13 декабря 2007
2267

Интервью с Валерием Гальченко для Русской Службы Новостей

Рустам Арифджанов: Ну что ж, продолжим нашу передачу. В студии у нас гость, Валерий Гальченко. Здравствуйте, Валерий Владимирович. И начну с поздравления - вы вновь стали депутатом Государственной думы, теперь уже пятого созыва. А кроме этого, Валерий Владимирович еще возглавляет такую общероссийскую общественную организацию, которая называется Всероссийский совет местного самоуправления.

Валерий Гальченко: Добрый вечер. Спасибо за поздравления.

Р.А.: Поэтому, наверное, и поговорим о местном самоуправлении, о муниципальной реформе, как ее называют. Можно уже как-то подсчитывать, потому что с первого января 2006 года, если я не ошибаюсь, она вступила в действие - или должна была вступить.

В.Г.: Вступил в действие 131 закон, безусловно, это так. Но все же ради чистоты надо сказать, что в полном объеме закон вступает вообще в силу с первого января 2009 года. Поэтому можно говорить все же о каких-то предварительных промежуточных итогах, а не о таком финальном серьезном развитии.

Р.А.: Ну давайте так - перед тем, как будем говорить о промежуточных итогах, поймем, что ждет в финале, чего хотим добиться.

В.Г.: В финале - отец родной муниципальной реформы, который сегодня стал министром регионального развития, Козак...

Р.А.: Ему, как говорится, и флаг в руки.

В.Г.: Ну да, в этом смысле безусловно. Так вот, когда задумывалась реформа - там было много всяких идей, но было две основные. Первое - приблизить власть к людям, вторая - дать под все обязательства местных властей ресурсы. Ведь что это за власть, которая имеет какие-то обязательства перед гражданами, а денег на решения нет. Вот что касается задачи приблизить власть к людям - это действительно реальная задача, которую надо было решать, потому что я хочу сказать - вот возьмите мое родное Подмосковье, например. К главе района численностью сто пятьдесят тысяч, двести, а где и триста тысяч - попасть на прием очень сложно, это физически невозможно.

Р.А.: Легче к федеральному депутату Госдумы.

В.Г.: Нет, к депутату Госдумы - пятьсот тысяч избирателей. Там еще больше, там еще хуже, на самом деле. Мы к этому вернемся. А к главе трудно попасть, практически невозможно. Даже если глава очень открыт и ориентирован, и он является реальным муниципалом, он понимает, что местная власть - это контакт с людьми. Но сто пятьдесят тысяч - невозможно. Поэтому власть надо было приблизить к людям. И вот эта задача решена в полном объеме. Приблизительно, разные оценки есть, но в два раза увеличилось количество муниципальных образований - сегодня их двадцать пять тысяч по стране.

Р.А.: То есть если субъекты федерации мы так постепенно, не торопясь, но все-таки укрупняем, у нас вместо 89 уже 85 - то на муниципальном уровне мы, наоборот, размельчаем, чтобы быть ближе к людям.

В.Г.: Да, потому что, понимаете, много уровней власти - три. Более того, там есть еще ветви власти. Если все насчитать - много всего. Но есть одна власть - местная власть, которая является истинно народной, в том смысле, что она в непрерывном контакте с людьми. А главное - вот эта местная власть является приемной всей власти, всей вертикали власти. И именно по ней люди, на самом деле, делают вывод о государстве в целом. Ну, за исключением вопросов обороны, внешней политики, и так далее. А вот как принимают человека, где эти вопросы решают - там. Так вот, количество мы увеличили, власть приблизили. Но "власть" - все же немножко в кавычках. Потому что власть в виде чиновника, в виде большего количества чиновников, сидящих на местах - это еще не власть. Власть - это когда сидит реально заинтересованный человек, имеющий ресурсы для решения проблем граждан. Так вот - вторую задачу, к сожалению, пока не удалось решить. А вторая задача - дать местным властям ресурсы для решения тех проблем, с которыми люди идут. Вот по оценкам Счетной палаты, например - это было заключение Счетной палаты на проект бюджета 2007 года, в 2006 году принимавшийся. Написано, это её оценки - есть записка контрольного управления президента, которая тоже была официально опубликована, и есть наше собственное исследование, Всероссийского совета местного самоуправления, они приблизительно совпадают. Написано, что сегодня реальные расходы - ну, средняя температура по больнице, конечно, потому что есть более благополучные муниципальные образования, например, город Москва, а есть деревни, в которых очень плохо. Так вот, в среднем только 50% реальных расходов муниципалов обеспечены доходами. Только каждое второе полномочие. А отсюда те эпизодические трагические события, которые возникают. Загорелся дом престарелых - экономили, не решали. Загорелся интернат - экономили на проводке, экономили еще на чем-то. Я не оправдывают местные власти...

Р.А.: Или детских садов не хватает.

В.Г.: При этом я хочу сказать и про детские сады, и про все остальное. Я не защищаю местные власти. Среди местных властей, глав, депутатов, как и среди любых других профессий, есть люди хорошие, есть люди плохие. Но в среднем ситуация такая. Так вот, смотрите. Итак, только 50%, по оценкам нашей Счетной палаты. Когда я эти цифры при принятии бюджета - а я член бюджетного комитета - говорил Минфину - там были разные представители в разные моменты времени - но был в какой-то момент и замминистра. И когда я поизносил - а мне в ответ говорят - вы знаете, вы не правы. По имеющейся у нас информации, говорит Минфин - а это был конец 2006 года - более 60% муниципальных образований заканчивают год с профицитным бюджетом. Итак, мы говорим - денег на решение нет.

Р.А.: А они говорят - там даже лишние остаются.

В.Г.: Вы знаете, что интересно в этом случае - и те, и другие правы. Но, правда, мы более правы. Сейчас объясню, почему. Минфин прав, потому что он имеет в виду документ. Каждый муниципальный совет, так же, как государство, принимает бюджет, и принять очень дефицитный бюджет не может. В бюджете, в документе доходы и расходы должны быть сведены. Но не все расходы попадают в этот бюджет. Денег на все расходы нет. А когда бюджет сведен, то по году иногда копейка какая-то выскакивает. Так вот, Минфин говорит про документ, а я говорю про реальную жизнь. Про дороги, колодцы, двери там, я не знаю, все что угодно - подъезды, и так далее, и тому подобное.

Р.А.: В студии Рустам Арифджанов, в гостях у нас Валерий Гальченко, депутат Государственной думы и руководитель Всероссийского совета местного управления. Могу даже подсказать вам телефон прямого эфира - это я говорю радиослушателям - 223-77-55. Обсуждаем самую близкую к вам власть - муниципальную местную власть, то есть тех, с кем вы должны сталкиваться, и сталкиваетесь, наверное, если не ежедневно, то часто - и чаще, чем, в общем, с депутатами, министрами, руководителями ведомств, и так далее, и тому подобное. Подошли к той точке, Валерий Владимирович, что Минфин считает, что денег много на бумаге.

В.Г.: Да, но прежде чем я буду продолжать, я хочу сказать - у вас сейчас была оговорка по Фрейду, и она не случайна. Вы сказали - Всероссийский совет местного управления.

Р.А.: А нужно говорить - самоуправления?

В.Г.: Это не нужно говорить, это именно в этом суть. И прежде чем продолжить про финансы, я хочу сказать, что это очень важно понимать. Это очень важно, чтобы понимала, конечно, наша бюрократия, безусловно. Но это важно, чтобы понимала пресса - что местное самоуправление имеет две стороны. Да, это местные власти, безусловно - это глава, это депутаты, это муниципальные служащие. Но не случайно все это называется "самоуправление", потому что на самом деле любой дом содержится в чистоте и порядке, когда все члены семьи участвуют в процессе поддержания этого порядка, и это работает на общий результат.

Р.А.: Кто-то посуду моет, кто-то убирает.

В.Г.: Да, то же самое и здесь. Если только местные власти будут заботиться о чистоте - я уж не говорю, о ремонте, это отдельная тема - но хотя бы о чистоте улиц и подъездов, а шесть тысяч жителей деревни будут, извиняюсь, гадить - то, вообще говоря, там и самоуправление будет, но вообще говоря, жить будет отвратительно. Так вот, это местное самоуправление.

Р.А.: Самоуправление, да. Спасибо, что поправили.

В.Г.: Здесь две стороны медали по самоуправлению Это местные власти, а с другой стороны - это лидеры общественного мнения, муниципальная общественность - те, кто людей объединяют, зажигают, поднимают на подвиги - в местных интересах. Может, выйдут отремонтировать детскую площадку, может быть, где-то там яму какую-то засыпать - ну денег нет у властей сегодня, но хоть собственными силами что-то поправить, для того чтобы было легче жить. Так вот, возвращаясь к деньгам - а точнее, мы фактически возвращаемся к вашему первому вопросу. Итак, реформа достигла успеха, на мой взгляд, наполовину. Власти приблизили к людям, но денег пока не дали столько, сколько хотя бы покрывало бы расходы. Причем смотрите, какая интересная вещь. На этом же заседании бюджетного комитета - ну, на других тоже - мы неоднократно поднимали вопрос на тему о том, что на самом деле - а как Минфин, считая федеральный бюджет, производит оценку бюджетной обеспеченности муниципальных образований? И что выясняется - со вполне известным советским экономическим принципом, который привел страну к краху - от достигнутого. Сидит чиновник, смотрит в потолок, или, может быть, в компьютер, и высматривает цифры. Так, сколько в прошлом году муниципалы имели? Сто рублей. Сколько была инфляция? Десять процентов. Десять рублей.

Р.А.: Дадим сто десять.

В.Г.: Ну, маловато - давайте еще два рубля. Вот как производится оценка бюджетной обеспеченности муниципала. А как должно бы происходить? Вообще говоря, должны быть единые социальные стандарты, при помощи которых обсчитаны полномочия. И тогда по этим стандартам туда выделены деньги. Нам говорят - вы знаете, невозможно подсчитать стандарты. Хорошо, я согласен, что сегодня посчитать еще сложно. Действительно, переходный процесс всегда сложный. Но давайте посчитаем хотя бы расходы муниципалов. Давайте посчитаем расходы - сколько реально денег уходит на те или иные вещи. Пока не удается. Так вот, чтобы финансовую систему почти закончить, я хочу сказать следующее. Знаете, почему это происходит? Потому что есть системная проблема в бюджетном процессе в государстве. Она - во первых, я не устаю говорить, она в сцене замечательного фильма "Свадьба в Малиновке", с замечательным героем Попандопуло. Я не знаю, помните или не помните вы эту сцену, когда после очередного набега на деревню Попандопуло собрал белье - трусы, майки, лифчики - это все лежит перед ним в виде огромной кучи. За его спиной стоит его подельник, и Попандопуло делит. Берет что-нибудь, кладет влево, говорит - это тебе. Потом берет еще что-нибудь, кладет вправо, говорит - это мне. В самом начале три-четыре вещи он положит поровну - это тебе, это мне. А потом, произнося эти слова - тебе, мне - кладет все время только себе. Так вот, муниципалы в бюджетном процессе находятся в роли подельника, стоящего за плечами Попандопуло, который делит.

Р.А.: А кто в роли Попандопуло?

В.Г.: Государство, естественно. Государственная дума, правительство...

Р.А.: Областная дума.

В.Г.: Как происходит - садятся, сначала садится правительство и говорит - нам это на оборону, это на безопасность, это - и так далее, и так далее. Так, сколько осталось - вот столько. И в стабилизационный фонд, кстати. Сколько - а, вот столько осталось. Теперь - раз, на восемьдесят пять частей - и раздали субъектам, по каким-то оценкам. Садится потом регион и начинает делить - на то, на то, на это. Потом - так, у нас тут что-то осталось. А кто там у нас - а, муниципалы. А это вот вам. Вот как построено. Это в виде образа, а реально ситуация именно такая. Понимаете, смотрите - я еще раз нарисую - правда, не видно нашим слушателям.

Р.А.: Кстати, у нас есть уже звонок - Валерий Владимирович, может быть, мы послушаем?

В.Г.: Пожалуйста, конечно.

Р.А.: Нет, тут редактора показывают, что нет уже звонка - тогда дослушаем.

В.Г.: Смотрите - фактически бюджетная система у нас состоит из трех уровней - это федеральные, областные и муниципальные бюджеты. И есть правила игры, которые объединены в два кодекса. В первую очередь, бюджетный кодекс и налоговый кодекс. Так вот, правила игры приняты федеральными органами власти с подачи Минфина. Итак, для всей системы - для муниципалов, областей и федерации - правила игры подготовлены федерацией. А отвечает министр финансов и министерство финансов перед президентом только за федеральный уровень бюджета. Отсюда раздутые пузыри фондов, и только 50% расходов внизу. У нас есть так называемая комиссия по межбюджетным отношениям - трехсторонняя комиссия. Перед внесением бюджета в Государственную думу этот бюджет рассматривается на трехсторонней комиссии. Казалось бы, три уровня бюджетов - трехсторонняя комиссия. Логика говорит о том, что представители трех бюджетов сидят и обсуждают.

Р.А.: Должны присутствовать.

В.Г.: Да. А что на самом деле - на трехсторонней комиссии правительство, Государственная дума и Совет Федерации, которые сегодня в полной мере не представляют интересы даже регионов, не говоря о том, что муниципалов не представляют. Такого рода системные ошибки приводят в том числе - я так скажу, может быть, это не ошибки, может быть, недорегулированности, которые понятны - я понимаю, что процесс государственного устройства - сложная, конечно, штука. Но тем не менее, вот эти такого рода системные недорегулированности и просчеты - они приводят потом к тем трагедиям, о которых я говорил, и недостатки в том числе садиков, о которых вы говорили. Вот такая вот ситуация.

Р.А.: Прервемся - мы же тоже должны о людях заботиться. Поэтому расскажем людям о том, как передвигаться по Москве в это время, в 19.20. Боюсь, что передвигаться сложно, скажут, что всюду пробки. Но послушайте - может быть, хоть где-то наступит какой-то просвет. Итак, пробки на московских дорогах.

Р.А.: В студии Рустам Арифджанов, это действительно "107 минут", и мы продолжаем разговор с Валерием Гальченко, руководителем Всероссийского совета местного самоуправления, и депутатом Государственной думы теперь уже пятого созыва. Это второй ваш депутатский срок?

В.Г.: Третий.

Р.А.: Даже третий?

В.Г.: В Госдуме третий.

Р.А.: Не устали депутатом-то быть, Валерий Владимирович?

В.Г.: Вы знаете, вообще говоря, устал, конечно. Потому что обращений людей очень много, и далеко не все в состоянии решить, а это все, конечно же, отражается на состоянии. Но я хочу сказать - вот понимаете, какая вещь - как с муниципалами, это тоже проблема. У нас нет профессии - политик, у нас нет профессии - депутат. Депутат у нас - вот гаишник, а потом депутат. И снизу, если по рейтингу расставлять, профессии и отношение к ним людей - ленивый только не вытирает ноги об депутатов, и еще раз говорю - как к профессии к ней никто не относится. Хотя на самом деле это, во-первых, политик, то есть как бы человек, понимающий, что происходит. Во-вторых, это законодатель, по идее как бы. И более того - очень важно, чтобы это был человек с определенным жизненным опытом, потому что приходится принимать решения, относящиеся к разным сферам. В этом смысле это моя профессия.

Р.А.: Валерий Владимирович, но вы-то прошли все-таки некий путь, есть у вас опыт, он нарабатывался. А вот теперь возьмите муниципальные органы. На них тоже, я уж не знаю - может быть, и учат, может быть, и начали учить.

В.Г.: Это очень большая проблема. На встрече с фракцией приблизительно полтора года назад Владимир Владимирович Путин, обращаясь к нашей организации, как раз об этом говорил. О том, что самая главная проблема сейчас, кроме денег - это, конечно, кадры, которые решают все - или не решают все. И это действительно так.

Р.А.: А их нужно не одна тысяча, не две тысячи, а десятки.

В.Г.: Двадцать пять тысяч муниципальных образований. Следовательно, двадцать пять тысяч глав по минимуму. Хотя на самом деле там сложнее, потому что там кое-где есть сити-менеджеры - есть глава, и есть сити-менеджер, их даже больше. Двести пятьдесят тысяч депутатов, четыреста тысяч муниципальных служащих. И произошло довольно большое увеличение, пришло много непрофессиональных людей. И конечно, проблема подготовки, переподготовки, а главное - обмена опытом - это принципиальнейшая проблема, очень важная. К сожалению, она не решена сегодня. К сожалению, сегодня реально система - Минрегион во главе с предыдущим министром - пока Козак, я понимаю, сложно еще все вопросы решить - с предыдущим министром докладывала о том, что все организовано системой. Какая-то система, какие-то институты есть. Но реальной и массовой подготовки и переподготовки нет. И это серьезно, и за это надо будет биться, в том числе в бюджете следующего года, когда он будет вноситься в Государственную думу. Но здесь еще более сложная система. К муниципальным властям надо изменить отношение. В каком смысле - это мало того, что это важное звено в деятельности государства. Но ведь путь в муниципальную политику - это первый шаг в большую политику. Шаг в муниципальное управление - это шаг в государственное управление. У нас сложилась практика в 90-е годы, когда - я прошу прощения, но тем не менее, не только министры, а иногда и премьер-министры, как черт из табакерки вылезает.

Р.А.: Бывало такое, да.

В.Г.: Я вспоминаю советское время. Можно относиться как угодно, но это были кадровые социальные лифты. Люди проходили, я помню - сначала шлифовщик, потом его брали инструктором в Горком, потом он шел в Исполком, потом он шел на завод - и так далее, проходили разные уровни. Так вот, надо поменять к муниципалам отношение. Это неисчерпаемая кузница кадров для государственного управления, кузница кадров для регионального управления. Но обучением, подготовкой, созданием условий для обмена опытом необходимо, конечно, безусловно, непрерывно заниматься.

Р.А.: Есть у нас вопрос, Валерий Владимирович. Валентина Ивановна позвонила - здравствуйте, Валентина Ивановна, слушаем вас!

С.: Здравствуйте. Я хотела вам сказать, что кроме местного самоуправления существуют в Москве еще и организации общественного местного самоуправления. Они работают на общественных началах, решают много местных проблем, хорошо знают ситуацию на местах. Таких общественных организаций, по имеющимся у меня сведениям, в Москве, по-моему, больше четырехсот. Работа строится на основе взаимодействия органов общественного самоуправления с управой и муниципальным образованием. Работая в таком контакте, мы существуем с 92-го года практически, и работая в таком контакте, у нас получилось, что построен в Куркино прекрасный район, минуя, как говорится, заботы второго Бутово.

Р.А.: Ну вот видите как, Валентина Ивановна, есть чем похвастаться. Спасибо, что позвонили.

С.: И мы занимаемся работой и с проблемами, которые возникают, с экологией у нас очень большие проблемы тут есть, и культурным развлечением, и информативной информацией, потому что не всегда жителям удается получить конкретные сведения. Потому что у нас очень плохо обстоят дела с телефонизацией пока еще, район новый. В общем, проблем много, и вопросов много, но мы стараемся как-то вместе все решать. И я думаю, что если на будущее будут организовываться так и другие органы местного самоуправления, то будет толк. А насчет, я слышала, что вы сейчас сказали, является кузницей кадров - абсолютно правильно. Потому что у нас в совет общины, общественного самоуправления - мы называемся территориальная община Куркино - вошли очень много новоселов, которые имеют и образование, и знания, и желание сделать что-то полезное для своего района.

Р.А.: Спасибо, Валентина Ивановна, спасибо, что позвонили.

В.Г.: Спасибо. Вы знаете, я хочу сказать - во-первых, хотел поблагодарить Валентину Ивановну за этот вопрос, во-вторых, поблагодарить ее как человека с такой, как говорили в советское время, активной жизненной позицией. Понимаете, это крайне важно, это принципиально важно. Чем больше такого рода людей будет возникать, тем быстрее будет преобразовываться страна - страна, я не оговорился. Правильно Валентина Ивановна сказала, что кроме органов местного самоуправления как органов власти есть действительно, и постепенно все больше и больше становится ТОСов - территориальных органов самоуправления, которые фактически функционируют на общественных началах, или вот те институты, о которых сейчас говорила Валентина Ивановна. А главное, возникает все больше и больше лидеров местного общественного мнения, которые включаются в общую работу. Я еще раз хочу сказать - знаете, в нашей стране велика вера в то - помните, сколько, полтора миллиона записываются вопросов президенту - что-то в этом роде.

Р.А.: Да, огромное количество. Почти два миллиона в этом году было.

В.Г.: Это убивает - это просто убивает. То есть представляете, насколько велика вера, что один человек - пусть самый великий, пусть самый умный и гениальный...

Р.А.: Но он же решил вопрос с водопроводом, показал пример.

В.Г.: Хорошо, что вы это сказали. Решил, а не показал. Как раз решил. Так вот, велика вера, что один человек решит вопросы по водопроводам ста пятидесяти миллионам.

Р.А.: Да, это нереально.

В.Г.: Сделает счастливыми сто пятьдесят миллионов. Это невозможно - это в принципе невозможно. Так вот, самая главная задача федерального уровня властей, регионального уровня властей - создать все условия для местных властей, чтобы они включили в созидательный процесс все сто пятьдесят миллионов населения. Никакая программа "Жилища", никакая федеральная программа "Дороги", или любая другая программа не решит эти задачи в двадцати пяти тысячах муниципальных образований, и всех людей там преобразует, и так далее. Это очень важно - то, что сейчас было сказано, потому что я еще раз хочу сказать - это самоуправление. И насколько граждане включены, насколько созданы условия для того, чтобы они активно включались - даже вот эта знаменитая - знаменитая, в смысле известная, давно о ней было сказано - задача удвоения ВВП. Я глубоко убежден, хоть я и член бюджетного комитета, и в свое время активно выступал за создание, за принятие закона об особых экономических зонах - но я глубоко убежден в том, что удвоить ВВП и создать высокие темпы развития страны, которые будут заметны гражданам в первую очередь - невозможно при помощи особых экономических зон, крупных федеральных проектов, развития каких-то конкретных небольших территорий. Это можно решить только одним способом - если федеральные власти, региональные власти создадут такие условия для местного самоуправления - не для властей, для самоуправления - что начнется экономическое возрождение каждого города, каждой деревни, каждого поселка. А тогда, когда сто пятьдесят миллионов включаются в процесс - ну конечно же, эффект можно быстрее получить. Это крайне важно.

Р.А.: Есть еще звонок. Петр Васильевич к нам позвонил - добрый вечер, Петр Васильевич, слушаем вас!

В.Г.: Здравствуйте!

С.: Добрый вечер. У меня вот такой вопрос - должны ли создавать тепличные условия руководители самоуправления, для того чтобы проверить фактические расходы - расходы на дороги, на ЖКХ, и так далее. И как это сделать - можем ли мы это фактически осуществить?

Р.А.: Просто жители, граждане, вы имеете в виду?

С.: Да, жители. Можем ли мы - вот тут у нас ни проехать, ни пройти - вот говорят, что расходуют - а как нам проверить это? По-хорошему, по-деловому - не в смысле, чтобы как-то там подковырнуть, или что.

Р.А.: Да, понятно. Спасибо, Петр Васильевич, понятен вопрос.

В.Г.: Значит, смотря как это понимать. У нас в стране такая понятийная катастрофа - все произносят одни слова, а смысл разный вкладывают.

Р.А.: Терминологическая несуразица.

В.Г.: Да, смотря что иметь в виду. Если иметь в виду, что любой человек с улицы может войти и потребовать амбарную книгу...

Р.А.: Покажите мне смету благоустройства района.

В.Г.: Пока это невозможно. Я думаю, со временем это может быть, но пока это невозможно. Но, тем не менее - во-первых, есть городской совет. Вот меня выбирают мои родные граждане, я избираюсь в одном месте более пятнадцати лет. Но у меня там много избирателей, пятьсот тысяч - а у депутата местного самоуправления обычно это двести, триста, ну тысяча человек. Это человек, находящийся рядом. В этом смысле, конечно, нужно использовать депутатов в первую очередь местного самоуправления для решения этой проблемы.

Р.А.: То есть прийти и сказать - депутат, пойди посмотри!

В.Г.: Ну да, принеси нам документы, покажи. Вот этот ТОС, или вот эта группа граждан, которая там самоорганизовалась - или один человек может прийти и потребовать эти документы - безусловно, они обязательно должны быть представлены. Кроме того, в законе о местном самоуправлении предполагается - не предполагается, а есть нормы, которые говорят о том, что местные бюджеты со всеми расходами и доходами должны публиковаться в прессе. И в этом смысле каждый гражданин может посмотреть. Но в чем проблема здесь - их много, но вот одна из проблем. Публикуют, но что публикуют? Сто миллионов сюда, триста миллионов сюда - и все на этом заканчивается. Я помню, как в 91-м году я был председателем Дмитровского городского совета, и тогда Московская область послала нас на учебу по местному самоуправлению - это была Германия. Там много было интересного, но меня поразил город - не помню, тысяч двенадцать, что ли, Констанц - ну, небольшой город, короче. Нам показали бюджет - это был талмуд, сантиметров десять приблизительно, на тонкой папиросной бумаге.

Р.А.: Каждая скамеечка расписана.

В.Г.: Там скрепка, ластик - все в этом бюджете до копейки. И он лежит где угодно - можно прийти в администрацию, и вот он лежит, его можно открыть, полистать, посмотреть, и так далее. К сожалению, этого у нас нет, конечно же. И зачастую и на региональном уровне, и на муниципальном уровне - более того, сознательно бюджеты укрупнять стараются. Но постепенно процесс идет - в том смысле, что и бюджетное законодательство совершенствуется, мы заставляем более подробно прописывать все статьи расходов и доходов. И конечно, все же недалеко то время, когда каждый гражданин сможет, придя в городскую администрацию, взять лежащий где-нибудь на полке бюджет, полистать и посмотреть, а потом пойти на то место, куда, я не знаю - школа такая-то, класс такой-то - стул и парта появились новые или нет? К сожалению, сегодня это возможно проделать только через депутата. Только он как специалист может разобраться и какую-то информацию вам сообщить.

Р.А.: Но с другой стороны, если каждый начнет говорить - нет, не ставьте здесь скамейку, а поставьте здесь телефонную будку...

В.Г.: Нет, тут же речь о контроле расходов. Тебе говорят, ты слышишь - столько-то миллионов или сотен тысяч рублей потрачено на реконструкцию этой школы. Ты приходишь в школу и не поймешь - где же эти деньги зарыли? Так вот, если в бюджете, принятом советом и опубликованном, написано, что потрачен миллион рублей, на этот миллион покрашен класс, куплено десять парт, куплен телевизор, куплен стул - ты можешь пойти в ту школу и посмотреть - а где тот стул? - А, вот он. А когда был покрашен? - А вот покрашено. Понимаете, вот об этом речь идет. А то, что вмешаться в бюджетный процесс, сказать, что нам надо это или это - я вам так скажу - это самое правильное. Конечно же, те главы правы, которые используют те нормы закона, которые есть в 131 законе, когда выслушивают реальные общественные слушания перед принятием бюджета.

Р.А.: Потому что мы лучше знаем, где нам тропинку проложить.

В.Г.: Ну конечно. На федеральном уровне, конечно, общественные слушания устраивать по федеральному бюджету бессмысленно. Вопросы обороны, безопасности - вопросы закрытые и для специалистов. Но где тропинку проложить, где поправить забор, где колодец выкопать - это знают люди. И конечно же, необходимо проводить такие слушания. И это же метод вовлечения. Это метод создания условий для проявления гражданской позиции граждан. И в этом смысле мы опять возвращаемся к той теме, которую вы затронули. Конечно же, кадры решают все - и в этом смысле воспитание, обмен опытом, и так далее - это крайне важно для нас.

Р.А.: Осталось последнее - где найти деньги. Но на это у нас осталась только минута. За минуту сможем?

В.Г.: За минуту - хочу сказать, очень важная встреча состоялась 23 октября с президентом Российской Федерации в Колонном зале Дома союзов, и было принято крайне важное решение - воссоздан муниципальный совет при президенте. Это крайне важно, потому что вот тот подельник, о котором я говорил - он должен перестать быть подельником, он должен быть участником процесса. Муниципалы должны участвовать в процессе подготовки и принятия решений, которые затрагивают интересы муниципальных властей, но главное - интересы граждан. Пока у нас где-то вверху кто-то принимает решения, а расхлебывают потом муниципальные власти или граждане. Я надеюсь, что в ближайшее время совет начнет функционировать, и многое у нас в стране изменится.

Р.А.: Мы тоже надеемся. Я на виду и на слуху у всех радиослушателей выслушал несколько претензий к средствам массовой информации, я их принимаю, Валерий Владимирович. Но как видите, мы с вами почти час говорили, и я думаю, что и для меня, и для многих слушателей понятно объяснили, в чем же суть муниципальной реформы. Так что исправляемся. Спасибо, что пришли к нам.

В.Г.: Спасибо вам.

Р.А.: В гостях у нас был Валерий Владимирович Гальченко, руководитель Всероссийского совета местного самоуправления. Вот такие депутаты у нас теперь в Государственной думе. Спасибо, и до свидания.

www.rusnovosti.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован