20 февраля 2007
1650

Интервью В.Анохина на тему: Русский фашизм

Игорь Шишкин: Мы решили вновь вернуться к теме русского фашизма, широко обсуждавшейся в начале 2006 года. Мы ее уже поднимали, но, увы, уйти от нее окончательно нельзя. Несколько дней назад министр в правительстве Саакашвили, грузинский министр официально на телевидении назвал Россию фашистским государством. Вышел из-за этого скандал. Были протесты в Государственной думе, в средствах массовой информации России. Даже МИД как-то так отреагировал не очень дружелюбно на такую акцию. Мы сейчас не будем рассматривать заявления грузинских министров. Что из себя эта публика представляет, я думаю, все это хорошо понимают, что главная их задача сейчас спровоцировать Россию для того, чтобы затем выступить в роли униженных, угнетенных, и чтобы быстренько тысячи натовских самолетов прилетели их защищать. Это все ясно.

Но ведь есть и другая сторона в этой проблеме и в этом заявлении: он ведь ничего такого не сказал, что не говорится здесь, в России. Он, сославшись на наши СМИ, сказал, что Россия - фашистское государство, что у нас по улицам ходят скинхеды, у нас убивают инородцев, у нас всюду фашистские лозунги. В сущности, он повторил то, что заявляет и российская власть. И если сейчас возмущаться его заявлениям, то нужно точно также возмущаться и заявлениями российской власти.

Владимир Анохин: Мы к этому вопросу подходим именно вовремя. Поскольку сегодня наблюдается кризис идеологии, и никто не заботится о положительном образе страны, то его, естественно, подменяют отрицательным, и, как ни странно, этим занимаются люди, стоящие у власти, партия власти, причем облекают это не только в устные формы, в заявления своей партийной точки зрения, а именно выступают с так называемым антифашистским пактом. То есть партия, которая обслуживает власть, выступает с лозунгом, что мы стоим на пороге фашизма. Поэтому то, что говорят в Грузии, это перепев здешних выступлений.

Игорь Шишкин: Когда мы обсуждали этот антифашистский пакт, вы и говорили, что неизбежны будут внешнеполитические осложнения.

Владимир Анохин: На Россию уже смотрят (это официально было сказано), как на гарант энергетической безопасности и так далее. Это понятно. И вдруг возникает идеологическая подоплека - задавить Россию по той причине, что она является преемником фашистской Германии, и поэтому "прогрессивные силы" выступают с документом, в котором говорят, что все политики должны подписать антифашистский пакт. "Стоп, - думают на том же Западе, на том же Востоке, где угодно, - значит, в России формируется фашистская структура? Фашизм у порога?".

Игорь Шишкин: Там же не предполагают, что тут есть такие идиоты, правильно?

Владимир Анохин: И главное, что ведущие партии демократического плана, патриотического плана вдруг начинают поддерживать идею о том, что у нас фашизм. Значит, надо подписывать антифашистский пакт. Это находка с точки зрения любого нормального политика, занимающегося международными отношениями, ищущего рычаг давления на государство. У него появления инструмент давления на Россию и в экономическом, и в политическом, и в идеологическом плане: смотрите, что у вас творится, у вас фашизм. Так, руками партии, обслуживающей власть, создано превратное мнение о России. Вот чего добились наши политики. Конечно, государства, имеющие глубокие корни, опыт, традиции, как например, Франция, Англия, Италия, не отреагировали на наши идиотские заявления по поводу фашизма.

Игорь Шишкин: Но еще могут и отреагировать, если понадобится.

Владимир Анохин: Но кость брошена, и такое новообразование как Грузия позволила себе выкрикивать слова о фашизме, мол, молодые, горячие. Наше правительство на это заявление слишком мягко среагировало. Власть должна быть властью, а не глиной, из которой можно лепить все, что угодно.

Игорь Шишкин: Иначе среагировать оно и не могло, потому отсюда же и шли предложения считать Россию, если уже не свершившимся фашистским государством, то почти фашистским государством. Да, антифашистский пакт, вся эта истерика по поводу фашизма в России подрывают международный имидж страны. Это понятно. Но, может быть, не зря эти люди при власти бьют во все колокола: давайте спасать нашу страну от "коричневой чумы". И если посмотреть телевидение, почитать газеты, то создается впечатление, что так оно и есть. Всюду, везде сплошь выходки всяких там фашистов.

Владимир Анохин: Ну да, по Тверской идут штурмовые отряды.

Игорь Шишкин: Почти везде ходят. В то же время, когда Хаиндрава объявил Россию фашистским государством, а перед этим партия власти объявила, что фашизм на пороге, в России был опубликован очень интересный документ. Он называется так: "Расизм, ксенофобия, антисемитизм. Этническая дискриминация в Российской Федерации в 2005 году. Обзорный доклад московского бюро по правам человека". Корни у этого бюро всем нам хорошо известны. Эта организация когда-то называлась, точное ее название не помню, типа комитета за право выезда евреев из Советского Союза.

Это была чисто этническая группировка, обслуживающая интересы тех, кто собирался уехать из Советского Союза в Израиль. Теперь возглавляет это московское бюро по правам человека господин Александр Брод. Автор доклада такой же - Чарный, и вся остальная публика тоже проверенная. Проверенные товарищи, что называется. И что же эти проверенные товарищи нам сообщают в цифрах о фашизме, экстремизме и ксенофобии в Российской Федерации? Читая этот доклад (а в нем больше 80 страниц мелким шрифтом), я выяснил, что, оказывается, в 2005 году Россию просто захлестнула волна фашизма, экстремизма и ксенофобии, что выразилось, в частности, в убийстве 28 человек на национальной почве. Когда начинаешь выяснять, что же это за национальная почва такая, оказывается, что туда отнесены все убийства, в которых убийцей был русский, а жертвой был не русский, а раз так, то фашизм. Плюс было целых 366 избиений на национальной почве.

Владимир Анохин: Это на фоне того же 2005 года, когда было совершено свыше миллиона тяжких преступлений.

Игорь Шишкин: На недавней коллегии Министерства внутренних дел звучали очень страшные цифры. Говорилось о том, что преступность выросла в стране в целом более, чем на 20 процентов. При этом сам Александр Брод признает, что количество преступлений на межнациональной почве в Российской Федерации по сравнению с 2004 годом понизилось. Вот вам и тысячи штурмовиков, которые ходят по улицам Москвы. И, кстати сказать, насчет тысяч штурмовиков: уже третий год подряд в докладах этой неуважаемой организации (мною, во всяком случае) фигурирует одна и та же цифра, каждый раз сообщают, что количество скинхедов достигло 50 тысяч. Вот эти "50 тысяч скинхедов" ходят по всем СМИ уже три года. И каждый раз: "О, ужас! Их стало 50 тысяч!".

Владимир Анохин: Эти "50 тысяч" все растут, появляются в Москве, потом на Чукотке, потом перекочевывают в Мурманск и так далее. И везде они захлестывают страну. Но это просто несерьезно. Хотя интересно, что доклад этот проходил при поддержке ЕЭС.

Игорь Шишкин: Эту контору финансирует не только ЕЭС, но и фонд Сороса и прочие организации.

Владимир Анохин: Замечательно. Но тогда они, наверное, попадают под закон о неправительственных организациях, по поводу которого тоже разразилась истерика. Это еще один фактор, вынуждающий их доказывать свою необходимость для общества и государства, что они способны сохранить стабильность и "устранить угрозу фашизма". Это все понятно. Непонятна только скоординированность действий власти и этих общественных организаций. И что это за явление, которое вдруг, из области экономической, политической борьбы вдруг перекочевывает в область идеологии? Это очень серьезный момент, и обсуждать его надо по-серьезному.

Игорь Шишкин: Согласен. Хотя, читая этот доклад, очень тяжело быть серьезным, потому что для создания видимости массы преступлений на этнической почве, там приводятся такие примеры проявления злостного национализма, ксенофобии и экстремизма: "Офицер милиции (из службы по контролю за наркоторговлей) заявил, что в Пермской области среди задержанных наркоторговцев 70 процентов - это цыгане". Оказывается, это ксенофобия и экстремизм. Он не имел права так говорить. Далее, я там читаю еще об одном злостном проявлении ксенофобии (не русофобии, обратите внимание, этого вообще и в помине нет), которое заключается в том, что один из наших депутатов пытался, как там было сказано, "раздуть скандал по поводу изнасилования русской женщины кавказцем". Вот это ксенофоб! Нет, чтобы промолчать.

Далее, оказывается, что к ксенофобии относятся и все попытки рассказать, что где-то кто-то из представителей нерусской национальности сделал что-то нехорошее русским. Например, был известный случай в 2005 году, когда представитель кавказской национальности убил олимпийского чемпиона в Санкт-Петербурге. Нет предела возмущению у Александра Брода сотоварищи: как они смели эту историю так подать? Еще была история тоже в Санкт-Петербурге, когда несколько выходцев из Африки напали с бейсбольными битами на прохожих и избили нескольких человек. Скорее всего, они были пьяны, я не думаю, что у них были какие-то расистские или иные соображения. Средства массовой информации об этом рассказали, и именно этот рассказ в данном докладе назван еще одним ярким проявлением ксенофобии в России. Он (доклад) весь заполнен подобными примерами.

Владимир Анохин: С одной стороны, меня успокаивает то, что даже на западные деньги эта организация скребет по сусекам, и не может показать политическую структуру, идеологию, организаторов, подразделения русского фашизма. Есть набор событий, которые хорошо структурированы, опыт их организации у них есть. Сколько лет они мучают уже государство своими измышлениями. Но раз они не могут найти у нас организации, которая бы действительно стремилась к власти, стремилась установить фашистский строй, значит, им надо ее изобрести. Любопытные они ребята, конечно. Они хотя бы взяли другие страны для сравнения, например, Израиль. Там фашистских организаций более чем достаточно, и свастики на синагогах появляются именно там, а не здесь, но это замалчивается. Как это - на территории Израиля вдруг фашистские антисемитские организации?

Игорь Шишкин: В этом докладе очень много места уделено такому, с их точки зрения, вопиющему проявлению ксенофобии, фашизма и экстремизма, как "Русский марш", они его называют "Правый марш", который прошел в Москве. Мы все хорошо помним, что основным лозунгом на этом марше было "Москва для москвичей". Это был марш против незаконной иммиграции и против политики властей по изменению этнодемографической ситуации в столице, и он был объявлен ярким проявлением фашизма.

Владимир Анохин: Объясняю, почему. В принципе эти явления имеют место, они объективны, они получили протест и, естественно, ответ. Но для того, чтобы дискредитировать совершенно нормальные опасения по поводу иммиграции, засылаются "казачки". Я прекрасно знаю этих "казачков", они существовали с девяностых годов, этакие платные нацисты. Тот, кому это нужно, нанимает этих "платных нацистов", они внедряются в толпу, и, обратите внимание, что съемки велись только там, где эта оплаченная группа прошла с фашистскими лозунгами.

Игорь Шишкин: Что из себя представляют эти организации, хорошо показал скандал в Перми. Там выступили на молодежном каком-то форуме представители российских "наци". Сначала вся демократическая пресса подняла шум, что вот вам, мол, доказательства, нацизм у порога, фашизм у порога, завтра они придут к власти. Заявления там действительно делались, и руки выбрасывались, и даже один из их представителей сказал: "Мы приняли решение полгода назад прекратить практику политических убийств. Переходим к легальной работе". Как на него, правда, наручники сразу не надели? Человек сам признался, что он занимался политическими убийствами.

А потом выяснилось, что организаторами были члены молодежного отделения СПС и "Яблоко", засветилась там и дочка Гайдара, и эта демократическая публика хорошо срежиссировала спектакль под названием "Нацисты у порога, но нацисты отказываются от политических убийств".

Я думаю, что и все остальные, которых показывают, - то же самое. Но вот когда господин Брод и ему подобные заявляют о том, что забота об этнодемографической ситуации - это фашизм, они почему-то всегда забывают о своем втором государстве (у них ведь у всех паспорт второго государства лежит в кармане). На днях в израильской прессе был опубликован интересный материал под названием "Иммиграция и еврейский характер государства Израиль". Сейчас там идет избирательная кампания, и в предвыборной платформе партии Шарона записано следующее. Цитата: "Высшей целью правительства будет сохранение Израиля как надежного национального дома для еврейского народа посредством обеспечения наличия в стране еврейского большинства". Далее сообщается, что в Израиле есть высший суд справедливости, который постановил, что "еврейское большинство служит необходимым фактором существования государства Израиль в нынешнем виде", и что "еврейское большинство обладает полным правом заботиться о самосохранении себя в качестве такового, потому что у евреев другого государства нет".

Интересно, почему же русское большинство в России, с точки зрения Брода, не имеет права заботиться о том, чтобы оставаться большинством в России? Разве у русского народа есть какое-нибудь другое государство? Но по поводу программного документа партии, которую возглавляет премьер-министр страны (правда, сейчас он при смерти), никто не говорит, что это фашистская партия. Так получается, в Израиле уже фашисты у власти, если они заявляют такое?

Владимир Анохин: Получается так. Меня всегда настораживает эта поспешность. Вот когда говорят и о ксенофобии, и об антисемитизме, и о расизме, и отдельно о фашизме, возникает такое впечатление, что их вызвали куда-то и сказали: "Чтобы к завтрашнему утру документ был", и они начинают строчить. Что означает понятие "антисемитизм"? Если говорят, что человек - антисемит по отношению к нашему правительству, к Гайдару, или к Фрадкову, значит, там семиты сидят? Я что-то там не видел ни египтян, ни иорданцев, ни ливанцев, ни граждан Мальты, ни иракцев.

Игорь Шишкин: Все прекрасно понимают, что под антисемитизмом подразумевается юдофобия.

Владимир Анохин: Ну, если уж говорят о юдофобии, то надо совершенно четко давать определения. Почему-то в свое время, было официально запущено с помощью того же правительства выражение "лица кавказской национальности", что явилось еще одним фактором отторжения и напряжения на Кавказе. Я не хочу, чтобы жителей Кавказа называли лицами кавказской национальности. Давайте тогда всех называть: лица русской национальности, еврейской национальности, так в паспортах и будем писать. Понимаете, с одной стороны, как бы борются за толерантность, а, с другой стороны, изначально унижают другие нации.

Игорь Шишкин: Кстати, по поводу антисемитизма. В этом докладе ему уделено очень много внимания, но если прочитать внимательно, то выясняется, что не только ксенофобии не набирается с экстремизмом, но не находится даже антисемитизма. Если прочитать внимательно этот доклад, то получается, что Россия - вообще уникальная страна, где практически нет ни ксенофобии, ни антисемитизма, потому что в раздел "антисемитизм" они смогли отнести только то, что одна женщина (депутат от КПРФ) выступая, заявила, что нужно еврейских олигархов отличать от честных еврейских тружеников. Это и назвали антисемитизмом.

Владимир Анохин: Если это вызвало возмущение, это потрясающе. Брода заплевали бы за это в любой синагоге.

Игорь Шишкин: А второе проявление антисемитизма это знаменитое письмо "пяти тысяч". О нем кричат, "О, ужас, письмо пяти тысяч!". А в этом письме всего-навсего содержится требование к Генеральной прокуратуре - разобраться, существуют ли экстремистские еврейские организации и, если таковые есть, их запретить. А что незаконного в том, чтобы запретить экстремистские еврейские организации? Там же не сказано, запретить еврейские организации вообще. Там сказано: бороться с еврейским экстремизмом.

А что, разве его нет? Вот в конце 2005 года в Соединенных Штатах было сообщение, что в тюрьме убили еврейского экстремиста, видимо, сами заключенные. Он создал военизированное подпольное формирование, которое должно было воевать с исламским фундаментализмом. За попытку нескольких терактов его посадили в тюрьму. Заключенные его убили. Экстремист? Экстремист. В Израиле, если мне не изменяет память, представитель еврейской экстремистской организации убил президента или премьера. В России попросили разобраться, есть ли у нас такие экстремистские организации, и это, оказывается, уже антисемитизм.

Вот поэтому я считаю, этот доклад - это лучшее доказательство того, что на самом деле никакого фашизма как такового, даже в маргинальном виде, никакого экстремизма и ксенофобии в России на самом деле практически, как политического явления, не существует.

Владимир Анохин: Давайте обратимся к теме, которая действительно висит в воздухе: для чего же все это делается? Ну, про антисемитизм в России говорили всегда. Наши диссиденты строили на этом состояния, ярким цветом это расцвело с 91-го года, но все хлопоты постоянно шли на уровне правозащитных организаций. И вдруг такой всплеск, вся пена выплеснулась на самый верх, власть услышала крики правозащитных организаций о том, что мы стоим на пороге фашизма. Почему?

Игорь Шишкин: Вот это есть самое серьезное. Потому что издеваться над докладом Брода можно сколько угодно.

Владимир Анохин: Заместитель главы администрации президента Сурков в декабре прошлого года на заседании клуба "4 ноября" (это кружок экспертов) обозначил две основные опасности для России: реставрация олигархического стиля правления и тенденция нового изоляционизма, понимаемая, как лозунг "Россия для русских". Стоп, думаем мы. Это что же получается? Опасность лозунга "Россия для русских" перешла на уровень высшей государственной власти, и формируется антифашистское движение против кого? Значит, по ассоциации: русский - фашист, Россия - фашистское государство. Почему во власть пришла эта тема?

Игорь Шишкин: Действительно наши правозащитники, демократы с 91-го года все время кричали о ксенофобии, все время кричали о русском фашизме, антисемитизме. Они не кричали никогда только о русофобии. И единственно, чего нет и в упомянутом докладе, так это русофобии, наоборот, приводится даже еще один пример русского фашизма: на антифашистский митинг пытались пройти люди с лозунгами "Русофобия - это фашизм". За этот лозунг их сразу же заклеймили фашистами, потому что всем стало ясно, откуда растут ноги. Все мы помним, как билась в истерике известная еврейская правозащитница Ганнушкина по поводу истории с Иванниковой. Во время выступления на пресс-конференции у нее не выдержали нервы, и она закричала, что если бы Иванникова зарезала русского, то они бы ее защищали, а так как она убила насильника другой национальности, то это фашизм. Было сказано от души.

Владимир Анохин: Вы это четко процитировали. Кстати, в ксенофобии можно обвинять как раз Гайдара, который говорил о том, что Россия бесперспективна как государство русского народа, и ничего, сидит.

Игорь Шишкин: Если бы сейчас кто-нибудь сказал, что Израиль бесперспективен как государство еврейского народа? А, кстати, примерно так и сказал президент Ирана, и какая истерика, какой скандал был во всем мире! И его тоже записали в фашисты. А Гайдар сказал то же самое, только про Россию и русских, и ни в один доклад не попал, как проявивший фашизм и ксенофобию. Но действительно, все же важнее знать, почему?

Раньше они постоянно устраивали такие истерики, и было ясно, для чего - они осуществляли, как говорили, "великий хапок". А в этом хапке ведущую роль играла еврейская этническая преступная группировка, в руки которой попали ну свыше 50 процентов финансов страны. Мы ее называем преступной по вполне понятным причинам: честным образом эти состояния не делались. Пример - "ЮКОС". Как только одних копнули, выяснилось столько криминала, мало не покажется. Все понимают, что у остальных - то же самое. Сборище преступников, которые, правда, пока еще не осуждены. Так вот, они панически боялись потерять награбленное, и для того чтобы и дальше грабить, нужно было нейтрализовать хозяина. Хозяин должен быть загнан, запуган и все время виноват. Перед кем? Перед теми, кто его ограбил. Вот ему и клеймо фашиста, вот ему и клеймо антисемита. Сиди там и помалкивай, отмывайся, не смей даже слова сказать, что у тебя в стране действует группка этнических преступников, повторяю, не этнос, а этническая преступная группировка. Это разные вещи. Как есть армянские преступные группировки, но это не означает, что все армяне преступники, и наоборот.

Владимир Анохин: Здесь на память приходит история Веймарской республики. Они очень часто вспоминают, что Веймарская республика привела к фашизму. В Германии власть была захвачена этнической преступной группировкой, шло унижение народа и это, в конце концов, вызвало взрыв национальных чувств, которые были перехвачены самыми низменными политическими кругами. Кстати сказать, эти же толстосумы все это и финансировали. Через Веймарскую республику, через людей, которые больше не хотели подчиняться преступникам, возглавлявшим эту республику, но которые проголосовали за других преступников, к власти пришел фашизм. Так вот сейчас, я имею в виду массовое сознание, представители такой российской "Веймарской" республики понимают, к чему идет дело, видят тенденции к национально-освободительному движению. Ведь Квачков появился не на пустом месте, значит, была почва. И звоночек это очень серьезный. Значит, им надо заранее создать условия, когда любое проявление национальных чувств будет представлено как фашизм вне зависимости от того, проявилось это чувство на Кавказе, в России, или еще где-то. Это как раз то, что должно быть подавлено по их мнению. Вот где смычка власти и этой истерии по поводу ксенофобии.

Игорь Шишкин: Да, из этих кругов еще с восьмидесятых годов доносились крики про русский фашизм.

Владимир Анохин: Первая откровенно фашистская демонстрация прошла по Тверской (человек двадцать в ней участвовало) в конце семидесятых годов, об этом мало, кто знает, и все они оказались детьми высокопоставленных партийных работников.

Игорь Шишкин: Я помню эту историю. Так вот, сейчас в дело вмешалась власть. Когда заявление делает партия власти, все мы понимаем, что это совершенно другая публика. Это не Гайдар, и не Ясин, и не Ганнушкина, которые в русофобии уже просто-напросто профессионалами стали, клейма ставить негде. Но почему сейчас властные структуры вступили в эту игру? Мне кажется, что здесь полезно вспомнить опыт Ельцина.

Ведь нельзя же сказать, что Ельцин родился врагом Советского Союза и всю жизнь только и мечтал, чтобы разрушить его. Нет, для него главное было - власть. И для того, чтобы получить власть, он пошел на разрушение страны. Он сомкнулся с теми, кто помог ему обеспечить эту победу.

Я думаю, вот почему сейчас они втравили представителей власти в эту свою постоянную шарманку про русский фашизм? Да потому что они нашли в этой власти, извините, как мы уже говорили, непуганых идиотов, которым, видимо, популярно объяснили, что есть хороший способ сохраниться во властных структурах, невзирая на смену президентов, - нужно просто поддержать лозунг о грозящем фашистском перевороте, и тогда Запад их примет. В доказательство привели того же Ельцина. Ельцин расстрелял парламент, и никто на Западе бровью не повел, потому что все понимали, либо он, либо придут национальные силы, а это для Запада - самое страшное. Это одна сторона.

А, с другой стороны, есть мысль еще и запугать эту власть, внушить ей, что у нее есть только одна угроза - русский национализм, или, как они выражаются, русский фашизм. Это мнение тоже имеет глубокие корни во властных структурах. Еще Андропов заявлял, что все эти диссиденты - чепуха, их за неделю можно переловить, а главная угроза для государства, для советского строя - это русофилы. Это внушалось власти все годы. В прошлом году знаменитый деятель Эмиль Абрамович Паин целую статью написал о том, что единственной угрозой власти Путина является русский национализм. Я думаю, что вот по этому пути они сейчас и пошли, используя всех этих людей из "Единой России", и исаевых и прочих, которых другим словом, чем я их назвал, и назвать невозможно.

Владимир Анохин: Внешний фактор, безусловно, присутствует. Хотя реакция обратная. Все прекрасно понимают, в посольствах сидят не идиоты, они точно также анализируют ситуацию в нашей стране, как и эти правозащитники, и все остальные. Но, значит, попались, значит, ситуация действительно очень тяжелая для той группы либералов, которые находятся в Кремле, для той группы, которая проводит реформы, совершенно дикие для людей. Они понимают, что трещина между ними и народом растет, что демократия здесь уже не поможет, никто их не выберет и никто их не назначит, поэтому им нужно искать те силы, которые их поддержат. Им обещают поддержку, но только требуют за это задушить тех, у кого все украдено.

Игорь Шишкин: Кстати, как только эта провокация пойдет дальше, а, судя по всему, эта группировка во властных структурах собирается ее продолжать, произойдет ведь еще одно - реальное, хоть и на психологическом уровне, столкновение власти и государствообразующего этноса. Между ними образуется пропасть, власть становится страшно уязвимой без внешней, заграничной поддержки. Так было с Ельциным. Он действительно оказался в положении, когда без внешней поддержки не мог бы удержаться в Кремле. Народ его уже ненавидел. И вот здесь тоже наблюдается чье-то желание столкнуть власть с народом. Власть начинает давить русское самосознание, заявлять, что каждый русский - это фашист, отторжение власти вполне предсказуемо, власть становится подвешенной. И вот тут опять вступают все эти гайдары, ганнушкины, ясины, броды, обещают обеспечить международную поддержку Сороса и прочих.

Владимир Анохин: Здесь ситуация не только в международной поддержке. В докладе существует подсознательная русофобская тенденция, которая может привести к отторжению народа от власти, и таким образом решаются сразу две задачи: 1-е - сохраняется свое наворованное; 2-е - страна начинает разваливаться. Они же, Брод, например, за свое же добро борются, но это - на фоне того, что они борются с фашизмом.

Игорь Шишкин: Конечно. И тому, что во власти нашлись люди, которые попались на эту наживку, поверили, что таким образом они сумеют сохранить свои кресла, которые готовы на это, пример у нас перед глазами. Это - скоординированная кампания по шельмованию армии, так как все мы прекрасно понимаем, что центральные каналы зависимы от либеральной части администрации. Публиковались даже списки тем, которые утверждает господин Сурков, что можно освещать на ТВ, а что нельзя, когда и в какой форме.

Когда в СМИ проходит такая кампания, ясно, что на нее была дана отмашка. А как ее обосновали? Да очень просто. Сказали, что таким способом мы сейчас, извините за выражение, устраним одного из претендентов на престол. И нашлись люди, которые пошли на это. Дали "добро" на то, чтобы нанести удар армии, как государственному институту, для того, чтобы дискредитировать армию только ради того, чтобы устранить возможного конкурента в борьбе за президентское кресло.

Владимир Анохин: Вот мы с вами попались на крючок. Нормальное назначение совершенно, может быть, и логичное, человека передвигают с одного места на другое. И вдруг СМИ объявляют, что вот один преемник, и вот второй преемник, и вокруг этих возможных претендентов начинаются круги. А потом уже, когда в нашем сознании утверждается мысль о существовании этих замыслов, этих двух преемников, Медведева и Иванова, и что они борются между собой, под сурдинку дается полный разгром Иванова вместе с армией, и это делается якобы для того, чтобы отодвинуть конкурента.

Игорь Шишкин: А на самом деле, это был удар по армии и по государству в целом.

Владимир Анохин: А у нас вообще замечательная армия. С 1985 года ее гнобят, уничтожают, деморализуют, а она все еще существует. Это совершенно потрясающее явление.

Игорь Шишкин: Я считаю, что, подводя итог этой истории (хотя итог подводить и рано, наверняка будут и еще подобные действа), нужно сказать, что самая опасная тенденция - не крики о русском фашизме Брода, Гайдара и им подобных, это они всегда делали, а то, что сейчас они на самом верху нашли людей, которые готовы, как в свое время это сделал Ельцин, проглотить наживку и пойти по этому пути ради своей власти. Вот это действительно угроза государству.

Владимир Анохин: Не имея национальной идеи, нам дают ее суррогат - антифашизм. И власть эту игру принимает, потому что совершенно бессильна противопоставить какую-то созидательную идею.

Игорь Шишкин: Наше эфирное время заканчивается. Только я не хотел бы его заканчивать на столь пессимистической ноте, есть и оптимистическая. Во всяком случае, мы можем сказать, что не вся власть на это пошла, не вся власть на это клюнула, и мы с вами это прекрасно понимаем. До свидания.

Ведущий: Игорь Шишкин

http://www.ugolok.com/content/forums/viewthread/558/

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован