23 октября 2008
834

Интервью, взятое у Александра Гейнца прямо на рабочем месте

Диагональный Мир: Саша, когда разговор заходит про тебя и Сергея Данилова, то чаще всего возникают ассоциации с лыжными походами: наверно, в этом "повинна" знаменитая песня про голубой ледопад. Хотя, насколько я знаю, турист в основном ты.
Александр Гейнц: Данилов на самом деле прошел лыжную "тройку". Это его, так сказать, вершина. Под руководством Александра Николаевича Лабутина. Вот в "четверку" он уже не пошел.

Диагональный Мир: Но сейчас с тех пор минуло немало лет...
Александр Гейнц: Никуда давно не ходил, естественно. Но то, что он регулярно выезжает со своей школой ... нечто туристское такое изображать - так это да.

Диагональный Мир: А ты ходил "четверку".
Александр Гейнц: Да, и не одну. Я и горную "четверку" ходил, и пешеходную "четверку" ходил, и лыжную ходил.

Диагональный Мир: А ты с той же компанией ходил - с Лабутиным?
Александр Гейнц: Нет-нет-нет. Одну четверку я ходил под руководством Льва Николаевича Укконена - это просто монстр советского туризма - вот; а пешеходный и горный походы - вместе с Тармак Надей.

Диагональный Мир: А песенки - это тогда же началось? Что было первичнее?
Александр Гейнц: В школе я туризм жутко ненавидел. Я в первый поход свой ходил... Твердо помню, что готовились мы к нему месяц. Все покупали... И выехали на один день, на одну ночь. Ночью непрерывно шел дождь, я вообще не спал. Когда я приехал домой, я спал, по-моему, сутки. И вообще отходил. Поэтому, когда пришел в институт, и мы там с Сергеем познакомились, - на физкультуре начали по направлениям делить, я сказал: надо пойти на борьбу. А Сергей говорит: Ты что! Пошли в туризм, там так классно! - Да брось ты! Лес... все мокрое... -Нет, - говорит, - мы тебя научим. И они меня уговорили. И действительно, пошли в "единичку" сначала. Я купил "Ермак", и все такое. И в "единичку" я ходил в четырех тренировочных штанах, одетых друг на друга. Вообще это было страшно. Ленобласть, морозы под 40... Но так ничего... А потом пошли в "двойку", это было уже хорошо. Нам уже всем понравилось. Ну, а потом Данилов из туризма свинтил, а я там еще немного задержался...

Диагональный Мир: А вы в каком ВУЗе учились?
Александр Гейнц: В Герцена. Там была секция "Пилигримы". Когда-то была мощная, в принципе. Потом все хуже и хуже - и заглохла.

Диагональный Мир: А песенки вы когда петь начали?
Александр Гейнц: А песенки Сережа начал еще в школе пописывать, и они там уже с туризмом были связаны. Потом мы ходили в походы, "Голубой Ледопад" как раз родился после "двойки" по Кольскому полуострову.

Диагональный Мир: По Колвицким Тундрам?
Александр Гейнц: Нет, почему? По Хибинам. Данилов меня в итоге даже обскакал, потому что в "тройку", в которую он пошел, я не ходил - я завалил экзамен по истории партии, и долго-долго его пересдавал. И в итоге не пошел в этот поход, хотя хотел.

Диагональный Мир: То есть тебя Сергей приучил к туризму. А к песнопениям и сочинительству - тоже он?
Александр Гейнц: Нет, я до Сергея это делал. Но в основном что-то свое: то есть, это там Битлз, Пол Маккартни и так далее. И я ничего не писал. А Данилов как раз писал. Мы с ним вместе попробовали петь и стали писать вместе. Я предложил: чем петь какие-то дурацкие песни каких-то авторов, давай лучше напишем свои. Вот и все.

Диагональный Мир: Все - не все... А ваши выступления со сцены когда начались?
Александр Гейнц: Мы во время учебы в Герцена стали ездить с концертной агитбригадой. В Нарву... Был еще теплоход "Ленинградец" - три недели плывешь по рекам и каналам и выступаешь на земснарядах. И мы к этим программам стали писать свои песни. Сначала кого-то пели, потом начали петь свои. А потом нас стали зазывать в клуб "Восток". Мы туда пришли, посмотрели на весь этот кошмар, который там творился... И так и не прибились к этому "Востоку". Ни к чему не прибились. Мы же в КСП никогда не входили. Писали песни, давали концерты там, сям... Но мы никогда не ставили целью заниматься этим профессионально. Не ставили, и сейчас не ставим, и считаем, что это правильно.

Диагональный Мир: Но вы все равно должны были долго сыгрываться, репетировать. Чтобы оно получалось-то хорошо.
Александр Гейнц: Мы тогда репетировали много, на самом-то деле. Были конкурсы в институте всевозможные, мы хотели на них что-то занять. И мало того, что мы стали в авторской песне занимать первые места, но, например, в конкурсе иностранной песни сделали Битлз "один в один". Примерно месяц мы ставили пленку, слушали, как звучит, потом записывали себя и сравнивали. Старались убрать все огрехи, чтобы звучало точно также. И мы в итоге заняли первое место!

Диагональный Мир: Надо было петь под фанеру...
Александр Гейнц: Потом мы спели русскую народную песню, на три голоса, - и заняли первое место в народной песне. В один год заняли все первые места.

Диагональный Мир: М-да... мегазвезды какие-то!
Александр Гейнц: А после института... Мы как раз стали известны к исходу института, скажем так. Много концертов было. Это было в 83-84, вот эти года. У нас был концерт в ДК Дзержинского. Потом фестивали были всякие. Очень сильный подъем дал все-таки Грушинский фестиваль. Когда мы стали известны на Груше... Все это сразу полетело значительно шире по стране, автоматически... В одном городе человека могут знать, но если он не известен на Груше, то в других городах его знают мало. Хотя к Щербакову, например, это не относится.

Диагональный Мир: Он вообще на такие мероприятия не ездит.
Александр Гейнц: Это отдельный случай. А так, в принципе, Грушинский дает очень сильный толчек. Мы же там выступаем с концертами по эстрадам. Большая Гитара, кстати, роли такой большой не играет. Именно концерты с эстрад - основное на груше.

Диагональный Мир: Мы тут с тобой упомянули Щербакова... Тебе нравится?
Александр Гейнц: Нет. Это не мой автор совсем. Я совсем этого не понимаю. Я считаю, что песня должна быть "в меру умной". Когда она умная чересчур, это уже и не песня. То есть в песне должна быть не умная сторона более важна, а чувственная. Все должно быть очень просто, но очень тонко, с другой стороны. Данилов, кстати, этим грешит. Я ему часто говорю: проще надо, проще! Давно ведь сказано - сделать что-нибудь сложное очень просто. А простое - это очень сложно. Это мое личное мнение, я его никому там... не втираю.

Диагональный Мир: После института ты ведь еще долго со школьниками ходил? Водил школьников в походы?
Александр Гейнц: Получилось как. После армии я пошел работать в школу, хотя меня Лабутин приглашал в ГорСЮТур. Я решил, что раз уж закончил Герцена, надо поработать по специальности. Отработал 3 года в школе, переполз во Дворец Пионеров вместе с Лешей Палантом. Там мы отработали какое-то время, потом Палант уехал в Израиль благополучно, а общая тенденция всего этого Дворца Пионеров была на неспортивный такой туризм. Мы как бы привнесли струю спортивную, но основное направление было такое: дети купили консервы, сели в автобус и поехали по Золотому кольцу. Вот стиль работы Дворца Пионеров. А "спортивная линия", которую мы внесли, закончилась моим увольнением. Палант уехал - и меня уволили. Уволили, потому что я съездил в Соединенные Штаты, а дело было как раз весной. Детей надо было куда-то деть. Я всех из своей группы устроил в походы, и они все ушли в Хибины, независимо от меня. А я уехал в Америку. А когда вернулся, мне директор говорит: Саша, а вот у тебя в журнале все заполнено? - Да, заполнено. - А ведь ты же был в Штатах? - Да, был. Все нормально! У нас лучшая команда в городе. Ну, почти лучшая. Должны были занять первое место, но из-за ошибки судей заняли второе. Была очень мощная команда, тренировки были... Я помню, что дети тянули в темноте "воздушку" - сами бросали, тянули, перебирались и снимали веревки. В темноте они это делали, 6 человек команда, за 7 или 8 минут.

Диагональный Мир: Фантастика какая-то... Саша, это нереально!
Александр Гейнц: Я тебе говорю! У нас команда была очень сильная. Ну вот, я и отвечаю: у нас команда очень сильная, дети тренируются и ходят в хорошие сложные походы. А то, что я съездил в Америку, - ну никакого отношения не имеет, тем более что оклады просто никакие, вы же понимаете. - Меня это не устраивает, - говорит. Ну, что, писать заявление? - Да, пиши. - Легко! Написал и ушел. Потом оттуда и все нормальные люди ушли. После этого я уже к туризму, скажем так, потерял отношение. Но в детском туризме меня знают в Питере практически все. А еще я составлял карту Хибин, вот цветную, по которой все ходят. Ее Островский (начальник ПСС города Кировска) делал, а я консультировал.

Диагональный Мир: А творческие, так сказать, планы какие? Не собираетесь новый диск записывать?
Александр Гейнц: Да, надо его только доделать. Мы всего хотим три пластинки выпустить: вот то, что уже вышло - "Океан", теперь будет диск с туристскими нашими песнями, а потом еще третий, с песнями навороченными. У нас такие тоже есть. Всего три диска. Мы сейчас запишем и опять поедем в Америку выступать, с новой пластинкой. Вот такие планы.

Диагональный Мир: В Штатах вы перед кем выступаете? Что за аудитория?
Александр Гейнц: Да наши все, конечно! Я когда последний раз ездил, летом, за месяц вообще с американцами почти не разговаривал. Все с русскими.

Диагональный Мир: А по части туризма есть планы, или уже все?
Александр Гейнц: Ты знаешь, мне хочется на семитысячник залезть. На простой какой-нибудь.

Диагональный Мир: Лезь на Ленина - там ногами.
Александр Гейнц: Да, короче, на простую, но высокую гору. Вот хочется и все! Я в свое время на Эльбрус ходил, и чувствовал себя лучше всех, почти без горняшки. Наверно и на семитысячник взойду. С горами еще не прощаюсь.


www.geintsdanilov.ru

23.10.2008
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован