01 декабря 2012
5498

Интервью Сергея Иванова программе `Вести в субботу` телеканала `Россия-1`

Председатель Организационного комитета по подготовке и обеспечению председательства Российской Федерации в "Группе двадцати" в 2013 году, руководитель Администрации Президента Российской Федерации ответил на вопросы ведущего программы "Вести в субботу" телеканала "Россия-1" Сергея Брилёва.

* * *

Сергей Брилёв: Сергей Борисович, "Большая двадцатка", председателем которой становится Россия, это вообще что такое? Это мировое правительство, это мировой парламент, это мировой Центробанк? И вообще, почему так важно России быть её председателем?

Сергей Иванов: "Двадцатка" - это на 100 процентов не мировое правительство, на 100 процентов не мировой парламент. Для особо озабоченных граждан даже могу сказать, что это не мировое закулисье. Это неформальный форум ведущих экономик мира. "Двадцатка" представляет или генерирует 90 процентов всего мирового внутреннего валового продукта, 80 процентов всей мировой торговли. Ну и на территории стран "двадцатки" проживает две трети населения нашей планеты. Вот что такое "двадцатка".

Сергей Брилёв: Короткий подвопрос. Саммит будет проводиться в Константиновском дворце в Питере, да?

Сергей Иванов: Да.

Сергей Брилёв: То есть никаких дополнительных финансовых вливаний никуда особенно делать не надо?

Сергей Иванов: Ну особо больших не надо. Я бы сразу, может быть, пояснил. Мы говорим "двадцатка", но на самом деле в Петербурге 5 и 6 сентября будут присутствовать 33 руководителя делегаций. Почему? Поясню. "Двадцатка" - это двадцатка, это 20 ведущих экономически и финансово развитых стран, но по традиции приглашаются гости "двадцатки". Это так называемый аутрич. То есть мы, конечно, расширяем формат и хотим показать, что "двадцатка" - это не закрытый эксклюзивный клуб, несмотря на 90 процентов мирового ВВП, но тем не менее мы прислушиваемся и действуем в интересах глобальной экономики, которая коснётся любой страны безотносительно уровня её экономического развития. Кроме этого мы приглашаем, конечно, традиционно руководителей крупных международных организаций. В этом смысле, конечно, нагрузка по сравнению с "восьмеркой" чуть больше. Но основная инфраструктура создана: это - Константиновский дворец. Ну и второе, конечно, преимущество Питера - я надеюсь, жители Санкт-Петербурга это оценят, но надо дождаться самого форума...

Сергей Брилёв: Мы помним, что вы - уроженец Василеостровского района.

Сергей Иванов: Да, но я говорю о том, что мы не собираемся город перекрывать, особенно центральные улицы. Остальные члены делегации, которые будут проживать вне зоны Константиновского дворца, будут передвигаться по морю. Даже те, кто будет жить в питерских гостиницах, будут расселяться только в тех, которые расположены рядом с пристанями.

Сергей Брилёв: Заодно создание какого-то количества рабочих мест на время проведения саммита...

Сергей Иванов: Ну само собой.

Сергей Брилёв: Я хочу задать вопрос, за который, возможно, мне достанется. Не знаю, достанется ли от вас, но от многих точно. Тема того, что проблема глобальная, а в основном механизмы решения национальные, звучит уже несколько лет. Вот, скажем, Примаков и Киссинджер как сопредседатели "группы мудрецов" не раз эту тему развивали и вместе, и порознь. В то же самое время мы понимаем, что в "двадцатке" есть страны ну не то чтобы первые среди равных, но не очень привычные к тому, чтобы прислушиваться к мнению других. Вот тут, наверное, я сейчас задам опасный вопрос. Россия, которая занимает по разным оценкам то ли третье, то ли четвертое место в мире с точки зрения золотовалютных запасов, не может ли она в разговоре, например, с Соединёнными Штатами, использовать тот аргумент, что мы же покупаем ваши американские депозитарные расписки и прочие бумаги, вообще-то мы финансируем вашу экономику. Может быть, вы всё-таки послушаете, что вот здесь бы лучше поступить так, а не иначе?

Сергей Иванов: Я начну издалека. Вы упомянули Евгения Максимовича Примакова и Генри Киссинджера. Я и того, и другого неплохо знаю, как я считаю. Но Евгения Максимовича, конечно, лучше. В конце концов, он много лет был моим прямым начальником в Службе внешней разведки. С Генри Киссинджером я тоже один на один ну раз двадцать, наверное, встречался. Очень умный человек, прозорливый человек. Сделаю лирическое отступление. Мне, например, в память врезалась его цитата, которая в России мало кому известна. Он говорил и говорит сейчас, что каждый нормальный молодой человек должен начать свою карьеру либо в спецслужбах, либо в армии. И он от своих слов до сих пор не отказывается.

Сергей Брилёв: И он так начал.

Сергей Иванов: Да, он так и начал. И он считает, что это правильно. Ну а если серьёзно, возвращаясь к вашему вопросу - что сказать Америке?.. С одной стороны, я не могу с вами не согласиться, Сергей, что, конечно, американцы не любят, когда им со стороны пытаются дать те или иные советы. С другой стороны, я не могу утверждать, что американцы отвергают любые советы. Американцы играют главенствующую роль в Международном валютном фонде - это факт. Но даже на прошлом саммите "двадцатки", в Лос-Кабосе, было согласовано, что необходимо изменить квоты и голоса в Международном валютном фонде с учётом роста экономик, прежде всего стран БРИКС.

Сергей Брилёв: То есть из ваших слов выходит, что американцы готовы идти навстречу?

Сергей Иванов: Американцы - прагматики. Тогда, когда они видят, что те или иные изменения неизбежны либо это в их же интересах пойти на эти изменения, они с ними соглашаются.

Сергей Брилёв: Ещё один непростой вопрос, возможно из серии опасных. То, что мир изменился с 1944 года, бесспорно. То, что Китаю в МВФ принадлежит такая же, как кажется, квота голосов, как Бельгии и Голландии, несправедливо.

Сергей Иванов: Это несправедливо.

Сергей Брилёв: Но с точки зрения эгоистических российских интересов, если рассуждать, а у России уже есть место в Совете управляющих Международного валютного фонда, что нам за других-то беспокоиться?

Сергей Иванов: Голый эгоизм, хотя, конечно, свои национальные интересы надо защищать. Но когда речь идёт о глобальной экономике, мировой торговле, инвестициях, о финансово-кредитной политике, долговой проблеме, мы всё-таки должны понимать, что успех одной страны за счёт ущемления интересов другой в долгосрочном плане не сработает. И если, скажем, доля квот или голосов в МВФ у Китая увеличится, я здесь не вижу никаких прямых рисков для России.

Сергей Брилёв: Нам сокращаться не придётся?

Сергей Иванов: Нам сокращаться не придётся.

Сергей Брилёв: Сергей Борисович, со времён саммита "восьмёрки" в Питере, когда Россия первый раз председательствовала в подобной группе, составной частью российской внешней политики является тезис об энергетической безопасности. Но со времён Питера ведь очень много что изменилось. Ну, может быть, такая специфическая деталь, но всё-таки она, мне кажется, очень важной: впервые возник почти 10-, а то и 20-процентный разрыв между стоимостью нефти Brent в Европе, по которому считается и российский Urals, и стоимостью техасской нефти в Штатах, что делает американскую экономику на 20 процентов более конкурентоспособной. Ну там, в пересчете, может, и поменьше, но это факт. Значит, возник пресловутый Третий энергопакет в Евросоюзе. Да и ладно бы с ним, но началась, как говорят, экологически варварская разработка в Штатах сланцевого газа. И если, скажем, лет 10 назад мы рассуждали категориями, что вот сейчас, может быть, "Газпром" ещё придёт на американский рынок, сейчас поток вот-вот пойдёт из Америки. Значит, иными словами, картина здорово меняется. На фоне этой очень изменившейся международной панорамы есть вообще шанс договориться по вопросам энергетики? Ведь энергетика вновь выносится сейчас Россией в повестку дня "двадцатки"?

Сергей Иванов: Если мы говорим о Третьем энергопакете, это проблема взаимоотношений России и Евросоюза. Это не глобальная проблема. И она, я думаю, на "двадцатке" даже обсуждаться не будет. Да, там есть много вопросов. Мы принципиально не согласны (и не скрываем этого) в том, что Третий энергопакет просто затрудняет заключение долгосрочных контрактов и может привести к тому, что в Европе возникнет просто тупой, извините, дефицит ресурсов. Ведь всё больше и больше средств уходит на разведку нефти и газа, потому что это всё уходит на север, - значит это дороже. На транспортировку, переработку и распределение. Если исходить из логики Евросоюза, что всё это надо разделить, то возникает вопрос: а кто будет инвестировать в разведку и транспортировку? Кстати, это не единственное, скажем, наше противоречие с Евросоюзом. Могу привести второе, малоизвестное. Вы знаете, что Евросоюз принял свой собственный закон о том, что гражданские самолёты, летящие в зону Евросоюза или вылетающие оттуда, должны платить за эмиссию парниковых газов, поскольку это наносит вред окружающей среде?

Сергей Брилёв: Скрытый протекционизм и зелёный налог на самом деле.

Сергей Иванов: Здесь два аспекта. Во-первых, доля авиации в общих выхлопах транспорта в атмосферу составляет около 1 процента. 96 процентов - это автомобильный транспорт, о чём мы говорим. И второе. Нормы, регулирующие полёты гражданской авиации, определяются ICAO, расположенной в Монреале. Американцы и китайцы, узнав об этом законе Евросоюза, приняли свои законы, запрещающие своим компаниям хоть копейку, хоть цент выплачивать странам Евросоюза. Вот что значит, так сказать, одностороннее решение. Вот на этом примере хорошо видно. Всё-таки надо решать эти проблемы сообща. Я, кстати, не исключаю, что и наша Дума примет закон, запрещающий российским авиакомпаниям выплачивать так называемые эмиссионные или экологические сборы в пользу Евросоюза, потому что для этого существует другая организация и не Евросоюзу определять глобальные правила игры на рынке гражданской авиации. То же самое примерно и с газом.

Теперь что касается сланцевого газа. Я тоже пока отношусь очень настороженно к сланцевому газу, потому что, как и вы, слышал - я не эксперт, - но слышал, что это связано с очень серьёзными экологическими проблемами, потенциально очень опасными. Вообще, добывать сланцевый газ можно только в безлюдных местах. Европа, как известно, безлюдной не является, поэтому перспективы добычи сланцевого газа, например в еврозоне, я высоко оценить не могу. Деформирует ли это рынок? Наверное, да, но вот ещё с непонятными последствиями. И второе, и самое главное: если удорожается инфраструктура доставки энергоресурсов, если мы говорим о газопроводах, например, то это приведёт к тому, что просто вырастет цена. Рост и перегрев экономики будут иметь уже глобальные последствия.

Сергей Брилёв: Сергей Борисович, думаю, что подходим к концу нашей беседы, но перед тем, как задать один философский вопрос, задам немного хулиганский. Собственно, в этих стенах однажды сказано было "приезжайте к нам лет эдак через 20". А вот лет эдак через 20 каким вы видите набор основных резервных валют? Про евро вы уже упомянули. А что с остальными?

Сергей Иванов: Ну, конечно, вопрос не хулиганский, но понимаете, я не ясновидящий. Здесь очень легко ошибиться. Это всё равно, что прогнозировать результат футбольных матчей - примерно из той же серии.

Сергей Брилёв: Ну тогда можно так сказать.

Сергей Иванов: Но постараюсь. Ну, очевидно, доллар, это ясно. Евро, пожалуй, тоже. Есть несколько других валют, которые отчасти можно рассматривать как резервные: ну, во-первых, швейцарский франк - очень надёжная, хорошая валюта, английский фунт стерлингов...

Сергей Брилёв: Австралийский доллар, в который вложилась Россия.

Сергей Иванов: ...японская иена. Очень много сейчас разговоров о создании единой азиатской валюты, и если это состоится, то понятно, что этой валютой будет, конечно, юань. Но, с другой стороны, юань - это ещё не полностью свободно конвертируемая валюта, поэтому я думаю, что этот процесс ещё займет энное количество лет как минимум. Идут разговоры о создании таких региональных валют и в арабском мире, в близком вам, я знаю, регионе Латинской Америки.

Ну и что касается России. У российской есть шанс стать резервной региональной валютой в основном на пространствах СНГ. Работа эта ведётся. Здесь нельзя ожидать очень быстрых результатов: это просто невозможно. Это такая незаметная работа, которая занимает годы, несомненно. У нас, во-первых, торговля уже внутри, скажем Таможенного союза, отчасти в рублях. С тем же Китаем, между прочим, мы тоже начали уже реально торговать по линии рубль-юань, избегая тем самым дополнительных рисков волатильности основных валют, то есть доллара и евро. Это делает нашу экономику более устойчивой, более надёжной.

Сергей Брилёв: Я, конечно, невольно уходил в некоторые конкретные темы, не имеющие прямого отношения к "Группе двадцати", а вот сейчас всё-таки хотел бы к ней вернуться. Значит, основной лозунг, мотив российского председательства - это инвестиции и генерация рабочих мест. И что же будет предложено двадцати странам, ну, вернее, 33-м, как мы с вами договорились, участникам, что будет предложено "двадцатке" от имени России на ближайший год? Где, в чём цель?

Сергей Иванов: Цель в том, чтобы сделать экономики, по крайней мере в странах "двадцатки", более предсказуемыми. А для этого надо решить долговые проблемы, проблемы надзорных органов, потому что надзор за банковским сектором, как уже ранее решала "двадцатка", не совсем эффективен. Появляются "пузыри", появляются банки, которые при ближайшем рассмотрении оказываются не банками, а отмывочными конторами. Это большие проблемы для экономики, и не только российской - для всей "двадцатки". Необходимо, как я уже сказал, улучшать инвестиционный климат, который в свою очередь позволит создать качественно новые рабочие места. Наш Президент поставил задачу создать 25 миллионов новых рабочих мест не просто старого профиля, скажем там, где производительность труда невысокая, а именно 25 миллионов новых по качеству рабочих мест, то есть высокотехнологичных, там, где производительность труда гораздо выше, чем на ныне существующих рабочих местах, например в моногородах. Вот эти все вопросы мы и будем выносить в повестку дня.

Мы впервые вводим такую новеллу, что в преддверии Саммита состоится совместная встреча министров финансов и министров труда. Ну и, кроме того, не могу не упомянуть вот ещё о чем. Чтобы "двадцатка" не выглядела неким замкнутым клубом или там "золотым миллиардом", как некоторые говорят, мы отдельно будем проводить форум крупного бизнеса, отдельно форум гражданского общества, где просто послушаем граждан, их, если хотите, наставления, их советы, как дальше развиваться "двадцатке". Отдельно профсоюзы и отдельно молодёжь. Вот эти форматы четырёх встреч будут проведены до Саммита 5-6 сентября в Константиновском дворце.
http://ru.g20russia.ru/news/20121201/781005625.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован