14 февраля 2007
3821

Интервью Ю.Соломина программе `Кумиры`

Когда представляешь нашего сегодняшнего гостя, кажется, что речь идет, как минимум, о четырех разных людях. Актер театра и кино, режиссер-постановщик, педагог, художественный руководитель Малого театра. Это еще далеко не все, что можно сказать о деятельности народного артиста Советского Союза Юрия Соломина. Он как-то написал: "Моя личная судьба и судьба Малого театра, со всеми взлетами и падениями, - это одна судьба". И даже пост министра культуры Соломин совмещал со служением Малому театру. Но, как бы ни была сильна привязанность Соломина к театральным подмосткам, всенародную любовь ему подарило кино. Он сыграл около пятидесяти кино ролей, одна из картин с его участием - "Дерсу Узала" Акиры Курасавы была удостоена премии "Оскар". Однако, на церемонию вручения актера не пустили. Такое было время.

Соломин: И однажды, встретив меня в коридорах Госкино, один очень известный критик рассказывал мне в захлеб как это было: "И когда вас объявили, что вы получили, зрительный зал встал". Я даже на сегодняшний день не могу спокойно относиться к этому, потому что когда я не знал и когда я не видел все, мне было все равно. Но когда я это увидел, то был потрясен тем, что как же не стыдно тем людям, которые сделали так, что ни я, ни .... Не поехали туда, и статуэтку получал другой человек, не имеющий никакого отношения к нашему фильму. Я об этом написал в книге, но еще большее потрясение у меня было, когда в доме актеров на презентации этой книги я рассказал об этом и сказал, что у меня украли звездный час. Теперь я никогда не увижу этого зала, который встал. И зал в доме актера встал.

А мне кажется, что звездный час у Юрия Мефодьевича украсть просто невозможно. Ведь он начался в 70 году, в тот момент, когда состоялась премьера фильма "Адъютант его превосходительства", именно тогда Соломин, как говориться, проснулся знаменитым и всенародно обожаемым. И длится этот "звездный час" по сей день. Кстати, немногим известно, что режиссер "Адъютанта" Евгений Ташков увидел молодого Соломина в роли садиста-гестаповца в фильме "Сильные духом" и пригласил его сначала на похожую роль белогвардейца Осипова. В таких случая принято говорить: "Судьба". И спорить с этим в данном случае просто невозможно.

Соломин: Я пробовался. Через несколько дней мне позвонили и сказали, что брак плёнки, нужно ещё попробоваться. Я попробовался. Через несколько дней опять позвонили и сказали, я сейчас уже не помню подробно, но что-то, что надо ещё попробоваться. И вот я пришёл, и обратно мы с ним ехали в метро. И он мне говорит: "Я тебе скажу честно: тебя два раза уже не утвердили, но я хочу, чтоб ты попробовался в третий раз". Я, конечно, был потрясён таким отношением режиссёра и просто человека, и я говорю: "Евгений Иванович, мне неудобно. Меня худсовет не утверждает: "Молодой человек, выйдите и закройте дверь с той стороны", - а я вроде лезу и говорю: "Я хороший, вы меня не рассмотрели". Но как-то он меня убедил. Я говорю: "Хорошо, если только ради Вас". Шесть раз я пробовался, и шесть раз меня не утверждали. Вообще, если взять и поднять протоколы утверждения этого фильма, то я не был утверждён на эту роль, и ему было разрешено снимать под его ответственность.

Телефильм "Адъютант его превосходительства" снимался в сжатые сроки. Приходилось работать в две смены. Соломин сам, без каскадеров, и на лошади скакал, и на тачанке мчался, и с поезда прыгал. Говорят, съемки прошли на редкость четко. Однако с приемом картины были сложности. Телевизионное начальство, просмотрев материал, всполошилось: "Это же гимн белогвардейщине!". Создателям сериала каким-то чудом удалось добиться разрешения на фильм. В 70-ом году премьера прошла с оглушительным успехом. А через год "Адъютант его превосходительства" стал первым телевизионным фильмом, который получил государственную премию имени братьев Васильевых. А Соломин с тех пор был просто засыпан предложениями от режиссеров.

Соломин: Куросава сан, он был здесь в 1972 году на международном кинофестивале с фильмом "Дедескаден. Под стук трамвайных колес". И ему Николай Трофимович Сизов предложил поработать на "Мосфильме". Он сказал: "Я бы хотел, тем более, что у меня была мечта - снять фильм "Дерсу Узала". "Предложите мне на роль Арсеньева ваших актеров, потому что я не знаю советского кинематографа. Покажите мне лучшие фильмы этих артистов". И когда до меня дошла очередь, сказали: "А какой фильм соломинский показать?" И один человек говорит: "Что думать? Покажите "Адъютанта". Да, но Куросава просит один фильм показать, а тут... Давайте покажем ему две серии, какие проблемы-то! "Куросава попросил, чтобы ему показали остальные серии". И на следующий день ему показали остальные серии. И вопрос был решен.

Акира Куросава к тому времени уже был режиссером-легендой. Его называли Императором японского кино. Фильм "Дерсу Узала" снимали на Дальнем Востоке, там группа жила почти год. Все очень подружились. Говорят, за пару дней до Дня рождения Соломина Куросава наглухо закрылся в своем гостиничном номере. Все забеспокоились, не случилось ли чего-то плохого. А оказалось, что режиссер готовил артисту подарок - рисовал голову тигра. Вы знаете, я сейчас подумала, что отчетливо помню хронику, которую показывали в новостных выпусках о том, как снимается этот фильм. А ведь мне было тогда чуть более 10 лет. Наверное, дело в том, что популярность Соломина после "Адъютанта его превосходительства" переоценить было невозможно.

Проекция "Дерсу Узала"

"Дерсу Узала" называют самым размеренным фильмом темпераментного Куросавы. Картина прошла с невероятным успехом. Ее сразу купили 94 страны. Тогда это был рекорд. Как лучший иностранный фильм он получил "Оскара". После тех съемок Соломин и Куросава переписывались еще тридцать лет. Юрий Мефодьевич до сих пор называет японского режиссера "учитель", или, по-японски "сэнсэй".

Соломин: На "Мосфильме" все спрашивали и говорили: "Ну как он работает? Говорят, что он очень жестокий режиссер". И когда в Японию приехали, тоже удивлялись: "Куросава, он ох какой жесткий!" Оказалось, что он не жесткий, он просто требовательный. Если ты выполняешь то, что он просил, если ты это понял. Если ты не понял, спроси и он объяснит еще: "Мне хочется вот так-то и так-то". И даже потом мы с Максимом Максимовичем настолько стали с ним на дружеской ноге, что позволяли себе даже предлагать: "Куросава сан, а можно вот так?" Набрались нахальства. Куросава никогда не отказывал, он говорил: "Надо подумать". И на следующий день он вызывал и говорил: "Так нельзя". - "Почему?". И объяснял нам, почему: опять раскладывал все свои талмуды и т.д. Либо он приглашал и рассказывал: "Будем снимать так, это правильно

Вскоре после выхода фильма "Дерсу Узала" Соломина пригласили в Болгарию поставить первый в его жизни спектакль. Когда артист удивленно спросил: "Откуда такое предложение?", - ему ответили, что о его режиссерских способностях узнали из интервью великого Куросавы. Ну а сам Соломин, судя по его мемуарам, считает, что все, происходящее с ним до сих пор, было запрограммировано еще в детстве, с судьбой ведь не поспоришь.

Соломин: Я не могу забыть Наталью Павловну Большакову, свою первую учительницу, которая, в общем... (я не помню, какой это год был, 43-й или 44-й) однажды она пришла в класс и сказала: "Ребятки, кто хочет выступать?" Она нас повела в госпиталь. И первое у меня актёрское крещение было в госпитале. И я даже там получил свой первый гонорар. Он состоял из куска сахара, который дал мне один раненный. Я в варежке этот сахар держал целый день, пока до дому я дошёл, и уже вечером мы, ребятишки, пили чай с этим куском сахара, и я помню, что я очень вылизывал свою ладошку. Вот я помню этот вкус.

Юрий Соломин родился в Чите, в семье музыкантов. Отец, Мефодий Викторович, работал хормейстером, руководил Домом народного творчества. Мама, Зинаида Ананьевна, была пианисткой в Доме пионеров. Семья жила в небольшом доме с удобствами во дворе. Воду носили в ведрах на коромысле. Соломин о своем детстве как-то сказал: "Жилось тяжело, голодно, но все равно то было счастливое время".

Соломин: Была семья такая, когда отец пальцем никого не трогал. Он немножко смешной был. Его поступки были смешные. Однажды его мама отправила купить или курицу, или что-то там, я не знаю, и он пошёл и принёс утку живую, больную. У неё ноги не работали, но он сказал, что она такая красивая и такая умная, что мы все, дети, обступили её, помню, на кирпич её посадили, и когда все звали её: "Тега-тега-тега, она почему-то шла к нему. Так она еле-еле передвигалась. И весь двор его уговаривал! "Мефодий Викторович!" - но ни в какую, он не мог допустить даже, чтоб её пустили в еду.

Маленький Юрий, как все, катался на лыжах, играл в хоккей. Причем, коньки надо было привязывать к валенкам, а вот веревки достать было невозможно. Изобретательные мальчишки бежали к водокачке, подставляли валенки с прилаженными коньками под струю воды, и они замерзали так, что можно было гонять целый день. Юрию было шесть лет, когда в их семье появился еще один мальчик, которого впоследствии тоже полюбила вся страна - Виталий Соломин.

Соломин: Я помню, что разыгрывал я его всё, а он заводной был такой, и как чего, сразу в слёзы. Я в лото играл впередвижку. Я уже был большой, и я всегда обманывал младшего. И когда он узнавал об этом (а я в конце игры рассказывал с удовольствием, тоже ума-то немного было), что с ним было! Он не мог пережить, что его обманули. Так что вот такое было. А так... Помню один случай, когда я возвращался уже с гулянки какой-то, было поздно, а у нас темнеет летом очень быстро, а Витальке было уже, наверное, думаю, лет семь-восемь, может быть, чуть побольше, до десяти лет, так вот примерно. И когда я шёл по улице, я увидел, что около нашей калитки (около ворот калиточка) огонёк какой-то, и понял, что кто-то курит. И когда я подошёл к нему, то увидел: сидел он, брат. И так у него во рту и осталась эта уже раскуренная папироса. И я так посмотрел, увидел его, ничего ему не сказал. Но я знаю, что потом он очень долго не курил, он закурил только в училище, когда учился.

В свое время много говорили о том, что отношения между братьями Соломиными были достаточно сложными. В основном, из-за разных взглядов на жизнь родного для обоих Малого театра. С годами разговоры эти разговоры обросли всякими небылицами. Но сам Юрий Мефодьевич однажды сказал: "У Виталия было свое видение театра, но мы с ним были воспитаны в одной театральной вере". А еще можно добавить, что и зрителями они были любимы одинаково. Говорят, когда Виталий Мефодьевич ушел из жизни, что стало потрясением для всей страны, его старший брат в течение нескольких дней не отвечал на звонки и не принимал соболезнований. Он переживал это горе сам. И сегодня он, как настоящий мужчина, говорить о брате и вообще о личном не хочет.

Соломин: Говорить о моих семейных отношениях или о семье или о ряде вопросов - как вы относитесь к одному полу или к другому - я не буду и никогда этого не делал. И считаю, что это не достойно профессии любого человека. Почему-то врачам этот вопрос не задается, юристам тоже не задается, а можно было бы задать.

Говорят, что из Виталия родители мечтали сделать пианиста. Пять лет мальчик барабанил по клавишам, мечтая только о том, чтобы ненавистный рояль развалился на куски. А вот Юрий Мефодьевич признавался, что готовился стать артистом, сколько себя помнит, и родители тому никак не препятствовали. Когда в Доме пионеров, где работала мама, появился драматический кружок, юный Юрий Соломин обо всем остальном просто забыл. Там он сыграл роль предателя Стаховича в "Молодой гвардии", играл какого-то фашиста, учителя, который бил детей по рукам. Мне, честно говоря, сложно понять, почему обаятельному и уравновешенному юноше предлагали отрицательные роли. В одном из спектаклей Соломина увидел приехавший на гастроли Борис Андреев, он сказал: "Этому мальчику я посоветовал бы дальше заниматься актерским мастерством".

Соломин: Я увидел фильм "Малый театр и его мастера", 49-й год, отмечался юбилей Малого театра - 125 лет. Тогда я увидел там этих мастеров - я их по фильмам же всех знал: Ильинского, Жарова, Царёва, Гоголева, Пашенную,- это было потрясение для меня. А потом, когда сказали, что у Малого театра есть своя театральная школа имени Щепкина (Неглинная, 6, Москва), то я запомнил это для себя. И когда получил аттестат зрелости, даже не сделав копию, я отправил аттестат в Москву по адресу. И мне написали: "Приезжай". И я приехал. Оказалось, что набирала Пашенная Вера Николаевна. И вот ей на курс мне посчастливилось, вот так судьба распорядилась, я поступал и был принят.

Стоит сказать, поступление Соломина в Щепкинское училище было не совсем обычным. В Москву Юрий Мефодьевич поехал вместе с отцом. Позже он признавался, что столица совершенно оглушила его. Соломин прошел три конкурсных тура, но накануне решающего экзамена, отец сообщил ему, что у него украли все деньги, документы и билеты на обратную дорогу. К счастью, с билетами помог знакомый читинец. Но уезжать надо было немедленно. Мефодий Викторович настоял, чтобы сын пошел к Пашенной и потребовал прямо сейчас, до экзаменов сказать, примут его или нет. Юрий Соломин послушался отца. Конечно, своим поступком он немало удивил Веру Николаевну. Но она, подумав несколько секунд, сказала: "Оставайся". И он остался. А уже на одном из первых занятий судьба преподнесла Соломину подарок - знакомство с будущей женой Ольгой Николаевной.

Соломин: Она опоздала на первое занятие к Вере Николаевне. Так бывает. Говорили, что Вера Николаевна - очень строгий педагог и вообще такая мощная, её все боятся. И она вошла и говорит: "Можно, Вера Николаевна?" Я не знаю, почему, но никакой выволочки не было ей, просто она сказала: "Садись, вон свободное место". А она как раз что-то уже рассказывала, и она, собственно, перебила её. И она села. А я сидел с краешку, и следующий стул был свободен. И поэтому она села рядом. Вот и сидим теперь.

Ольга Николаевна приехала поступать в Щепкинское училище из Львова. Говорят, цветов Соломин любимой девушке не дарил, стипендия не позволяла. Но в те сложные годы, в начале 50-х, бутерброд или сахар считался не менее приятным подарком. Мама Ольге помогать не могла, так что поначалу девушке приходилось тяжело, она ходила в одном платье, а пальто у нее было перешито из шинели. Но уже с третьего курса талантливую молодую актрису приняли в ТЮЗ, и даже дали роль Луизы в "Коварстве и любви". Они поженились в 57 году на четвертом курсе, без всяких торжеств. А, когда восемь лет спустя, в семье появилась дочка Даша, помогать было некому, и Ольга Николаевна оставила сцену. Но даже когда Даша подросла, Ольга Соломина вернулась к актерскому ремеслу только в качестве педагога Щепкинского училища.

Соломин: Несколько лет после училища, когда я закончил в 57-м, по 59-й меня даже не приглашали на пробы. Так как-то, вот не знаю. Надо было идти в актёрский отдел, фотографии, на учёт там встать. Вот я нигде ни в каких отделах на учёте не стою - ни в милиции, нигде. Поэтому я как-то не то стеснялся, не то... Всё-таки провинциальный налёт, стеснительность была тогда. Вдруг мне звонок с киностудии Горького в 59-м году (я уже работал в театре), звонит режиссёр Исидор Маркович Анненский, был такой знаменитый в своё время режиссёр, и предлагает мне роль. Главную. Через неделю сниматься. И я в течение недели попробовался, был утверждён и начал сниматься. "Бессонная ночь", был такой фильм.

Проекция "Бессонная ночь"

Лишь много лет спустя Соломин узнал, что Исидору Анненскому его, еще никому неизвестного артиста, рекомендовала любимый педагог - Вера Николаевна Пашенная. А в Малый театр Юрия Соломина взяли прямо со студенческой скамьи. Говорят, в труппе его сразу приняли хорошо. Но первые годы работы в театре все равно были очень тяжелыми. В основном, из-за житейских проблем. Тогда они снимали полуподвальное помещение у безумной старухи. Соломин готов был сдаться. Его вместе с женой пригласили в воронежский театр. И они решили уехать. Но, узнав об этом, директор Малого театра Михаил Царев добился того, чтобы молодым дали общежитие и сделали прописку. Правда, в общежитии им выделили всего лишь кровать, в комнате, где за ширмой жили еще два артиста. А через несколько лет они получили крошечную квартирку на окраине Москвы.

Соломин: Тяжело было потому, что я в это время жил в Бескудниково. А это новый район - туда только езда в чистом виде занимала полтора часа. Но чтобы сесть в 167 автобус, надо было отстоять очередь. Знаете, я очень рано уезжал тогда из Бескудниково, очень рано, потому что надо поспеть к репетиции. Я уже начал преподавать в училище, надо было в училище к девяти часам иногда. Либо была какая-то работа на радио, какая-то запись, либо выступления, концерты какие-то. Поэтому целый день на ногах в работе, а потом, отыграв спектакль, ты где-то к двенадцати часам попадал в эту очередь, тебя вносили в 167 автобус, то я там отдыхал, потому что я там расслаблялся, практически лежал. Меня держали со всех сторон, а я лежал.

Постепенно, во многом благодаря многочисленным ролям в кино, жизнь наладилась. Соломин навсегда остался верным Малому театру, в котором сыграл более полусотни ролей. А в 89 году артист впервые за двухсотлетнюю историю Малого стал его первым не назначенным, а выбранным художественным руководителем.

Соломин: Доверие всегда приятно. Вот почему, несмотря на какие-то сложности, которые возникают в жизни, я отстаиваю позиции Малого театра. Да, кому-то я не угоден, я знаю это. Да, кому-то я не нравлюсь. Это абсолютно точно. Но я знаю, что даже те люди, которые ко мне относятся сдержано, - на сегодняшний день я, может быть, в первый раз об этом говорю - говорят, что для театра он сделал много в то время, когда театр мог развалиться.

Для себя я лишился ролей, которые мог бы сыграть за эти годы. По-моему, семнадцать лет или восемнадцать. Конечно, я не каждый год играю премьеру, я теперь не каждый год снимаюсь в кино, но я каждый день в одиннадцать часов утра в театре. У меня нет приемных часов, дверь открыта.

В 90 году на свет появилась внучка Соломиных - Александра. Юрий Мефодьевич как-то признался, что, несмотря на сумасшедшую занятость, Сашеньке он смог уделять гораздо больше времени, чем когда-то дочери. Конечно, рождение Александры стало главным событием этого удивительного года в жизни Соломина. А год был действительно необычным. Юрию Мефодьевичу предложили преподавание и режиссуру в Германии и Мексике. Он был утвержден на хорошую роль на "Ленфильме", в театре готовилась постановка гоголевской "Женитьбы". А еще - он стал Министром культуры нашей страны. А потом, когда новым правительством было принято решение соединить Министерство культуры с Министерством по туризму, Юрий Соломин написал Президенту письмо с просьбой о своей отставке. Юрий Мифодьевич как-то признался, что этот министерский опыт сильно обогатил его как актера - он увидел много поучительного, встретил немало интересных типажей.

Соломин: Одна роль тянет за собой другую роль. Эти роли дают мне встречи с режиссерами, с не режиссерами, просто со зрителями. Эта роль дает мне возможность стоять на улице. Когда зимой было холодно, я очень рано вышел. Я стою на Герцена и жду театральную машину, которая должна подъехать. Было очень холодно. Я не боюсь мороза, но я стоял, потирая уши, и ждал эту машину. Буквально, в двух-трех метрах от меня стояла милицейская машина. Минут через пять из нее вышел молодой человек, представился: "Лейтенант такой-то".

Я ему с юмором сказал: "Народный артист такой-то". Он говорит: "Я знаю. И по имени отчеству называет и приглашает меня погреться в машине". Понимаете?! Ради таких моментов и существует то, что мы недополучаем. Это - самое главное. А критики могут меня ругать.

Знаете, каждый раз, когда в эту студию входит новый герой, я думаю об одном и том же: такой ли он, каким казался на экране или сцене. Не скрою, иногда посещают разочарования. Что поделаешь, звезды - особая категория. А вот сегодня тот самый случай, когда не покидает мысль о том, что не случайно этот человек много лет назад стал в нашей стране настоящим символом мужского достоинства. Ведь вся жизнь "адъютанта его превосходительства" абсолютное тому подтверждение.

Соломин: Бог в меня что-то такое кинул. Все-таки, он мне дал профессию за которую мне не стыдно, в которой я существую пятьдесят лет. Пятьдесят лет с самого первого момента существования в ней я всегда боролся за нее. И очевидно, в благодарность - не знаю, какое слово сказать - она дарит мне, дает подарки в жизни - роль.

Архив
эфир 26.11.2006
http://www.tv-ostankino.ru/material/Material_2018_42.htm

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован