро обнародованы, 1847 обращений поступило. Причем вот на что бы хотел обратить внимание. Эти обращения они не просто фиксируются. У нас есть любители, ну, в том числе часть наших общественных организаций, фиксировать нарушения обращений от избирателей и потом делать какие-то страшные доклады о том, что у нас либо все очень плохо, либо все хорошо. В зависимости от взглядов этой организации, да. И значит трясти этими докладами на всяких совещаниях, мероприятиях и говорить вот смотрите. Выгодное отличие этой горячей линии от такой вот формы работы заключается в том, что каждое обращение оно не просто фиксируется, а оно передается соответствующим органам. То есть, грубо говоря, если избиратель позвонил и сказал, что я пришел на участок, а меня нету в списке, то тут же в течение суток этот сигнал проходит в соответствующие участковые избирательные комиссии, для контроля проходят территориальные избирательные комиссии. И уже непосредственно органы, которые занимаются списками избирателей, начинают выяснять, почему же этого избирателя нет. После этого опять же система горячей линии предусматривает некий контроль за тем, какие же меры приняты по обращению. Точно также на каждом избирательном участке в день голосования будут висеть эти телефоны, каждому избирателю, каждому наблюдателю от партии кандидатов будет предоставлена возможность туда позвонить, поделиться своими подозрениями, сообщениями и опять же получить квалифицированную юридическую консультацию. Может быть реакцию какую-нибудь на нарушения.

Р.А.: Вот смотрите, Александр Вячеславович, я, честно говоря, считаю, что семь тысяч человек, это не очень много. У нас сколько избирателей? Девяносто миллионов?

А.И.: Нет, избирателей у нас что-то около ста шести. Но ведь у нас еще пять дней до голосования. Допустим, на думских выборах было около тридцати тысяч обращений и больше намного больше половины было в день голосования. Когда люди непосредственно сталкивались с нарушениями или с тем, что им кажется нарушением их избирательных прав. Это конечно больше в день голосования.

Р.А.: А вот можно по примеру думских выборов. По нынешним-то может быть анализ еще не проводили, а если проводили, он еще может быть будет не нерепрезентативным, потому что мало человек позвонило. С чем больше звонят, на что больше жалуются, чем больше недовольны?

А.И.: Вы знаете, жалуются, вот по анализу, который проводился Российским фондом российских выборов, жалуются на не включение в списки избирателей, жалуются на элементы агитации, какие-то там, по мнению избирателей, но иногда это подтверждается, на факты давления на избирателей. Но, на самом деле, огромное количество избирателей, которые просто говорят о том, что вот проблема существует не связанная никак с выборами, она просто существует: где-то дорога не отремонтирована, где-то еще что-то. Вот, в том числе такие обращения поступают.

Р.А.: Ну, хорошо. Давайте о том, что дорога не отремонтирована или крыша течет, или управдом жестокий, собаку сосед посреди ночи выгуливает - она лает. Это все оставим вопросы для других передач, может быть даже для других ведущих. А сегодня поговорим о том, что имеет непосредственное отношение к выборам. Давление. Ну, какое может быть давление? Приходит человек на выборы, что там на него давят. Вот перед тобой список четыре фамилии, про каждого там немножко написано. Про всех мы знаем достаточно. Ну, во всяком случае про Зюганова, Жириновского знаем уже какое количество лет. Про Медведева тоже знаем. В телевизоре показывают его. Даже про Богданова знаем. Я его, многие его узнают такой вот курчавый, молодой. Все про них знаем. Есть эти фамилии. Что еще давить? Как? Какие могут быть формы давления?

А.И.: Ну, знаете, иногда встречаются такие факты, как допустим, желания какой-то региональной власти, органов местного самоуправления внести свой "вклад" в полученный результат или какого-то конкретного работодателя повлиять на результат. В ряде случаев они находили подтверждение, что работодатели, допустим, утверждали, что если работники не придут на выборы, они будут уволены с работы. Такие факты, к сожалению, в некоторых регионах есть.

Р.А.: Ой, я должен внести ясность. Если вы не пойдете на выборы, никто вас не уволит. Даже не бойтесь. Во-первых, как он проверит? Никак не проверит. Просто я могу вам посоветовать придти на выборы, если не того выберут, вы не сможете сказать: я ничего не сделал, я в этом виноват. Да? А зато если выберут того, то вы сможете на радостях выпить вместе с теми, кто среди вас голосовал за победителя, за Президента. Вот это я его выбрал, вот этого молодого или этого старого, или этого курчавого, или этого лысого. У вас будет право что-то говорить. А так, конечно же, не уволят. Это я напоминаю номер телефона. Вот если не позвоните, мы тоже спокойно побеседуем с Александром Вячеславовичем Игнатовым и дальше. А он исполнительный директор Российского общественного института избирательного права никакого отношения к власти не имеющего. Только потом не говорите о том, что вот все было так придумано, подставлено, организовано. Ну, если у вас есть факты, говорите. Мы попытаемся или подержать вас, запишет все Александр Вячеславович доложит, выяснит как все происходило, если вас обижают. Если вам мешают правильно проголосовать. А если считаете, что все правильно, так и скажите "все правильно". Так вот, Александр Вячеславович формы контроля, формы давления. Говорят, не придешь на выборы, лишим премии.

А.И.: Ну, да такие факты, к сожалению были. Я в продолжении уже того, что вы сказали, списки избирателей они после окончания выборов запечатываются и никто их кроме суда вскрыть не имеет права. Никакие справки избирательная комиссия не имеет права давать, кто проголосовал, кто не проголосовал. Поэтому, ну, если встречаетесь с такими фактами, большая просьба сообщать на горячую линию с конкретными адресами, с конкретными названиями. Анонимные звонки даже принимаются.

Р.А.: А если директор завода в поселке. Один завод или маленький городок и директор подговорил вахтера избирательного участка. Ты смотри, следи за всеми. Вот, если кого не увидишь из знакомых, ты мне доложи. Я потом их накажу. Вот что с этим делать? Вроде он ничего не записывал, но если даже записывает. Говорит "вот ты не был на выборах Петров, а хочешь стать у нас заместителем инженера. Какой же из тебя инженер, если ты даже на выборы не ходишь? Не будешь ты заместителем".

А.И.: Нет, ну я еще раз говорю, о любых таких фактах надо просто информировать на горячую линию. Надо максимально предавать гласности эти факты. Как только об этом узнает не только генеральный директор, а допустим, тот же трудовой коллектив. Ну вряд ли зная это генеральный директор будет отказывать вам в назначении на должность или лишать премии. Потому что он понимает, что этот факт незаконный и он прекрасно это понимает и вы это прекрасно понимаете.

Р.А.: Т о есть он генеральным директором не останется?

А.И.: Возможно, да.

Р.А.: Может быть заминженера не сделает, но и генеральным директором не останется. А может быть вас на это место рекомендует за бдительность, организованность и честность.

А.И.: Если сильно усердствовать, то он вообще может попасть в поле зрения прокуратуры. Уголовная ответственность вплоть до лишения свободы.
Еще какие могут быть факты давления? Со стороны партии, со стороны поддерживающих того или иного кандидата, могут быть?

А.И.: Ну, знаете, теоретически может быть все. У нас даже встречались случаи когда избирателям утверждали, что в кабинках якобы стоят какие- то камеры, которые видят, как вы голосуете.

Р.А.: А могут стоят?

А.И.: Нет, конечно-же.

Р.А.: А факты такие подтвердились?

А.И.: Ни одного не было. За все мою практику на выборах ни разу не встречал и даже не слышал.

Р.А.: Это тоже очень легко обнаружить. За это точно уголовная ответственность.

А.И.: Безусловно. Причем конкретного лица председателя участковой избирательной комиссии, где это обнаружено. Я ведь хотел, что сказать. Общественные объединения это, конечно, они будут иметь наблюдателей на участках, но партии-то остаются. Партии, кандидаты, которые ведут борьбу между собой и как только кандидат и наблюдатель кандидата от оппозиции. Возьмем того же Зюганова, он по коммунистической партии всегда выставляет наблюдателей от своей партии. Поскольку они выставляются регулярно, имеют определенный опыт на представлении законодательства. Я уверяю, если такой факт будет, он сразу поднимет шум. Он доложит в территориально-избирательную комиссию. Сразу будут жалобы и со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Р.А.: Александр Вячеславович, ну давайте послушаем радиослушателей. Раиса Дмитриевна к нам позвонила.

Cлушатель: Добрый вечер! Это вас беспокоят из Краснодара. Мне очень приятна ваша передача по поводу избирательной системы как у нас построена. Я хотела бы сделать небольшое замечание. Вот вы говорите, о том, что где-то на проходных надо считать, пересчитывать те, которые не ходят голосовать. Это неправильно. Надо так суметь поставить агитационную работу, чтобы люди шли сами голосовать. Вы понимаете. Это первое. А каким образом это сделать? И еще второе, я потом все вместе это объединю. Второе. Вот я, например, сколько хожу, голосую и вижу, что я обычно с утра хожу, голосую, что маленькая посещаемость с утра, например. Я знаю, что в нашем подъезде много больных людей, которые не могут пойти. Я говорю девочкам, организуйте в наш подъезд такого дома, люди с удовольствием проголосуют. Мне кажется немножко недоработка на местах или такое отношение. Вот я слышала там хотят привлечь студентов для того, чтобы помогать ни избирательной системе. Вот я думаю, нужно суметь охватить всех. Вот еще очень важно. Когда мы считаем проценты посещения избирателей. Нужно именно это организовать, суметь организовать охватить всех. Вот это важно и тогда наш процент, я имею в виду, российский за президента Путина и будущего Медведева вполне будет соответствовать той статистической цифре, которая показана, а то и выше.

Р.А.: Раиса Дмитриевна, давайте не будем говорить за Медведева, за Путина. Это уже агитация начинается. А может быть кто-то за Зюганова, а кто-то за Жириновского, а молодежь хочет за Богданова или взрослые люди хотят за Богданова. Поэтому главное проголосовать за того, за кого хотите.

С: Я просто хочу сказать, чтобы люди могли все отдать голос и те, которые могут ходить до участка и те, которые дома лежат. Вот я на что хотела обратить внимание.

Р.А.: Спасибо, Раиса Дмитриевна. Раиса Дмитриевна позвонила к нам из Краснодара. Вопрос наш с Александром Вячеславовичем Игнатовым - исполнительным директором Российского общественного института избирательного права повторю тоже: "Что вам мешает на выборах, в данном случае на выборах президента, выборах вообще и что вы считаете нужно сделать еще, чтобы выборы могли быть честными. Чтобы мы могли выбрать президента честного, чтобы мы потом не могли говорить, что нет, мы выбрали его не честно было давление, был административный ресурс или партийный ресурс, или ресурс директора завода, председателя акционерного общества, милиционера. Я не знаю, кто там может оказывать. Александр Вячеславович, ну кроме давления вы говорите неверная агитация, пропаганда? Раиса Дмитриевна сейчас, наверное, поступила, неправильно сагитировала за кого голосовать.

Р.А.: Беседуем мы о том, как и что нужно сделать, чтобы выборы президента были честными, а если есть попытки нечестности - как их предотвратить. Беседуем с исполнительным директором Российского общественного института избирательного права Александром Игнатовым.

Радиослушатель: Добрый вечер. Я бы хотел задать вопрос Александру Вячеславовичу. Это Нижний Новгород вас беспокоит. Дело в том, что у нас сейчас идет рекламная акция по поводу того, что тем, кто будет приходить на выборы, будут выдавать лотерейные билеты, которые будут действовать в течение года. Обещают проводить 4 раза в этом году розыгрыши по этим лотерейным билетам. Мне бы хотелось узнать - вот как это со стороны закона? И вообще - хорошо ли таким образом создавать 100% явку себе на выборах?

Р.А.: Спасибо большое, Александр, хороший вопрос. Александр Вячеславович, отвечайте теске!

Александр Игнатов: Ну, знаете, лотереи... Закон что по этому поводу говорит? Что лотереи запрещены любые, связанные с результатами выборов. То есть если вам предлагают заключить пари, или приобрести лотерейный билетик в случае голосования за какого-то кандидата - то это прямое нарушение закона. Что касается такой формы повышения явки - то это... Я не думаю, конечно, что это правильно и хорошо. Здесь надо оценить просто, кто организовывает эту лотерею, конкретно кому и при каких условиях выдаются эти билеты. Я думаю, что здесь просто компетентные органы должны конкретно эту ситуацию разобрать и принять соответствующее решение.

Р.А.: А вы-то, как общественная организация, не хотите поинтересоваться, что на самом деле происходит в Нижнем Новгороде? Что перекладывать-то на компетентные органы?

А.И.: Нет, мы с удовольствием, если нам дадут...

Р.А.: Тогда, Александр! Я, правда, вот не знаю, но сейчас Александр Вячеславович скажет, куда звонить по этому поводу конкретно, или куда написать письмо (если успеете), может быть, какой-нибудь Интернет-адрес - вот по нему быстрее. Скажите, Александр Вячеславович! И другие радиослушатели послушают, и скажут, что жаловаться, конечно, и в компетентные органы надо, и в избирательные комиссии, и Центризбирком... Но мне кажется, что лучше все-таки в общественную организацию - свои своих лучше поймут.

А.И.: Да. Мы, конечно, с удовольствием эти материалы изучим, и будет соответствующая реакция. Адрес office@roiip.ru , ну и, соответственно, ссылка на электронную почту есть и на сайте: www.roiip.ru

Р.А.: Вот туда, Александр, обязательно напишите, что это за лотерея такая - пусть Александр Вячеславович, или его сотрудники, разбираются с этим; а не только компетентные органы.

А.И.: И не только лотерея - если еще есть какие-то вопросы, пожалуйста!

Р.А.: 223-77-55, мы продолжаем слушать вас. Наш вопрос к вам: что нужно сделать, чтобы нас не обманули во время выборов, чтобы выборы прошли честно. Виктор позвонил к нам. Слушаем Вас, Виктор, добрый вечер!

Радиослушатель: Здравствуйте. Рустам, у меня такой вопрос - даже, наверное, не вопрос, а больше предложение. Я бы хотел высказаться в каком плане... Вот у нас человек баллотируется в президенты. Ну, мы знаем всех этих людей. Но один из них, к примеру, имеет такие полномочия, такие права, занимает такую должность, которые положительно влияют на ход избирательной кампании. Во-первых, я считаю, что это не справедливо, и хотелось бы, чтобы в дальнейшем просто были предприняты какие-то меры - вплоть до того, что баллотирующийся человек должны быть отстранен от каких-то общественно-политических и иных мероприятий и занимался только чисто предвыборной программой своей. Это первая сторона вопроса. Вторая - на счет подсчета голосов и контроля. В принципе, все наши кандидаты в президенты - они либо собирают подписи, либо баллотируются от каких-то конкретных партий. Партии многочисленные, и подписи собираются тоже в огромном количестве - 2 миллиона необходимо, чтобы пройти, по-моему, да? Значит, каждая партия может представить своего человека, который отдал свой голос, либо члена партии, на определенный участок, и производить подсчет голосов комплексно, вот таким вот образом.

Р.А.: Да, Виктор, спасибо большое. Ну, давайте по частям - потому что два вопроса, и больших вопроса. С какого вопроса начнем? Первый был о том, что должностное лицо - лицо, занимающее государственную должность - сейчас по закону лицо, занимающее государственную должность, в силу того, что эта должность важная, может не уходить в отпуск и участвовать в предвыборной кампании. Я понимаю, что эта позиция закона писалась, скорее всего, тогда, когда - ну, президент участвует, и вдруг берет и уходит с должности, и причем уходит на месяц, на полтора месяца...

А.И.: И даже больше.

Р.А.: Для государства это, конечно, опасно. Но вот сейчас не президент. А, кстати, у нас и первый вице-премьер, и вице-спикер, каковым является Жириновский, по-моему, даже руководитель фракции - это все люд и, которые занимают государственные должности, и они их не покинули, ни один. Вот только Богданов - я, правда, не знаю, где он, кроме партии, работает.

А.И.: У него официальное место работы (по крайней мере, то, что будет указано в бюллетене) - это лидер партии. То есть он как бы государственную должность не занимает.

Р.А.: Но я думаю, что и он лидером партии тоже не перестал быть, то есть никто не покинул свои должности.

А.И.: Конечно, конечно.

Р.А.: И вот Виктор возражает против этого. Как Вы считаете, нужно такое обязательное покидание должности, обязательный отпуск?

А.И.: У нас сейчас законом установлен обязательный отпуск для государственных муниципальных служащих, то есть, так скажем, для сотрудников аппарата органов государственной власти, тех, кто обеспечивает деятельность органов государственной власти и должностных лиц. Конечно, совершенно правильно, что если у нас президент, который избирается на второй срок, вдруг возьмет и уйдет в отпуск - наверное, это будет не правильно, потому что кто-то страной должен руководить.

Р.А.: Премьер-министр пусть руководит.

А.И.: Понимаете, премьер-министр... Скажем так - он не получал от народа мандат доверия на руководство страной.

Р.А.: Ну тогда пусть президент только не уходит, а другой пусть уходят.

А.И.: Я думаю, это предложение на самом деле заслуживает внимания. Потому что объективно мы видим, что, продолжая свою деятельность - кстати говоря, не только тот кандидат, который у нас работает в правительстве, но и руководитель фракции, и заместитель председателя Государственной Думы - они же тоже продолжают свою текущую деятельность...

Р.А.: Вот я представлю ситуацию. Если у нас и президент будет баллотироваться на следующий срок, и премьер-министр, и спикер Государственной Думы, и председатель Совета Федерации... Ведь не возбраняется?

А.И.: Нет, конечно.

Р.А.: И все уйдут в отпуск. А кто тогда будет страной руководить? Министр обороны? Нет, директор ФСБ будет руководить!
Ну хорошо. Тем не менее, это обсуждаемо. Мы дозвонились до Александра Семеновича Брода, директора Московского бюро по правам человека. Александр Семенович, добрый вечер! Это Рустам Арифджанов.

Александр Брод: Добрый вечер, Рустам.

Р.А.: Мы с Александром Вячеславовичем Игнатовым как раз обсуждаем вопрос такой - он, конечно, глобальный... Я знаю, что Вы улетаете, поэтому мы коротко. Как Вы считаете, что нужно сделать - вот самое важное, да? - чтобы выборы президента были честными, чтобы нас не обманули?

А.Б.: Я думаю, здесь нужно говорить об особо сильном, действенном общественном контроле, о роли международных наблюдателей, о журналистах, которые будут наблюдать за выборами на избирательных участках... И я большие надежды возлагаю на "горячую линию", которая организована более чем в 40 субъектах, и информация о ней должна быть на каждом избирательном участке. Поэтому граждане, если заметят какие-то нарушения, безусловно, должны сообщать, связываться с ЦИКом. А роль уже общественных организаций, и гражданского контроля в том числе - заставить ЦИК, побудить ЦИК и правоохранительные органы незамедлительно реагировать.

Р.А.: Александр Семенович, ну, Вы все правильно все говорите, я во всем с Вами согласен... Я читал Вашу статью в "Известиях", где Вы говорили о фальсификации, о том, что... Я вот знаю пример Армении, пример Грузии, пример Украины, пример ряда государств, окружающих нас - не зависимо от того, чем закончатся выборы, правильно они проведены или не правильно, но уже заранее готовятся митинги, готовятся стояния, сидения... Опять же - не зависимо от того, какую политическую позицию занимает оппозиция или власть - все равно все это готовится. Такое впечатление, что уже заранее рассчитывают, что будет фальсификация, даже если ее не будет. Почему это происходит?

А.Б.: Ну, безусловно, есть такие организации, которые выступают с заранее заготовленными диагнозами выборов. И уже сейчас в метро появляются приглашения прийти на акции протеста третьего числа, и так далее. Но я считаю, что есть какие-то силы, которые хотят оспаривать результаты - наверное, они имеют какое-то отношение к проигравшим, или не допущенным до выборов. Но я думаю, что население делает выбор в сторону стабильности и легитимности выборов. Об этом говорят данные социологических опросов - о том, что россияне доверяют выборам больше, чем в прошлые годы. Безусловно, есть нарушения, и мы их фиксируем: и применение административного ресурса, и неравномерное присутствие кандидатов в медиа-пространстве... Надо говорить о реальных нарушениях, и пытаться добиваться, чтобы они принимались во внимание, и по ним принимались меры.

Р.А.: Спасибо большое, Александр Семенович. Вы куда сейчас летите?

А.Б.: Я лечу в Мурманск.

Р.А.: А, понятно...Там что, в Мурманске?

А.Б.: Это Общественная палата создала такой агитационный поезд, который идет по Северо-Западному округу, останавливается в городах, там проходят встречи с избирателями - которые, кстати, могут сообщать и о фактах нарушений. Ну и так же будут встречи с избирательными комиссиями, и члены Общественной палаты будут смотреть, насколько они готовы к выборам.

Р.А.: Спасибо. Счастливого полета Вам, Александр Семенович!

А.Б.: Спасибо, всего доброго.

Р.А.: Это был Александр Семенович Брод, директор Московского бюро по правам человека. Очень важное, что он сказал - все ведь зависит на самом деле от нас. Если мы будем сидеть дома, не придем 2 марта на выборы президента, а потом будем говорить - да, опять обманули, опять протащили кандидата от власти, опять он победил... Ну и какая от этого польза? Приди на выборы, проголосуй! Не нравится вот этот кандидат, которого рекомендует власть - проголосуй за другого кандидата, но прояви свою активность! Нравится этот кандидат - ну, тоже прояви активность, будет с кем - с женой, или с домашними - выпить за победу. Мне понравилось, 2 декабря, на выборах в Государственную Думу, показали, как Путин с женой пошел в ресторан и выпил - для него это праздник. И я, кстати, так же поступил. Ну все равно же с семьей куда-то идешь - со старшими своими, с супругой - после этого выходишь, и какое-то ощущение праздника есть. Я говорю: "Пойдем в ресторан! Давно не были", - недорогой ресторан, кстати, к счастью для меня, для моего бюджета, был. Вы можете так же сделать. А если, например, вы за одного голосуете, а супруга, или родители ваши, или дети - за другого голосуют, то еще и дискуссию продолжите. Только сильно не напивайтесь, чтобы дискуссия не переросла во что-то другое.
Тем не менее, Александр Вячеславович, был же задан еще второй вопрос. Виктор сказал нам о том, что ведь по 2 миллиона подписей сдают, или партия большая поддерживает - что им, трудно найти на все эти участки наблюдателей?!

А.И.: Знаете, это как продолжение того, что ты сам должен пойти проголосовать - так и сами кандидаты, сами партии должны предпринять максимум усилий для того, чтобы голоса были подсчитаны честно, чтобы выборы вообще прошли честно. У нас в России 96 тысяч с небольшим избирательных участков. Действительно, 2 миллиона подписей собрал один из кандидатов, остальные кандидаты зарегистрированы от крупнейших партий - одна из них, по-моему, уже больше миллиона членов насчитывает. Причем каждая партия у нас не менее 50 тысяч сейчас насчитывает человек. То есть каждая партия, каждый кандидат из четырех, которые сейчас будут в бюллетене, имеют возможность, и право, юридически гарантированное - я очень надеюсь, что они все воспользуются этим - направить своих наблюдателей на каждый избирательный участок, в каждую территориальную избирательную комиссию, и проконтролировать весь ход голосования, подсчета голосов... Чтобы если будут нарушения - то с конкретными фактами, с конкретными зафиксированными материалами, обращаться в суд, в прокуратуру, в избирательные комиссии. Но не кричать голословно, что все было сфальсифицировано, все незаконно - вот этого, наверное, делать не надо. Я если будут конкретные факты - то я буду рад, если они будут зафиксированы.

Р.А.: Александр Вячеславович, а вот прошли выборы в Государственную Думу. Тоже была "горячая линия", о которой Александр Брод сказал. Были обращения - Вы сказали, что 40 тысяч было звонков; значит, о каких-то нарушениях говорили... А какие-то меры принимались? Кого-нибудь привлекли к уголовной ответственности? Кто-то был наказан, если были нарушения?

А.И.: Ну, для того, чтобы посадить - это должен быть вступивший в силу приговор, это достаточно длительная процедура. Я знаю, что достаточно большое количество - ну, относительно достаточно большое - материалов было направлено в прокуратуру, по ним проводятся проверки.

Р.А.: То есть - есть уголовные дела?

А.И.: Ну, по крайней мере, материалы на проверке в прокуратуре есть. Я думаю, что и уголовные дела есть - у меня просто сейчас, к сожалению, конкретных фактов нет. Но если мы с Вами вернемся чуть раньше, допустим, к выборам 2004 года, то там по целому ряду участков были отменены вообще итоги голосования. Там было несколько вступивших в силу приговоров суда по фактам незаконных действий членов комиссий. Поэтому система ответственности за нарушения - она есть, она работает реально.

Р.А.: Алексей к нам позвонил. Добрый вечер, Алексей, слушаем Вас!

Радиослушатель: Добрый вечер. У меня к Александру следующий вопрос, даже просьба разъяснить мне относительно законодательно-правовых актов по выборам. Вот у нас с одной стороны приняли закон о выборах, в соответствии с которым в Государственную Думу ты можешь избираться только в качестве члена партии, то есть партия может избираться в Госдуму, правильно? Не смотря на то, что это нарушает статью Конституции, где написано, что любой гражданин Российской Федерации может избираться в Думу. Второй момент. Получается у нас - Медведев не является членом партии "Единая Россия", насколько мне известно, но он в ЦИК не подает вот эти 2 миллиона требуемых подписей, а руководствуется тем, что его выдвигает партия, и этого для ЦИКа достаточно. Но когда ты голосуешь за партию - это же не генеральная доверенность, чтобы твой голос партия может передавать не члену партии. Здесь получается какая-то полная неразбериха. Президент мы выбираем - в первую очередь смотрим как на личность, как на человека, в первую очередь. Вот эти все программные заявления - все на самом деле отходит на второй план. А здесь просто несправедливость какая-то.

Р.А.: Алексей, спасибо. Сейчас Александр Вячеславович ответит, да? Спасибо, что позвонили.

А.И.: Ну, во-первых, что касается выборов в Думу - которые уже прошли, но, тем не менее, как показывает Ваш вопрос, еще актуальны. Действительно, у нас сейчас система выборов в Думу такова, что непосредственно выдвигать кандидатов могут только политические партии. Но у нас, на самом деле, есть уникальный механизм, который для европейских государств не характерен, и практика показывает... Вот я очень сам сомневался в его эффективности, но практика прошедших выборов показывает, что он достаточно эффективен. То есть человек вправе обратиться в любую партию - ну, соответственно, вправе-то в любую, но обратится в ту, которой он, по меньшей мере, симпатизирует, - с тем, чтобы попросить эту партию включить его в состав федерального списка кандидатов. Он должен собрать определенное количество подписей (а именно - 10 подписей членов регионального отделения), должен пройти одобрение на конференции регионального отделения, после этого он включается в список кандидатов на основании уже решения съезда партии. Поэтому каждый гражданин, не смотря на то, что он не вправе выдвинуть кандидатуру сам, в качестве кандидата по одномандатному округу, тем не менее, не лишен права выдвинуться. И, по-моему, порядка 40 кандидатов у нас было выдвинуто именно таким образом, то есть именно в порядке реализации своей инициативы добились через партии их выдвижения, и часть из них даже были избраны депутатами.
Что касается Медведева. Дело в том, что у нас норма закона сегодня такова, что партия, прошедшая в Государственную Думу, вправе выдвигать на любых выборах - в течение срока полномочий этой Государственной Думы - кандидатов на любые должности в любые органы государственной власти местного самоуправления без сбора подписей и без предоставления государственного залога. Это тоже, вообщем-то, достаточно нормальная практика, основанная на так называемом принципе пропорционального равенства. То есть партия, уже получившая определенную поддержку избирателей - она освобождается от... У нас из четырех кандидатов трое выдвинуты именно такими вот политическими партиями, а не только тот кандидат, о котором Вы сказали. Ну а то, что он не является членом партии - ну, не знаю, хорошо это, или плохо, но сегодняшний закон таков, что партии позволяется выдвинуть как своего члена кандидатом на должность президента, так и лицо, не являющееся членом какой-либо партии. Единственное, что партия не вправе - выдвинуть члена другой партии.

Р.А.: Минута осталась, последний вопрос. Александр Вячеславович, а что-то Вас лично в избирательной системе, в том, как идут сегодня выборы, не устраивает? Или все устраивает?

А.И.: Все, наверное, устраивать не может - конечно, есть отдельные моменты, отдельные незначительные факты отступления от законодательства, которые надо попытаться устранить. Хотя, на мой взгляд, устранить полностью нарушения в принципе невозможно. Это не только у нас - любая страна европейская, те же Соединенные Штаты - там же тоже каждые выборы проходят с определенным количеством нарушений и недостатков. Единственное - я уверен в том, что у нас президент избирается большинством от избирателей. В отличие от тех же Соединенных Штатов, где в 2000 году президентом был избран человек, занявший второе место на всенародных выборах.

Р.А.: Да, эта уверенность у нас точно есть.

А.И.: Вот это обнадеживает, и эта уверенность у нас, безусловно, есть.

Р.А.: Спасибо большое, в гостях у нас был Александр Вячеславович Игнатов, руководитель Российского общественного института избирательного права. Мы с Александром Игнатовым прощаемся с вами. С вами был Рустам Арифджанов, всего доброго и до свидания.


26.02.2008

Рустам Арифджанов

ведущий

Александр Игнатов исполнительный директор Российского общественного института избирательного права

http://www.rusnovosti.ru/program_reports/70938/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован