19 января 2009
3212

Интервью заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова по проблематике российско-американских отношений агентству ИТАР-ТАСС, 19 января 2009 года

Вопрос: Какие надежды Россия связывает с вступлением в должность избранного президента США Барака Обамы? Как отразится смена власти в США на развитии двусторонних отношений? Удастся ли найти общую прагматическую основу для сотрудничества?

С.А.Рябков: Надеемся, что старт новой администрации в США откроет "окно возможностей" для перезапуска российско-американских отношений, вывода их на траекторию роста после прошлогоднего периода избыточной турбулентности. Представители новой "команды" в Белом доме демонстрируют настрой на конструктивный и открытый диалог с Россией по всем принципиально важным для наших стран вопросам, и мы намерены его всячески поддерживать, капитализировать в успешные результаты сотрудничества в практических областях.

Разумеется, никто не ожидает, что начало президентства Барака Обамы позволит с ходу решить накопившиеся проблемы в наших отношениях с США. Рассчитывать на это было бы, по меньшей мере, наивно, особенно с учетом прочно засевшего в американской политической элите застарелого восприятия России через призму американских геополитических интересов.

Однако уверен, что в духе прагматизма, равноправного диалога и уважения взаимных интересов мы сможем совместными усилиями сохранить наработанный за последние годы позитив и, основываясь на нем, продвинуть отношения вперед.

Вопрос: Какой Вам видится перспектива сближения двух стран в понимании международных инициатив, в частности, по предложенной президентом России идее создания нового договора о европейской безопасности?

С.А.Рябков: Одной из особенностей российско-американских отношений, причем в различные - восходящие и нисходящие - периоды их динамики, является объективное наличие широкого поля взаимодействия на международной сцене. Это - следствие солидарной ответственности наших стран в деле обеспечения стабильности в современном мире.

Уже сейчас очевидно, что новая администрация США намерена уделять значительное внимание таким проблемам, как укрепление режимов нераспространения ОМУ, противодействие терроризму и морскому пиратству, продвижение ближневосточного урегулирования. Все эти "горячие" темы в равной степени беспокоят и нас, и здесь открываются неплохие горизонты наращивания совместной работы.

Что касается инициативы президента России о разработке и заключении Договора о европейской безопасности, то мы обратили внимание на несколько осторожную в данном отношении реакцию предыдущей администрации. Возможно, за этим стояли определенные опасения в Вашингтоне относительно роли США в новых конфигурациях безопасности в Европе или подозрения в проталкивании нами каких-то противостоящих их интересам геополитических замыслов.

В этой связи хотел бы еще раз подчеркнуть, что никто американцев ниоткуда исключать не собирается и в самой идее нет ни двойного дна, ни скрытой повестки дня. Наша задача - создание в Европе единого пространства безопасности, которое сделало бы невозможным "сбои" наподобие прошлогодних августовских событий в Южной Осетии. Будем подробно разъяснять новому руководству США наши предложения, и настраивать американцев на совместную работу.

Вопрос: В чем различаются взгляды России и США на контроль над стратегическими наступательными вооружениями и каковы перспективы достижения нового двустороннего соглашения? Можно ли ожидать конструктивных шагов от администрации Барака Обамы в отношении нового договора, который заменит Договор между СССР и США о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений /СНВ-1/, истекающий 5 декабря с.г.?

С.А.Рябков: Переговоры о заключении новой договоренности взамен СНВ-1, начатые по нашей инициативе, ведутся уже более трех лет. За это время нам удалось убедить американских коллег в том, что эта договоренность должна носить юридически обязывающий характер. Что касается ее существа, то оно, по нашему мнению, должно вобрать в себя, разумеется, с учетом современных реалий, все лучшее из СНВ-1, то есть строиться на концепции этого прошедшего проверку временем Договора. Такой документ мог бы зафиксировать более низкие, контролируемые уровни как на стратегические носители /межконтинентальные баллистические ракеты, баллистические ракеты подводных лодок, тяжелые бомбардировщики/, так и размещенные на них боезаряды. Исходим из того, что подобная договоренность явилась бы важным шагом по пути ракетно-ядерного разоружения.

Американская же сторона в период президентства Джорджа Буша настаивала на отказе от основных положений СНВ-1, предлагая ограничить только "оперативно развернутые стратегические ядерные боезаряды". Тем самым имеется в виду вывести за рамки договоренности стратегические носители, неотъемлемую составляющую СНВ, как якобы "обычные вооружения". Для нас подобное предложение неприемлемо, так как оно создает возможности для скрытого наращивания СНВ, означает прекращение контроля над этими важнейшими вооружениями.

К позиции новой администрации США по данной проблеме относимся, как говорится, с острожным оптимизмом. На это нас настраивают соответствующие заявления самого вновь избранного президента США, а также Хиллари Клинтон в ходе упомянутых сенатских слушаний.

Вопрос: Переговоры с США по размещению ПРО в Европе продолжаются, но сближения позиций сторон по этой проблематике не наблюдается. Как известно, сейчас Москва рассматривает очередные предложения американской стороны по этому вопросу. Какие аспекты внесены США в эти документы и возможно ли в ближайший год решить эту проблему? Если США все же реализуют обещанные меры по размещению ПРО в Европе, то каким будет ответ России?

С.А.Рябков: Прежде всего, никаких "переговоров по размещению ПРО США в Европе" нет и не предвидится. Наше отношение к третьему позиционному району глобальной системы ПРО США /ТПР/ остается прежним - мы против. Консультации с американской стороной направлены прежде всего на обсуждение предложений США по обеспечению транспарентности работы объектов ПРО в Польше и Чехии. При этом необходимо четко себе представлять, что меры укрепления доверия могут лишь смягчить российские озабоченности. Однако они не могут служить альтернативой действиям России в ответ на развертывание в Европе американских противоракет и радара. Определенный сценарий таких действий был изложен президентом России 5 ноября 2008 года в послании Федеральному Собранию Российской Федерации.

ТПР - это часть глобальной системы противоракетной обороны США. ПРО, так же как и СНВ - это часть американской стратегической инфраструктуры, предназначенной для сдерживания Стратегических ядерных сил /СЯС/ России. Следовательно, мы вынуждены будем учитывать наличие ТПР при оценке стратегического баланса сил между Россией и США.

Основное сейчас - каким будет курс новой администрации США в отношении ТПР. Если в Вашингтоне уйдут от одностороннего подхода к решению проблем обеспечения своей национальной безопасности и учтут негативные последствия таких действий для стратегической стабильности, то Россия будет готова к взаимовыгодному и конструктивному сотрудничеству.

Вопрос: США подписали с Украиной и Грузией хартии о стратегическом партнерстве. Как, по Вашему мнению, это отразится на развитии российско-американских отношений? И не станут ли эти страны "рычагами воздействия" Вашингтона на Москву? Не откроет ли это двери Киеву и Тбилиси в НАТО?

С.А.Рябков: Мы не выступаем против двустороннего сотрудничества США с теми или иными странами как такового. Украина и Грузия в этом смысле - не исключение. В то же время не намерены закрывать глаза ни ситуацию, когда вектор таких связей начинает негативно сказываться на российских интересах в области национальной безопасности, наносить урон многовековым отношениям дружбы с народами соседних стран, взаимовыгодному экономическому сотрудничеству.

Это в полной мере касается и продвижения антироссийского по сути проекта ускоренного подключения Киева и Тбилиси к НАТО. Его издержки всем хорошо известны: на Украине мы наблюдаем новую волну дестабилизации, а натовские амбиции грузинского руководства обернулись кровавой трагедией в Южной Осетии.

Хотелось бы надеяться, что новые люди в Белом доме учтут ошибки своих предшественников и используют диалоговые каналы с Киевом и Тбилиси для разъяснения тамошнему руководству важности уважительного и цивилизованного выстраивания отношений со всеми своими соседями.

Вопрос: Как Вы думаете, чего стоит ждать России от назначения Хиллари Клинтон главой госдепартамента США? Когда, по Вашему мнению, возможна первая встреча глав внешнеполитических ведомств двух стран? И когда, возможно, состоится встреча президентов России и США.

С.А.Рябков: Выступление Хиллари Клинтон в Сенате в ходе процедуры утверждения госсекретарем, на мой взгляд, показало, что она профессионально и глубоко владеет дипломатической "материей". В сочетании с обозначенной готовностью развивать российско-американские отношения это, как представляется, создает хорошую основу для позитивных, деловых контактов на министерском уровне. Учитывая традицию их организации в том числе и "на полях" многочисленных международных мероприятий, думаю, долго ожидать первой встречи министра иностранных дел России Сергея Лаврова с Хиллари Клинтон не придется.

Что касается контактов на высшем уровне, то с обеих сторон уже выражена настроенность на их проведение. Все зависит от рабочих графиков президентов. Будем плотно работать с нашими американскими коллегами для организации и субстантивного наполнения такой встречи.

19-01-2009

www.mid.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован