02 февраля 2007
179

Интервью заместителя Министра внутренних дел Российской Федерации генерал-полковника милиции Аркадия Еделева `Российской газете`

Российская газета. Аркадий Леонидович, только что завершилась амнистия для бывших боевиков. К сожалению, цифры об амнистированных разнятся. Так сколько же всего людей сложили оружие?



Аркадий Еделев. По всему Северо-Кавказскому региону за полгода сдались 632 человека. Первые явки с повинной мы начали фиксировать 17 июля прошлого года, то есть уже через два дня после обращения руководителей Национального антитеррористического комитета России.



Это, конечно, огромный успех, потому что до амнистии за полгода вышли из леса лишь 6 человек. Кроме того, цифру 632 можно смело умножать как минимум на четыре. Вместе с боевиками к полноценной мирной жизни вернулись их родственники, которые были заложниками подполья. Они были вынуждены в силу национальных традиций поддерживать, укрывать их и вести как бы двойную жизнь.



РГ. Многие амнистированные устраиваются работать во властные и правоохранительные структуры республики. Вас не пугает, что бывшие боевики получают доступ к рычагам управления?



Аркадий Еделев. Нет. Люди, истосковавшиеся по свободе, уставшие от подполья и беготни по горам, накопили огромный потенциал неистраченной энергии и сил.



Это стремление встать на ноги, вернуться к нормальной мужской работе, на мой взгляд, было бы неправильным ограничивать. Если государство простило человека, значит, оно признало его невиновным в тяжких преступлениях и нарушениях законности. Логично было бы дать людям возможность проявить себя, чтобы у них была уверенность в завтрашнем дне.



РГ. Вы уверены, что процессы нормализации в Чечне необратимы?



Аркадий Еделев. Абсолютно.



РГ. В 1996 году многие чиновники также считали, а потом случился август и вторая чеченская...



Аркадий Еделев. Сегодня наша политика прозрачна и не приемлет двойной игры.



Кроме того, шаги как федерального центра, так и чеченского правительства под руководством Рамзана Кадырова позволяют быть уверенным в том, что мирная жизнь пришла в этот субъект Федерации навсегда. Приведу вам лишь некоторые цифры. В прошлом году 3863 человека получили компенсации за утраченное имущество. Им было выплачено 1 миллиард 352 миллиона рублей. Всего же за весь период выплат жители получили свыше 16 миллиардов рублей. Такую поддержку оказали более чем 46 тысячам человек.



То, что разрушенное хозяйство действительно восстанавливается, видно по новостройкам. Лишь в прошлом году в эксплуатацию ввели 36 жилых домов, 81 школу, 9 детских садов, 18 учреждений здравоохранения, 28 объектов культуры и спорта.



РГ. Не попали ли в общую статистику амнистированных боевики, которых удалось задержать в прошлом году правоохранительным органам? Я имею в виду тех, кто не добровольно явился с повинной, а попался, но, чтобы спасти себя, заявил, что, мол, сдается.



Аркадий Еделев. Нет, для этой категории лиц ведется свой учет. И я могу сказать, что в прошлом году в Северо-Кавказском регионе было нейтрализовано 174 бандита и задержано 1171.



РГ. Какова их дальнейшая судьба?



Аркадий Еделев. Их будут судить по закону.



РГ. Насколько тяжело дались эти успехи? Я имею в виду, какие потери понесли федеральные силы в борьбе с бандитами?



Аркадий Еделев. В прошлом году все силовые структуры во всех субъектах, где проводились контртеррористические операции, потеряли 239 человек - почти на сто человек меньше, чем год назад. Утрат могло быть гораздо больше. К счастью, нам удалось предотвратить 112 диверсионно-террористических актов, подготовленных террористами на Северном Кавказе.



РГ. Бичом на Северном Кавказе долгое время считали похищения людей. Что-нибудь изменилось?



Аркадий Еделев. Этот криминальный промысел идет на убыль. В прошлом году прокуратура ЧР зафиксировала похищения 28 человек. Для сравнения в 2005 году пропало 108 человек, а годом раньше - 153 человека.



РГ. Сейчас, после окончания амнистии, сколько же, по вашим сведениям, боевиков остается еще под ружьем? Данные по количеству бандитов волнуют всех нас. И почему из года в год мы слышим от высокопоставленных чинов одну и ту же цифру: 1000-1500 боевиков?



Аркадий Еделев. Я понимаю о чем вы говорите. Нами нейтрализованы сотни бандитов, проведены десятки успешных спецопераций. А цифра 1200-1500 боевиков на протяжении длительного времени оставалась неизменной. Почему? Федеральные службы установили плотный контроль над местностью, укрыться удается только небольшим группам. Попытки пополнить эти банды из зарубежных лагерей подготовки оборачиваются для бандитов лишними потерями.



Сейчас в Чеченской Республике действует 46 мелких бандгрупп с общей численностью боевиков порядка 450 человек. Точнее сказать не возьмется никто, потому что, как вы понимаете, на учет в паспортный стол они не становятся. Но их количество явно уменьшается. Правда, если на подрывную деятельность в России заграничные центры вновь бросят большие деньги, бандитов может и прибавиться: не только из числа местных жителей, но и наемников, а также искателей приключений из стран ближнего зарубежья. Война давно стала бизнесом.



РГ. Сколько на территории Кавказа осталось иностранных наемников?



Аркадий Еделев. Порядка тридцати.



РГ. Кто из них наиболее опасен и влиятелен в бандитской иерархии?



Аркадий Еделев. Я бы выделил двоих. Ясир, выходец из Северной Африки, а точнее - из Алжира. Но наиболее опасным я считаю Сейф Ислама, араба иорданского происхождения. Самую заметную акцию этот террорист провел 14 августа 2005 года, когда собрал до 250 боевиков и лично возглавил нападение на селение Рошни-Чу Урус-Мартановского района. Атаку террористов удалось отбить. С нашей стороны погибли военный комендант и пять бойцов. Сейчас Сейф Ислам является денежным мешком при Докке Умарове.



РГ. Кто после уничтожения Шамиля Басаева остался в лидерах бандформирований в Чечне и Ингушетии?



Аркадий Еделев. Имурзаев, более известный под кличкой Хайрулла, наиболее вероятный преемник Умарова, и собственно сам Докка Умаров, уроженец горского селения Харсеной. Об Умарове мы знаем многое. Это бывший работорговец, похищавший людей с целью выкупа, который на своем кровавом бизнесе сколотил приличное состояние. Выследить его сложно из-за того, что места, где он прячется, труднодоступные. Чтобы попасть в Харсеной или окрестности, необходимо сначала подняться по Аргунскому ущелью высоко в горы и потом спускаться со стороны Шатоя. Перемещение больших сил всегда заметны. Снизу с равнины подхода нет, и тяжелая техника там пройти не может. Несмотря на это, однажды мы его едва не поймали. Умарову повезло. До вечера в районе селения Зумсой он пластом пролежал в маленьком гроте, пока мы зачищали местность.



РГ. Они пока не пойманы потому, что вам не везет, или потому, что им везет?



Аркадий Еделев. Говоря о лидерах бандформирований, надо понимать, что мы имеем дело с очень хорошо подготовленными террористами. Когда мы в 2004 году едва не поймали Басаева в Кабардино-Балкарии в городе Баксан, полтора суток он скрывался со своей женой в кукурузном поле. Как потом выяснилось, при нем была система связи, сопряженная не только с системой ДжиПиЭс, но и с профессиональной системой шифрования, которая в течение нескольких секунд "выстреливала" информацию на спутник и передавала ее адресату. Поэтому мы не смогли засечь его переговоры. А он, в свою очередь, нас хорошо слышал, потому что при нем было сканирующее устройство, позволявшее слушать даже переговоры из вертолетов. Спустя полутора суток пособники вывезли Басаева на лошадях в Гелдаген, где укрывалась группа Ярмук.



Еще один важный фактор, который помогает бандитам, - обостренное на фоне крайней опасности чувство подозрительности. Они очень подозрительны и осторожны. По нашим данным, к примеру, Докка Умаров в последнее время уничтожил трех своих помощников из ближайшего окружения, подозревая их в измене. Басаев незадолго до смерти также убил нескольких своих людей.



Наша политика - максимально беречь жизни сотрудников милиции и военнослужащих при проведении операций. Если бандиты оказывают ожесточенное сопротивление, то мы не бросаем своих людей на прорыв, как в предыдущих войнах. Это дает бандитам и передышку, и некоторые преимущества при отходе.



РГ. Наличие спецаппаратуры и профессиональных знаний диверсантов наводит на мысль, что за бандитами стоят спецслужбы? Вы можете подтвердить такой вывод?



Аркадий Еделев. Нам было известно, что Басаев поддерживал контакты с представителями некоторых зарубежных спецслужб.



РГ. Вы можете сказать хоть примерно, сколько выжившим боевикам осталось бегать?



Аркадий Еделев. Недолго. Поверьте, никуда они не денутся. Если они не сдадутся, то рано или поздно предстанут перед судом, и таких примеров много.



РГ. После уничтожения Шамиля Басаева в некоторых СМИ появились сведения, будто бы бандиты сами случайно стали жертвами неосторожного обращения с оружием. А силовики не сразу сообщили о смерти Басаева, а лишь тогда, когда детально осмотрели место происшествия, и, по сути, присвоили себе итоги этой трагической ошибки террористов. Так ли это? И если нет, то можете раскрыть хоть какие-то подробности той операции, сказать, в чем оказалась ошибка Басаева?



Аркадий Еделев. Могу однозначно и компетентно заявить, что уничтожение Басаева стало результатом хорошо и тщательно спланированной спецоперации под руководством ФСБ. Детали раскрывать не могу, потому что не все бандиты еще нейтрализованы и мы можем использовать опыт успешной ликвидации Басаева и в дальнейшем. Каждый свой провал боевики разбирают детально, стараясь понять все причины неудачи, чтобы самим в дальнейшем не попасть на ту же удочку. Могу лишь сказать, что основной ошибкой Басаева стала жадность. Не надо было самому забирать грузовик.



РГ. Стало ли уничтожение Басаева некой вехой в истории Чечни? Или его смерть - просто следствие уже произошедших глубинных перемен в республике, которых он не понял и потому в результате поплатился жизнью?



Аркадий Еделев. Сейчас практически все признают, что в Чеченской Республике произошли и продолжают происходить серьезные положительные изменения. Все больше населения вовлекается в процесс мирной жизни. И сейчас Чеченская Республика уже не является, если так можно сказать, своеобразным лидером нестабильности на Северном Кавказе.



РГ. Какой же регион ныне держит эту сомнительную пальму первенства, если не Чечня?



Аркадий Еделев. Ингушетия, Дагестан и Кабардино-Балкария. В КБР, например, действуют две хорошо подготовленные и глубоко законспирированные террористические группы. Это банды Астемирова и Мукожева и группа Солпагарова.



РГ. Значит, лидерам и идеологам религиозного экстремизма удается осуществлять их новую программу по распространению боевых действий из Чечни на весь Северный Кавказ?



Аркадий Еделев. Нет. Лозунг о разрастании военного конфликта за пределы Чеченской Республики поддерживается недругами России и никакого отношения к действительности не имеет. Это все рекламные и пропагандистские шаги. Никакая это не новая, а старая стратегия. Террористы и раньше стремились расширить плацдарм боевых действий и вынести его за пределы республики. Наиболее известным и масштабным проявлением этой политики стало нападение банд Басаева и Хаттаба на Дагестан в 1999 году. Что из этого получилось, все помнят, и с тех пор активность террористических групп проявлялась там, где эти банды были созданы еще с распадом СССР. А они уже в середине девяностых существовали не только в Чеченской Республике.



Если помните, то дома в Москве и Волгодонске взрывали не чеченцы, а выходцы из Карачаево-Черкесии. Специалисты по минно-взрывному делу вышли хорошо подготовленными потому, что в Малокарачаевском районе существовал радиозавод по производству радиодеталей для Военно-морского флота СССР. Молодежь, одурманенная идеологическими посылами экстремистов, получившая навыки обращения с микросхемами, естественно, была привлечена для подрывной деятельности. Процессы формирования банд шли также и в других регионах. В Чеченской Республике население с помощью федеральных сил смогло сделать больше в плане избавления республики от экстремистской угрозы.



РГ. Если вы говорите о столь значимых успехах в Чечне, не пришла ли пора отменить командирование в ЧР подразделений милиции из других регионов или МВД Чечни еще не в силах справиться с общей ситуацией?



Аркадий Еделев. Момент, когда можно будет отменить командирование подразделений милиции из различных субъектов Федерации в Чеченскую Республику, близок. МВД ЧР хорошо справляется со своими обязанностями. Но конкретного срока передачи всей полноты власти в руки чеченской милиции пока нет. Зато могу сказать, что недавно полностью укомплектован местными жителями, а это более тридцати человек, Грозненский отдел внутренних дел на транспорте, который станет нести службу в аэропорту в Грозном. И будет это очень скоро, думаю, уже в марте.



http://www.mvd.rupress/interview/4580/4580/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован