02 декабря 2001
1353

Инвестиционная инъекция в регионы


Андрей Климов о поддержке депрессивных территорий.

Элла Исайкина


Что объединяет итальянскую Сицилию, немецкий Рур и американский Нью-Йорк. Экономическое благосостояние? Стабильность? Высокий уровень бюджетных доходов?.. Несколько десятилетий назад эти территории входили в число депрессивных. К слову сказать, их экономическое оздоровление осуществлялось на плановой основе методами, присущими командно-административной системе.

79 из 89 российских регионов получают помощь из федерального бюджета, 50% которого формирует оставшаяся десятка. Разрыв по ВВП между областями достиг двадцатикратного размера. Экономически развитое Иваново, Коми-Пермяцкий автономный округ и Свердловскую область стали называть "депрессивными".

В законопроекте "О государственной поддержке депрессивных территорий", принятом Думой в первом чтении, депрессивной названа территория, где спад экономики достиг трех и более раз, хотя еще 10-12 лет назад она была относительно развитой.

"Депрессивные регионы оказались на обочине экономического роста России и создают социальное напряжение в стране. В случае принятия законопроекта они в течение трех-пяти лет смогут встать на ноги и идти по пути устойчивого развития", - заявил в одном из интервью член комитета ГД по делам Федерации и региональной политике Андрей Климов.

- Коми-Пермяцкий округ - монопрофильный лесозаготавливающий регион. Cегодня заготавливает один кубометр древесины (для сравнения, в 1990 году - пять миллионов кубометров). Обвал произошел в начале 90-х, когда по экологическим соображениям запретили молевой (по воде) сплав. Для комбинатов это был единственный способ продажи леса на большую землю. Территория в пять раз сократила объемы производства, превратившись за два года в один из самых депрессивных регионов России. По уровню жизни округ занимает 88 место. Естественно, люди спиваются, все разворовывается. Но ресурсы сохранены. Своевременные инвестиции позволили бы территории через 5-7 лет снова стать самодостаточной. Вот вам типичный пример как преуспевающий регион может стать депрессивным.

Законопроект "О государственной поддержке депрессивных территорий" позволяет отличить их от слаборазвитых или кризисных. Чеченскую республику трудно назвать депрессивной - там кризисная ситуация: экономика уступает место политике и военным действиям.

Есть отсталые территории, которые не были среди первых раньше и в дальнейшем по ряду причин останутся в сложном положении. Конечно, с мерками "депрессивности" к подобным регионам подходить нельзя. Да, они похожи по нынешнему состоянию, но причины "болезни" разные.

Альтернативная программа правительства нацелена на региональное "выравнивание". Чиновники взяли параметры страны за три года и сделали вывод, что в течение 10-15 лет на все регионы нужно затратить некоторое количество денег, и каким-то чудесным образом все области выровняются. Более никаких предметных указаний нет, все отдано на откуп неким инструкциям и нормативным актам, уровень которых ниже постановлений правительства.

Конечно, в таких условиях нельзя распределять очень ограниченные государственные финансы. Чем меньше денег, тем больше жесткости. Именно поэтому в нашем законе мы приводим определение депрессивной территории. Не нравится это определение - предлагайте, уточняйте, спорьте.

- Законодательных и нормативных актов по проблеме депрессивных территорий нет. Почему же тогда, несмотря на всю актуальность вашего предложения, заместитель председателя правительства РФ Виктор Христенко прислал отрицательное заключение на этот законопроект.

- Не думаю, что Виктор Христенко сам внимательно не вникал в законопроект о депрессивных территориях, он лишь подписал заключение специалистов.

Правительственное заключение не слишком убедительно. Все приводимые аргументы либо вообще не относятся к законопроекту, либо столь незначительны, что не ломают концепции в целом - прослеживается подмена логического основания.

Каждый новый закон заставляет вносить поправки в действующее законодательство и, как правило, заканчивается словами: правительству в оговоренный срок внести предложения и изменения. Если Президент и Совет Федерации соглашаются с новой концепцией, то старые надо изменять. Ссылка на то, что нынешний закон меняет какие-то предыдущие нормативы, не может быть основанием для его отклонения. Это методологический момент. Еще пример, замечание правительства к четвертой главе законопроекта "О порядке проведения конкурсов". Правительство считает, что в настоящее время эта тема регламентируется федеральным законом "О конкурсах на размещение заказов, поставки продукции, выполнение работ для государственных нужд". Давайте откроем этот документ. В нем написано: "участником конкурса может быть только поставщик или исполнитель, имеющий производственные мощности, оборудование, трудовые ресурсы, необходимые для производства товаров, услуг". Какой орган власти имеет все это? Никакой. У меня создается впечатление, что этот отзыв написан не на наш законопроект, а на другой документ.

Проблеме депрессивных территорий были посвящены парламентские слушания в 1997 и 2000 годах. Два созыва депутаты Государственной Думы говорили только одно - такой закон нужен. Правительственные чиновники, соглашаясь с этим, замечали: нужен, но не в такой форме.

Наш закон исключает субъективизм в решении вопроса целевой поддержки регионов. Как только уменьшается личностное начало, сокращается поле для возможной коррупции, сужается люфт правительственных директив. В общем, ограничивается свобода действий исполнительной власти на всех уровнях. Когда я был в Кремле на встрече с В.В.Путиным, мы обсуждали целый блок законодательных актов. Президент высказался так: чем больше государственных и межбюджетных позиций мы "застолбим" законами, тем лучше.

- Скажите, а не получится ли так, что мы поможем одним регионам за счет других. Как быть с оставшимися "неперспективными" регионами? Не провоцирует ли Ваш закон "регионального неравенства"?

- Развиваться надо всем. Представим грузчика, который в одиночку разгружает КАМаз, наполненный мешками. Если вместо того чтобы брать по одному мешку, он попытается перевернуть грузовик, то скорее всего надорвется. Наше государство, не в силах одномоментно решить все проблемы.

Законопроект не затрагивает методику межбюджетных отношений. Текущие затраты регионов заложены в бюджете. В этом смысле мы не будем финансировать одни области за счет других. Законопроект не указывает какому конкретно субъекту федерации нужно помогать.

Нынешняя система предлагает "веерное" распределение. Мы же, напротив, постараемся распределить инвестиционные госсредства между теми территориями, которые готовы быстрее всех эти деньги употребить. Употребить на то, чтобы перестать быть депрессивными.

Неправда, что наш закон лишает другие регионы возможности финансовой поддержки из центра. Мы только определили принципы, по которым будут поступать целевые средства. Никаких конкретных схем. Средства будут приходить из разных источников, но в первую очередь из федерального бюджета. Сегодня Россия тратит на инвестиции меньше, чем на международную деятельность. Даже эти мизерные средства расходуются непропорционально. Например, в Казань было направлено 12 миллиардов рублей. А на все инвестиционные программы Коми-Пермяцкого автономного округа (в первом варианте бюджета), предлагалось выделить один миллион. Своими поправками я увеличил эту цифру в 80 раз. Но все равно этого недостаточно.

- Бесспорно, закон интересный, юридически грамотный, четко структурированный. Он идеально вписывается в законодательство цивилизованной Европы, где соблюдаются правовые нормы. Насколько он применим к нашей действительности? Как законодатель Вы прекрасно знаете, что "загадочная русская душа" не приемлет многих законов...

- Раньше мы не катались на "Мерседесах", не ездили на горных лыжах и не работали в Интернете, но ведь освоили же. Наш закон - цивилизованный метод ведения экономики. Освоить его нам под силу. Нельзя жить только за счет нефти. Нельзя допускать того, чтобы три российских региона кормили оставшиеся восемьдесят шесть. Как законодатель могу посоветовать только одно - определить правила, принять закон, просчитать фонд финансирования и действовать.

Виктор Христенко считает законопроект затратным, но этого не может быть априори. Норматив говорит лишь о принципах, по которым выбираются объект, мы не указываем сколько средств должно выделяться. Если правительство на эти цели даст рубль, значит, вокруг рубля и будет разговор. Сколько инвестиционных средств выделить регионам указывает федеральный закон о бюджете. Распределять деньги мы будем не волюнтаристскими решениями, а руководствуясь законом о депрессивных территориях. Этого-то и боятся чиновники.

Согласно законопроекту, чтобы получить инвестиции, местные власти должны представить государству кучу документов и доказать, что деньги уйдут не на строительство очередного Дворца Съездов или плавательного бассейна.

Как специалист могу сказать, в депрессивные территории нужно вкладывать не менее 5% бюджетных доходов. По мере того как у нас сокращается количество этих территорий, мы экономим средства. Если вдруг инвестируемый регион не сможет подняться, мы свернем программу финансирования. Ни о каких амбициозных проектах более не может быть и речи.

Мы хотим принять закон, который будет работать. Результаты голосования подтвердили актуальность нашего законопроекта. 327 депутатов были "за". "Против" - лишь ЛДПР и 30% "Единства". Считаю, что это победа.

http://www.klimow.ru/publictext/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован