11 октября 2004
86

Интервью вице-президента по экономике нефтекомпании ЮКОС Галины Антоновой корреспонденту ` Коммерсантъ-Daily` Петру Сапожникову

Каждый раз, когда на бензиновом рынке происходит резкое повышение цен, в СМИ появляются статьи о картельном сговоре нефтекомпаний. В последние недели такие предположения появлялись неоднократно. Насколько они обоснованы?

Если проанализировать динамику изменения цен на нефтепродукты в России, получится, что начиная с 1997 года она формируется только рынком. Страна производит горючего в два раза больше, чем потребляет. В этих условиях смешно говорить о том, что где-то тайно собрались `нефтяные генералы` и договорились о цене на бензин. Из-за того что горючего в стране много, нефтяные компании между собой жестко конкурируют по ценам практически во всех регионах. Я имею в виду оптовые цены на нефтепродукты -- ведь доля розницы в продажах нефтекомпаний составляет всего 15%. Это еще один факт в пользу того, что никакого сговора не могло быть.

Тогда что же привело к росту цен?

Они традиционно вырастают в момент обсуждения налогового законодательства. За последние пять лет максимальная цена бензина в рублевом исчислении была в октябре 2000 года, когда решили увеличить ставки акциза на бензин в четыре раза. Заметьте, 1 января 2001 года, когда ставки действительно подняли, бензин в цене не вырос. С октября 2000 года по март этого года цена падала. Даже сейчас оптовая цена на `народный` бензин А-76 ниже, чем в октябре 2000 года -- 5,9 тыс. руб. за тонну, а тогда составляла 7,7 тыс.

Сейчас все повторилось. Правительство внесло в Госдуму проект закона, в котором предусматривается увеличение акцизной ставки еще на 70%. Потом было принято решение уменьшить эту величину до 45%. Момент для обсуждения был выбран крайне неудачный -- начало летнего сезона. С одной стороны, растет потребление светлых нефтепродуктов, начинается посевная.

Ведь сейчас, несмотря на рост цен, объем оптовых продаж горючего не снизился. Значительная его часть уходит на мировой рынок, особенно мазут. Хотя в настоящее время для нефтяных компаний это не бизнес, это лишь возможность сохранить объемы добычи и разгрузить емкости, забитые тяжелыми нефтепродуктами.

Может ли резкий всплеск цен на нефтепродукты заставить губернаторов начать борьбу с бензиновыми спекулянтами, как это было в 1999 и 2000 году?

Не думаю. Все попытки подобного администрирования неизменно проваливались. На рынке горючего десятки тысяч участников. И в приказном порядке на них бесполезно воздействовать. Губернаторов, конечно, можно было бы привлечь к борьбе с продавцами некачественного бензина.

Вы сказали, что доля розницы в объемах продаж нефтекомпаний составляет 15%. Но, скажем, в Москве большая часть АЗС работает под флагами той или иной нефтекомпании. Неужели и здесь рост цен не был согласован?

Если на бензоколонке написано ЮКОС, это еще не значит, что она принадлежит этой компании. Владельцы таких АЗС по большому счету являются нашими покупателями и вольны сами устанавливать цену на горючее. Даже в январе-марте, когда розничные и оптовые цены были самыми низкими за последние полтора года, разница между ними составляла от 50 до 80%. И сейчас разница между оптом и розницей не меньше 50%. Причем рост оптовых цен был спровоцирован розничными продавцами, а не наоборот, как это принято считать.

Получается, что рост, хотя и имел предпосылки, связанные с обсуждением увеличения акцизов, все же носил стихийный характер...

Да. Что-то вроде эффекта домино. Никто не будет торговать дешевым бензином, если у соседа расходится более дорогой. Можно попробовать поднять цену еще чуть выше. И вот так, как снежный ком, цена накручивается до какого-то предела, у владельцев АЗС возникает ажиотажный спрос, и они заливают под завязку бензином все свои емкости. Рынок затоварится, и цены упадут на всех 24 тыс. российских заправок; это произойдет в августе.

И до какого уровня упадет цена бензина?

Оптовые цены снизятся до уровня, близкого к себестоимости производства горючего с учетом капитальных вложений. Разумеется, с учетом новых ставок акцизов. Таким образом, она будет примерно на 20% выше, чем в марте, когда, скажем, оптовая цена на Аи-92 составляла 6,1 тыс. руб. Такая цена позволит НПЗ сводить концы с концами. Ведь производство нефтепродуктов не является прибыльным бизнесом ни в России, ни в мире. Это лишь механизм, необходимый для того, чтобы продавать нефть. Ну а до какого уровня снизятся цены в розницу - покажет время.


Коммерсантъ-Daily, 19.06.2002http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован