30 ноября 2007
2695

Интервью с Лео Бокерией. Мы должны объявить беспощадную борьбу бедности!

Рустам Арифджанов
ведущий

Лео Бокерия
ведущий кардиохирург, известный ученый

Рустам Арифджанов: Добрый вечер. В студии Рустам Арифджанов, в гостях у нас Лео Бокерия. Здравствуйте, Лео Антонович!

Лео Бокерия: Здравствуйте.

Р.А.: Я думаю, представлять вас радиослушателям особого смысла нет, потому что один из самых знаменитых врачей Российской Федерации, по меньшей мере. Но все-таки скажу, что Лео Антонович - директор научного центра сердечно-сосудистой хирургии Российской Академии медицинских наук имени Бакулева. Еще и член Общественной палаты, и руководитель такой общественной организации, которая называется Лига здоровья нации. Лео Антонович, поэтому о нации и поговорим.

Л.Б.: Поговорим, с удовольствием.

Р.А.: Если говорить о российской нации, если сравнивать с другими государствами и странами - мы более болеющая нация или менее?

Л.Б.: Да, мы более болеющая, если исключить фактор инфекционных болезней, который в странах третьего мира может превалировать. Что называется, неинфекционных болезней у нас, к сожалению, очень много. В качестве примера могу привести сердечно-сосудистые заболевания. 22 миллиона россиян больны сердечно-сосудистыми заболеваниями. И в структуре смертности, скажем, эта болезнь составляет 56,9%.

Р.А.: Это почти каждый шестой получается. Или каждый седьмой.

Л.Б.: Да-да, именно каждый седьмой. С учетом того, что маленькие дети вообще не болеют - частота этих заболеваний невероятно высока, и превосходит все другие страны.

Р.А.: Лео Антонович, а почему? Климат у нас такой, питаемся не так? Не следим, зарядку не делаем? Или генетический тип такой сложился у нас, что мы подвержены сердечно-сосудистым заболеваниям?

Л.Б.: Вы знаете, это ведь очень серьезный вопрос, который вы задали, и он не может быть однозначно отвечен. Но совершенно очевидно, что есть нарушение ряда закономерностей человеческого существования, которые привели к этому. Потому что если взять, скажем, тот же 1991 год, то мы с американцами были на одном уровне в части распространенности и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. А за эти годы они кардинально изменили картину у себя, включив сюда, кроме того, что они тиражировали эти высокотехнологичные методы - у них, например, 800 тысяч операций делается на открытом сердце, а у нас 27 тысяч. И многое другое. Кроме того, они провели очень серьезное мероприятие в части, скажем, питания - они кардинально изменили мышление гражданина в отношении того, как он должен питаться.

Р.А.: То есть мы смеемся, что они с холестерином все время борются, а это правильно?

Л.Б.: Это, конечно, правильно. Кроме того, вы знаете, что в Америке сегодня невозможно закурить - на улице невозможно закурить, только в каких-то специально отведенных местах, которые ловкие американцы назвали сигарными клубами. Вот и все. И что касается алкоголя - там тоже табу на это есть, вы знаете. В общем, короче говоря, я хочу сказать, что аналогичная ситуация произошла в Германии, аналогичная ситуация произошла во Франции. Поэтому мы, конечно, за последние, я думаю, лет двадцать очень сильно - просто прекратили...

Р.А.: Этим заниматься, да? Обращать на это внимание?

Л.Б.: Да, обращать на это внимание.

Р.А.: И тогда напрашивается очень простой путь выхода и ситуации - не пить - ну, то, что обычно врачи советуют - не пить, не курить, правильно питаться, не подвергаться стрессу на работе, не ссориться с начальником, не кричать на подчиненных.

Л.Б.: Нет, отдельно человек - конечно, есть очень сильные личности, которые отдельно это могут реализовать. Но мы должны очень точно понимать, что то, о чем мы сейчас говорим - это катастрофа для нации. И здесь нужна очень твердая государственная политика, очень жесткая. Так, как это сделали немцы, которые 25 лет назад объявили борьбу за здоровый образ жизни. Вы знаете, я был там пару лет назад, отдыхал там пять дней в одном доме отдыха, в Германии, под Мюнхеном. Вот они склонны к питью пива, к обильной пище, руль свиньи, и так далее. Но утром они все, как по часам, вставали и бегали - купались, понимаете, выполняли комплекс упражнений, и так далее. Они достигли поразительных результатов - у них очень высокая продолжительность жизни с хорошим качеством. Поэтому я считаю, что мы должны - сегодня, объективно говоря, благодаря усилиям президента в первую очередь, все-таки какой-то поворот в сторону здорового образа жизни, необходимости его произошел. Но за этим "а" должно быть сказано "б", и должны быть приняты очень серьезные меры. И мы, общественные организации - мы, конечно, много чего в этом отношении делаем. У нас много общественных организаций, поэтому нужно что-то объединяющее, что сделает это реальностью. Мы все время пытаемся разъединяться - сегодня, конкретно, перед выборами неуместно, может быть, говорить то, что я говорю. Но мы все должны понимать, что мы должны жить идеей объединения. Что может объединить всех нас - это Российская Федерация. Вот в этом ключе, понимаете, можно говорить и о болезнях, и о спорте, и об этом, и о том. Поэтому я думаю, что этот разговор должен начаться в отношении того, что нас объединяет, а не что нас разъединяет.

Р.А.: Что же нас объединяет, Лео Анатольевич? Российская Федерация, забота о будущем Российской Федерации?

Л.Б.: Да.

Р.А.: Но забота о будущем - это забота и о собственном здоровье. Потому что когда ты утром побежал на пробежку, ты не только для себя это делаешь, но и для Российской Федерации, потому что ты здоров - у тебя будет здоровое потомство.

Л.Б.: Совершенно верно.

Р.А.: И будет вообще потомство.

Л.Б.: Конечно. Вообще-то говоря - я, кстати говоря, об этом очень много думаю - почему мы не объединяемся, почему мы все время растягиваем все по частям. Здоровье, образование, ну и культура, конечно - это абсолютно основные составляющие того, чтобы страна процветала и развивалась. Далее, исключительно важным является достаток в доме, достаток в семье. И мы никак не можем социальный фактор из этого исключить. Поэтому люди должны получать столько, сколько им надо. Как бы ни называлось наше государство, мы должны объявить беспощадную борьбу бедности. И тогда мы сможем построить и нормальную медицину, и нормальное образование, и культуру. И мы будем объединяться. И никакая ложь не должна затмевать этого главного фактора - в семье должен быть достаток. Человек должен пойти в ресторан со своей семьей, ему это не должно быть в тягость. Над ним должна быть теплая крыша, и так далее. Поэтому я считаю, что мы об этом должны начать говорить очень серьезно.

Р.А.: Лео Антонович, у вас столько работы, чрезвычайно важной работы, нужной работы, люди просто боготворят вас - уж извините за слово - за эту работу.

Л.Б.: Спасибо.

Р.А.: Но вы еще взяли и создали общественную организацию. Это-то вам еще зачем?

Л.Б.: Знаете, я вам хочу сказать - мне кажется, что вы правильно сказали. Я сегодня пришел после пяти очень больших операций. И эта часть моей работы никак не пострадала, и я надеюсь, не пострадает, потому что я этого не допущу. Но в какой-то момент я очень точно понял, что кто-то должен начать заниматься как раз теми проблемами, которые сегодня вышли на первый план. И особенно я это понял, когда обращение к нации подписал целый ряд крупнейших наших представителей интеллигенции. Потом они же меня и выбрали президентом этой организации. Я должен сказать, что вообще-то меня поражает феноменальная активность наших людей в части желания сохранить здоровье. Нам было поручено, нашей организации, провести конкурс по распределению гранта, который звучал так - пропаганда здорового образа жизни, защита здоровья и окружающей среды. Мы получили более тысячи предложений. Причем мы все их, конечно, очень внимательно изучили, дали 254 гранта - относительно небольшие, но это еще только начало. И там содержатся колоссальные резервы для того, чтобы обмениваться опытом и, так скажем, выздоравливать нации. И в этом смысле для меня, конечно, очень важно понимать, что то, что я делаю сейчас по общественной линии - это все-таки уже начало приносить плоды. Мы это видим. Я не буду рассказывать о деятельности нашей организации...

Р.А.: Но хотя бы какие-то примеры, Лео Антонович.

Л.Б.: Ну, во-первых, ежегодным итогом работы нашей лиги является то, что мы проводим такой форум, который называется "Здоровье нации - основа процветания России". В рамках этого форума мы проводим конгрессы, очень профессиональные, которые называются, например, "Здоровье наци и образование", "Здоровье нации и медицина", "Здоровье нации и физкультура", "Здоровье нации и культура" - много всяких. Это одна часть. Вторая часть - проводится большая выставка, вот весь Манеж был в этом году, где все регионы страны выставили свои предложения. И это поразительно, и очень, так скажем, поучительно - они касаются всех аспектов. Мне очень понравился, например, чукотский стенд.

Р.А.: Что там такое было удивительное?

Л.Б.: Там было очень много интересного - особенности жилища, как его сделать более современным, и так далее. Затем, мы проводим такую акцию - "Прикоснись к сердцу ребенка". Она связана с детьми, которые перенесли операцию на сердце. И надо показать, что они совершенно полноценные дети - во что десять лет назад верили не все. И мы вначале организовали футбольный матч между командой Газманова и этими ребятами, которые раньше перенесли операцию, и я думал, что это все уже. А дальше начали поступать письма из разных городов, которые просили продолжить. Мы сейчас эту акцию продолжаем. Мы приезжаем в какой-то город, осматриваем детей, затем проводится этот футбольный матч между этими ребятами и обычно бизнесменами, которые проплачивают стадион, и так далее, и потом гала-концерт. Это очень полезно, с одной стороны, и с другой стороны, нравится людям. Также мы в этом году уже в третий раз провели теплоходный маршрут от Москвы до Ростова, где на корабле едут врачи четырех московских институтов - нашего института, имени Федорова окулисты, ухо-горло-носа, где директор профессор Дайхес, и института педиатрии, где директор академик Баранов. Дети подготовлены для осмотра, мы их осматриваем, даем им сертификаты - тем, у кого нет квоты, потому что вы знаете, что лечение в федеральных учреждениях квотировано.

Р.А.: Лео Антонович, все, что вы говорите, очень важно, очень интересно. Но почему этим нужно заниматься на общественных началах? А государство что, этим не занимается? Сил не хватает, или почему?

Л.Б.: Мне кажется, что это как раз и должно быть на общественных началах. Государство должно предоставить возможности. Государство не может, скажем, построить миллион площадок и обеспечить их тренерами, учителями. Надо понимать, что есть какие-то, наверное, более значимые цели и задачи. Я еще раз хочу сказать, что мы должны думать об объединении, а не о раздирании этого несчастного государства и его бюджета. Поэтому как раз государство строит площадки, спортзалы, предоставляет теплоход. А остальное - это все-таки должна быть гражданская инициатива. Потому что кто, скажем, как не ведущие специалисты, должны поехать и показать современные возможности, и так далее. Мы должны создать нормальное гражданское общество - для меня это совершенно очевидно. И гражданское общество - это как раз то, когда наши врачи приезжают в Ярославль, там ведут эту лечебную работу, и кроме того, участвуют в дискуссии с молодежью, со своими коллегами, открыто ставят вопросы - как нам поднять уровень медицины, потому что все-таки очень много жалоб еще есть, как нам сделать так, чтобы ни один ребенок не остался без внимания. То есть вопросы этики, деонтологии, и так далее - это все вопросы гражданского общества. Более того, я вам хочу сказать - я получил приглашение из Америки, как и ряд членов Общественной палаты - там есть аналогичная организация, она там при Сенате где-то находится - посетить и побеседовать с ними. А я написал им, что девятнадцать лет у нас было сотрудничество с американскими кардиохирургами. И вот это сотрудничество и создавало условия для формирования двухсторонних связей на уровне гражданского согласия. Потому что они так понимают - что ты приехал, с ними побеседовал, уехал, и вроде как галочка появилась. А я-то хочу, чтобы мои коллеги, как и я в течение девятнадцати лет, могли познакомиться с ведущими специалистами Америки, и у американцев есть такое же желание. Поэтому я как раз считаю, что гражданская сила - это очень серьезный аргумент.

Р.А.: Лео Антонович, принята национальная программа, национальный проект здравоохранения. Принята государством. Общественная палата, ваша организация, и другие общественные организации, в этой сфере работающие на общественных началах, как-то контролируют? Вы замечаете, что делается правильно, что делается не правильно? Как я понимаю, гражданское общество - оно еще и в том, что общество само контролирует то, как работает государство. И в тот момент, когда государство совершает ошибки, или, может быть, просто делает крен куда-то не туда, - потому что у государства свои заботы, свое понимание стратегического развития страны, - а кто, как не обыкновенные люди могут его подправить, тем более - специалисты. Вот в этой связи, что вы делаете, и что получается?

Л.Б.: Вы знаете, у нас в Общественной палате есть такая комиссия, которую возглавляет Мария Александровна Слободская, у нее как раз раздел записан "нац. проекты". Но я бы не хотел за нее говорить. Что касается нашего медицинского проекта - то, например, была встреча, очень серьезная, деловая с Медведевым, в составе нескольких членов Общественной палаты я принимал участие. В составе его экспертного совета работает Александра Васильевна Очирова.

Р.А.: Это все наши друзья и постоянные наши гости.

Л.Б.: Это известные люди, конечно. Надо сказать, что на первом этапе были допущены определенные ошибки, в том смысле, что не была привлечена общественность к формированию географии этих центров, к тому, как будут готовиться специалисты, и так далее. Сегодня это очень хорошо осознано. Я должен сказать, что нынешний министр здравоохранения, Татьяна Алексеевна Голикова, - мне довелось с ней уже несколько раз встречаться, она была у нас на слушаньях, - вот она это прекрасно понимает, более того, она даже обратилась к нам с просьбой в части подготовки специалистов для новых центров. И вот это изменение ситуации - оно, безусловно, приведет к тому, что ошибок будет меньше. Хотя надо понимать - Вы знаете, огромный проект, впервые начавшийся, никакого в прошлом опыта подобного не было; и нельзя все с плеча рубить и считать, что все можно было предусмотреть. Да ничего подобного! Но то, что сегодня это понято на самом высоком уровне, и на среднем уровне, и на нашем уровне - это говорит за то, что проект будет реализовываться. Нам действительно не хватает - скажем, в части сердечно-сосудистой патологии, там одно из направлений в здравоохранении - это строительство новых центров. Нам их действительно не хватает, действительно! У нас вот только в прошлом году появилось 5 клиник, выполняющих более тысячи операций. А требования Всемирной Организации Здравоохранения - это, так скажем, нормальная клиника, европейского или американского уровня, она требует как раз вот такое количество, тогда и ошибок меньше, и результат лучше. Наконец, мы вышли на цифру "5". Теперь если вот там еще 5 - 7, которые будут построены; и министерство обещает, что и действующие клиники, в которых делается 700 - 800 операций, будут хорошо поддержаны - то я думаю, что мы с проблемой сердечно-сосудистых заболеваний реально выйдем на какие-то серьезные позиции.

Р.А.: Лео Антонович, вот советская школа кардиологов, хирургов - она, как нам казалось тогда, занимала ведущие позиции. Может быть, нам так казалось. Может быть, так писали наши газеты. А российская школа? Что мы потеряли? Или, может быть, что приобрели? Или остались на том же месте?

Л.Б.: Вы знаете, я вот хочу, чтобы эта мысль была правильно понята. Мы не можем сравнивать российскую школу с американской или с европейской. Это не спорт, где кто-то диск кинул дальше или больше попал в корзину. Сегодня можно взять Бакулевский центр и поставить в любой точке земного шара, и он будет, наверное, самой яркой звездой. Потому что мы в прошлом году сделали 8,5 тысяч операций, включая 3,5 тысячи детей. Таких цифр нигде нету! И сегодня у меня в операционной работает выдающийся американский анестезиолог, который придумал трехмерное отображение в миниатюрной видеокамере, потому что он говорит: "Операции, которые ты делаешь - у нас их не делают". Хотя, вообщем-то, это Бостонский центр, это такая клиника... Перед этим у нас в течение месяца находился другой американский хирург. То есть это говорит о том, что наши центры ничего не потеряли, наоборот, приобрели.

Р.А.: Лео Антонович, но ведь сердечно-сосудистая хирургия - это одна из самых высокотехнологичных областей медицины? Тут ведь не так, как в прошлые века, когда "золотые руки" хирурга - это сейчас тоже немало важно, но, тем не менее, сейчас еще важно оборудование, аппаратура, и так далее. Вот как Вам (Вы ведущее в этой области учреждение возглавляете), как у вас происходит с промышленностью согласование? Работаете ли бок о бок, советуете ли вы, довольны ли тем, чем помогает вам наше научное производство?

Л.Б.: Ну, к сожалению, мы из 10 тысяч наименований, которыми пользуемся, 99% закупаем за рубежом. И это, конечно, катастрофа. Это долгий рассказ, я знаю причины, знаю истоки, - но просто это, я думаю, ни к чему сегодня говорить. Вот у нас вчера закрылся 13-й Всероссийский съезд сердечно-сосудистых хирургов, в котором участвовало более 2000 человек. И была развернута выставка, где 85 организаций разных стран участвовали. И я должен с огромной радостью сказать, что 4 наши фирмы изготавливают сердечные клапаны очень высокого качества. И буквально в первый день съезда я имплантировал, впервые в мировой практике, особое устройство - трехстворчатый клапан, которого пока нигде нет. Это сделали наши специалисты. Перед этим я сделал 12 операций с такого же типа клапаном, трехстворчатым, но другой конфигурации. Этого нет нигде! И эти же фирмы, наши, они делают и нормальные клапаны, которые мы ставим десятками тысяч. Кроме того, 4 организации выпускают сегодня электрокардиостимуляторы очень высокого уровня, а Вы знаете, что бродекардия (редкий ритм) - это, к сожалению, очень частая причина смерти. Поэтому это очень радует, это в несколько раз дешевле того, что делают наши зарубежные коллеги, а по качеству практически не уступает. Появился шовный материал, появилось еще что-то... Но очень медленно это все продвигается. И для этого есть очень серьезные предпосылки. И никогда они не сдвинутся, по большому счету. Если кто-то думает, что надо строить огромные предприятия, которые закроют брешь - то это абсолютное заблуждение. Мы должны дать каждому человеку сертификат на обслуживание в медицинском учреждении. В любом, которое он себе выберет. И тогда этот человек, придет, естественно, в больницу или в поликлинику. И когда люди, у которых есть деньги, увидят, что в больницу пришли деньги - они заинтересуются, в каком объеме там они, что нужно? И тогда, только тогда, возможно, начнет налаживаться производство (небольшими партиями, и так далее) того, что нам нужно.

Р.А.: Это как раз еще знаете, с чем согласуется? Мы все время говорим: невозможно построить государство, где 80% экономики построено на крупном капитале, не важно, государственном или частном. Становой хребет государства - это малый и средний бизнес. И вот Вы как раз и говорите, что это не большие, но очень высококачественные и высокотехнологичные предприятия должны это делать.

Л.Б.: Совершенно верно. Это краеугольный камень - чтобы у каждого из нас с вами был сертификат. Пускай туда входит обязательное страхование, то, что работодатель дал, государство сегодня имеет стабфонд - могло бы нам немножко добавить, мы сами какие-то копейки внесем туда... Но я должен быть свободным человеком, имея право прийти в любую больницу. У нас же феодальная медицина сегодня! Вам дают направление в какое-то учреждение, а вы по "сарафанному радио" знаете, что там хуже, чем в другом учреждении, но вынуждены идти туда. Вот этого не должно быть в нашем современном обществе.

Р.А.: Лео Антонович, а очереди большие на операцию, и вообще на обследование?

Л.Б.: Ну, Вы посмотрите: если у нас сделано 27 тысяч операций, а должно делаться 142 тысячи.

Р.А.: Это в стране?

Л.Б.: В стране. Это только по операциям на сердце. Мы должны делать 300 тысяч коронарных ангиопластик - мы сделали 14 тысяч. И так далее, и тому подобное. У нас только детство - я считаю, благодаря колоссальным усилиям Бакулевского центра, - вышло на 42% выполнения от необходимого. А так, ишемическая болезнь сердца - там меньше 10%, и так далее, и тому подобное.

Р.А.: Лео Антонович, и большинство людей едет в Москву, тем не менее. Страна огромная, расстояния просто огромные - и все равно едут в Москву. Ставится ли задача, чтобы еще, кроме Москвы, кроме безусловной роли, которую играет Бакулевский центр - но, все-таки, чтобы и в других городах были такого же уровня центры? Потому что ну не обязательно человеку из какой-то сибирской глубинки... Я понимаю, когда речь идет о жизни близкого человека, повезешь его хоть на Луну, если есть необходимость! Но, все-таки, лучше - если это будет рядом с домом.

Л.Б.: Ну, этот вопрос надо разделить на 2 части. Есть тяжелый больной, и есть больной, как мы говорим, "типовой". У нас сегодня есть блестящие центры, я назову их - Новосибирск, Пермь, Екатеринбург, Ростов, Санкт-Петербург, конечно; ряд федеральных центров в Москве. Я просто боюсь обидеть людей - но у нас 77 центров, из которых порядка 20 - очень высокого уровня. Поэтому там этой помощью они обеспечены.

Р.А.: Лео Антонович, Вы человек, не только сделавший несметное количество операций, но, наверное, воспитавший такое же несметное количество учеников. Реформа в образовании, которая сейчас проводится - вот, двухступенчатое высшее образование, - касается и медицинского образования тоже, сегодняшнего медицинского образования в стране. Те реформы, которые происходят, - на сколько они удовлетворяют Вас? Чтобы Вы сделали не так? Чтобы предложили сделать для того, чтоб образование стало лучше? Потому что необразованный врач - особенно если это хирург - это убийца.

Л.Б.: Да, это вопрос очень серьезный. У нас сейчас в институте обучается почти 500 человек в аспирантуре, ординатуре и докторантуре, и почти 1000 человек ежегодно проходит обучение вне этой сферы. Чего нам по серьезному не хватает - во всем мире принята система подготовки. Она является универсальной для любой клиники Соединенных Штатов и европейских стран. Это так называемая "резидентура".

Р.А.: Я даже не слышал, что есть эта система. А что это такое?

Л.Б.: Это подготовка человека по совершенно обязательным программам. Он должен обязательно освоить хорошо интенсивную терапию, реанимацию, анестезиологию, некоторые хирургические пособия и ряд операций - перед тем, как его выпустят на свободную, так сказать, деятельность. У нас все это как компоненты существует, но для сердечно-сосудистой хирургии то, как это существует, - этого не достаточно. Более того, сегодня ввели такой закон, последний летний приказ по Минздраву, когда наша специальность не попала в число базовых. А значит, наши специалисты должны сначала пройти ординатуру по общей хирургии. И потом прийти в сердечно-сосудистую хирургию. Практика показывает, что люди, когда они уже получили возможность оперировать, они уже не идут в такую трудную специальность. Поэтому даже в Америке стиль изменен. Он идет в резендетуру по сердечно-сосудистой хирургии, и в этой резендетуре у него год подготовки по общей хирургии. Вот мы вчера на заключительном заседании съезда приняли решение, чтобы аналогичную схему приняли и у нас.

Р.А.: Это удлинит срок образования? Сейчас, если подсчитать, - это обучение собственно в медицинском институте, прибавить к этому еще ординатуру, - получается лет семь, да?

Л.Б.: Вы знаете, американский кардиохирург получает в руки скальпель в 37 лет. Ни днем раньше, именно в 37 лет! Правда, туда включено два года службы в армии. Вы представляете, с 23 лет - до 37? Но зато он знает, что потом будет в очень престижной специальности, и будет зарабатывать. Первое, что они делают - они идут и берут Порш, на котором они и не ездят, просто это считается такой "респект" кардиохирургам.

Р.А.: Когда только пришел на работу, уже в состоянии купить Порш, чуть ли не с первой зарплаты!

Л.Б.: Да, с первой зарплаты, совершенно верно.

Р.А.: Вы сами заговорили о деньгах. Лео Антонович, национальный проект "здравоохранение" начал проявлять заботу о врачах, потому что то, что было до этого, раньше, - просто бесстыдство. Учитель и врач в стране получают чуть ли не самую маленькую зарплату - кроме как бесстыдством, я это по-другому назвать не могу. Стали исправлять. Подняли зарплату участковым врачам. Но многие жаловались, что начался некий дисбаланс. Участковым врачам подняли зарплату, а про врачей-специалистов то ли забыли, то ли посчитали, что это не главное, то ли уж... Извините, там анекдот про милиционеров, когда "я-то думал, форму и пистолет дали, и все; а еще, оказывается, и зарплату платить будут!". Вот такое произошло. Будет ли это исправляться? Почему это произошло?

Л.Б.: Нет, я, говоря откровенно, вообще-то не специалист в этой области. И, по большому счету, не вникал, потому что тема большая, очень большая тема. Я считаю, что все будет исправлено. Потому что, ну, объективно, зарплата возрастает. Я просто по своим сотрудникам вижу, и, вообщем - ну, есть возможности. Если можно, я бы хотел один анонс сделать. Это не связано непосредственно с зарплатой, но, поскольку мы с Вами много говорили о Лиге здоровья нации, я хотел бы сказать, что впервые мы проводим на ВВЦ с 20 декабря по 16 января специализированную выставку с конференцией "Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний". По-моему, у нас в стране никогда такого не проводилось, и это будет очень интересно.

Р.А.: А для кого эта выставка?

Л.Б.: Для всех. Там будут работать врачи наши, которые одновременно проводить первичную диагностику. Это будет происходить в пятом павильоне ВВЦ - это штаб-квартира Лиги здоровья нации. Вы придете и увидите различные программы здоровья, оздоровления, сможете побеседовать с врачами, вам сделают эхокардиографию, если вам это нужно, сделают электрокардиограмму, - мы просто хотим начать цикл долговременный, на много лет, который будет целиком посвящен профилактике сердечо-сосудистых заболеваний. И начинаем это в этом году 20 декабря.

Р.А.: Мы снова, в конце нашего разговора, вернулись к тому, с чего начали. К сожалению, у нас 22 млн. людей, из 140 млн. населения страны, те, кто болеет сердечно-сосудистыми заболеваниями. И это на сегодня, наверное, главная проблема здоровья нации. Я Вас так понял, Лео Антонович?

Л.Б.:Да, совершенно верно. Я хочу еще раз напомнить, это печальная цифра, 56,9% из 100 человек умирают от сердечно-сосудистого заболевания. И надо с этим что-то делать.

Р.А.: Ну, то, что делает доктор Бокерия... Вот пришел к нам на передачу, сделав 5 операций. Более того, возглавляет Общественную организацию "Лига здоровья нации", находит время - вот вы слышали о впервые проводящейся в стране выставке и конференции на ВВЦ с 20 декабря по 16 января; то, что он делает как член Общественной палаты, и его коллеги, его соратники - это как раз то, чтобы уменьшить количество сердечных больных, ишемических больных, гипертоников... Ну, не в разы, в разы не получится быстро, но за определенное время чтобы мы все-таки стали не такой болеющей нацией. Я, наверное, от всех радиослушателей скажу Вам большое спасибо, Лео Антонович за то, что Вы делаете. Спасибо!

Л.Б.:Спасибо Вам.

Р.А.: В гостях у нас был Лео Бокерия, разговаривал с ним Рустам Арифджанов, спасибо и до свидания.

Л.Б.: До свидания, спасибо.

http://www.rusnovosti.ru/program_reports/37900/
30.11.2007
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован