Исторический смысл настоящей эпохи

«И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует». 

Апокалипсис 19: 11.

 

Мы живем в переломную эпоху общественных изменений, когда неудержимый поток исторического движения вдруг ударился о стену социальной преграды и закружился в водовороте разрушительных действий, выравнивая себе ложе для дальнейшего бегства в будущее. Первыми обрушились под историческим напором социальной стихии недавно возведенные строения социалистического общежития, всецело обращенные в «коммунистическое будущее» и не учитывающие эгоистической привычки человеческой натуры. Но это крушение было лишь начальным актом пробуждения главного потока грядущей истории, обозначенного суровыми просторами северной цивилизации как переднего края необъятных перспектив человечества в освоении космических просторов, отметая прозападный курс буржуазного общества как слишком тесный для творческого разлива мышления людей.

Глобальный спор Западного и Северного проектов мировой истории и определит будущее человечества, ориентированных, соответственно, в своих жизненных устремлениях на принципы «индивидуализма» и духовной «целостности», способной к саморазвитию. «Если самосознание Южной цивилизации, взращенное теплой благодатью окружающей природы, руководствуется принципом тождества в понимании мировой целостности, а логика Востока, воспитанная привычной иерархией семейно-родственных отношений, следует требованию единства различий в организации бытия, то мысль Запада, направляемая разнородностью природных факторов к постоянным усилиям по их подчинению воле людей, исповедует в своей практике принцип противоречия, борьбы различий, трактуя общество как конкуренцию индивидуальных лиц в праве на власть. Северная цивилизация должна в силу экстремальности природных условий приучать свое население к взаимопомощи в преодолении внешних препятствий и творческому освоению окружающей среды, руководствуясь принципом целостности как логическим основанием познавательной деятельности» (Глобальные контуры грядущего социума и вселенские алгоритмы уходящей эпохи /http://viperson.ru/articles/globalnye-kontury-gryaduschego-sotsiuma-i-vseobschie-algoritmy-uhodyaschey-epohi).

Западная цивилизация, исповедуя идеологию насилия человека над природой и руководствуясь логикой «индивидуализации» бытия, подошла к пределу своей исторической целесообразности, отвергая ныне естественное разделение человеческого рода на мужчин и женщин и культивируя «промежуточные» между ними состояния организма, уродуя этим новые поколения людей как морально, так и физически. Северная цивилизация, следуя духу саморазвивающейся «целостности», признает совершенство естественной природы человека и видит его дальнейшее развитие в творческом мышлении, основанном на познании объективных законов окружающего мира. Таким образом, главным идеологическим расхождением цивилизаций Запада и Севера заключается, соответственно, в противоположных жизненных программах «индивидуализма» и «органицизма», приоритета анализа, дробления сущего в усилиях первой и углубления логики объединения, синтеза бытия в действиях второй.

Конкуренция стратегий «анализа» и «синтеза», «индивидуализма» и «органицизма» будет определяющим фактором в утверждении нравственного облика грядущего общества. Победителем в идейном споре этих социальных программ станет та общественная система, которая с наибольшей полнотой выразит вселенский дух человеческого сознания, в жизненной практике которой будет явлен с особой силой приоритет духовных запросов над материальными потребностями. «Золотой Телец» телесного пресыщения и «Святой Дух» творческого мышления сошлись сегодня в прямой схватке за обладание историческим будущим. 

Каким же духовным потенциалом обладает Северная цивилизация в своем споре за лидерство в грядущем социуме? Этот потенциал раскрывается общей динамикой ее исторической жизни. На сегодняшний момент наиболее энергичным и конструктивным в ее развитии показал себя русский этнос, сформированный духовным своеобразием братских народов «малороссов», «великороссов» и «белорусов». Социальной предпосылкой рождения русского этноса стало призвание на власть в 862 году ильменскими славянами и финно-угорскими племенами чуди, веси и мери воителей варяжского племени Русь во главе с Рюриком, Синеусом и Трувором. Но сугубо силовое, «политическое» объединение восточнославянских племен, осуществленное первыми русскими князьями путем присоединения к прибалтийско-новгородским территориям киевских земель, вряд ли можно рассматривать как рождение русского народа без духовного оплодотворения жизни народных масс. Началом такого духовного зарождения русского народа стало крещение в 988 году в греческом Херсонесе киевского князя Владимира, освятившего духом православной веры всю русскую землю и ее жителей.

Однако православная религия, объединив духовными узами русский народ, не смогла преодолеть политической разобщенности княжеской верхушки общества, пронизанной непрерывной борьбой за обладание лучшими, наиболее богатыми городами русской земли. Политическая разобщенность княжеской власти, пропитавшая своими раздорами жизнь Древней Руси, и сформировала своевольный характер, эмоционально-чувственную натуру нынешних «малороссов». Внутренние, «гражданские» раздоры князей существенно ослабляли русское государство перед внешними угрозами. Эта политическая разрозненность княжеской власти на Руси и привела страну в первой трети XIII века к историческому крушению в схватке с татаро-монгольским нашествием, в столкновении с объединенной силой туранских народов, подчинивших на два с половиной столетия русский народ воле ордынских ханов и разорвавших геополитическое единство русской земли на северо-восточную Русь и юго-западную Украину.

Освобождение в конце ХV столетия северо-восточных русских земель от ордынского ига положило начало новому этапу в развитии Северной цивилизации, центральным деятелем которого становится великорусский этнос, сформированный рассудочной логикой борьбы с внешними врагами и укрепления самодержавия в управлении русским государством. Московская Русь освящается православной церковью при правлении Ивана Грозного как Русское царство, утверждая этим единство духовной и светской власти и переходя к политике завоевания новых земель. Политический кризис русской державы на рубеже XVI-XVII веков, вызванный кончиной 17 января 1598 года последнего представителя царствующего дома Рюриковичей и разрывом династической преемственности, стал началом Смутного времени. Народное ополчение Минина и Пожарского, освободившее Москву от польского порабощения, показало политическую зрелость русских масс в утверждении государственного единства. Избрание 17 февраля 1613 года на Земском соборе новым русским царем Михаила Федоровича Романова оградило суверенитет русского государства от европейского и туранского влияния: "Иноземных принцев и татарских царевичей, – говорилось в постановлении Собора, – на русский престол не приглашать" (https://ria.ru/20130303/925359262.html). 

Однако раскол Русской православной церкви во второй половине XVII века надломил нравственный союз церкви и государства в пользу единоначалия политических властителей. Царская воля Петра Первого отвергла существенное участие православной церкви в управлении государством. Провозглашение царем Петром в конце своего правления Русского царства Российской империей окончательно оборвало духовную связь государственной власти с православной душой русского народа, уравняв его в нравственном плане с другими народами империи: с того времени политико-правовой, великодержавный абсолютизм утвердился в управлении российским обществом. 

Восстание Пугачева внутри России и революционные события в Европе конца ХVIII столетия, освободительная война 1812 года и восстание декабристов поколебали державный абсолютизм в управлении страной, заставив имперскую власть искать пути к восстановлению духовной связи с русским народом. Выражением этого стремления стала в первой половине ХIХ века идеология триединства оснований имперской власти, представленных идеями «самодержавия», «православия», «народности». Однако подлинный характер участия русского народа в жизни страны очень выразительно был обозначен фактом отмены крепостного права лишь в 1861 году. Подневольная зависимость русского крестьянства, подтвержденная Соборным уложением от 1649 года, довлела над русскими массами, лишая их собственной воли, формируя сугубо «служебный», строго регламентированный, лишь исполнительский стиль поведения великорусского народа и толкая его к «самовольным» действиям лишь разрушительного характера.

Попытки имперской власти восстановить доверие русского народа оказалась безрезультатными и в 1917 году Российская империя рухнула, отдав бразды правления над российским населением первоначально буржуазно-дворянской верхушке общества, а затем безродным большевикам-интернационалистам, совершенно не связанным с нравственными традициями русского народа. Советская власть, освободив народы бывшей российской империи от власти дворянско-буржуазной элиты и узаконив их право на особые «национально-республиканские территории», нисколько не озаботилась судьбой русского населения, лишенного каких-либо особых прав на свою «русскую землю». Бесперспективность «русского образа» жизни в рамках советской государственной системы и подготовила ее падение в 1991 году, ее «кулуарное саморазрушение» волей политических отщепенцев с утратой Россией присоединенных в годы империи земель. Так завершился «политико-правовой», самодержавно-военизированный крен русского государственного судна в исторической стихии Новейшего времени, оборвавший духовную связь государственной власти с волей русского народа, разделивший население страны на «правителей» и «исполнителей».

Прошедшее с той поры тридцатилетие с полным правом можно назвать «эпохой безвременья», «социального застоя», так как она не выдвинула никакой новой «позитивной идеи» в организации российского общества, нисколько не возвысила русский народ к новым историческим свершениям и лишь до предела обнажила скрытые ранее противоречия. Поэтому А. Дугин вполне справедливо сравнивает наше время с периодом Смутного времени первого десятилетия XVII века, когда поляки как передовой отряд европейских сил завладели Кремлем, надеясь в ближайшем будущем уничтожить русское государство.  «Смутное время, – по его словам, – это аналог эпохи Горбачёва – Ельцина. Выход из Смутного времени – этому аналог Владимир Владимирович Путин. Трудно выходить из Смутного времени? Трудно. Поляки Москву брали, сидели в Кремле. С опорой кстати на малороссийских казаков» (Александр Дугин. Философия военного времени / https://katehon.com/ru/article/filosofiya-voennogo-vremeni).

Развивая историческую аналогию Дугина нашей эпохи с событиями Смутного времени, следует отметить, что сегодня, как и тогда, смута возникла на разрыве династической преемственности в управлении страной, усугубленной в дальнейшем духовным разложением советской державы и русского народа. Сегодня верхушка украинского общества решила под влиянием новых геополитических обстоятельств еще более обострить ситуацию в Русском мире, не только подкрепить военной силой обособление Украины от России, но и расторгнуть каноническое единство украинского православия с Русской Православной церковью. «Собор Украинской Православной Церкви..., который состоялся 27 мая 2022 года в городе Киеве, рассмотрел вопросы церковной жизни, возникшие в результате военной агрессии Российской Федерации против Украины. По результатам работы, Собор принял следующее:… 4. Собор принял соответствующие дополнения и изменения в Устав об управлении Украинской Православной Церкви, что свидетельствуют о полной самостоятельности и независимости Украинской Православной Церкви» (https://azbyka.ru/news/sobor-ukrainskoj-pravoslavnoj-cerkvi-objavil-o-ee-polnoj-samostojatelnosti-i-nezavisimosti)».

Таким образом, если татаро-монгольская кабала над Древней Русью стала результатом политического разобщения княжеских сил, то нынешний раздор России с Украиной дополняется их духовным расхождением. Поэтому одним военным принуждением, на которое надеется Дугин, невозможно будет достичь «общерусского замирения»: «Когда мы завершим Специальную Военную Операцию, – полагает он, – тогда мы и поговорим, кто здесь автокефальный, а кто – нет» (Александр Дугин. Философия военного времени / https://katehon.com/ru/article/filosofiya-voennogo-vremeni).

Думаю, что церковная разобщенность русских-украинцев и русских-россиян лишь усилит их военное противостояние. Сегодня для достижения общерусского замирения нужна новая идеология Русского мира, опирающаяся не только на субъективную волю православной веры, но также на объективные данные научных знаний о мировой целостности. К глубокому сожалению, особенностью постсоветской истории российского общества является официальный запрет статьей №13 Конституции РФ от Ельцина иметь россиянам государственную идеологию. Сохранение этой статьей своей законодательной силы на всем протяжении «постылого тридцатилетия» вызывает все большие сомнения у российских патриотов о действительном суверенитете Кремля в принятии решений, свободных от «внешнего управления». Эти подозрения могут быть полностью опровергнуты лишь скорейшим устранением злополучной статьи из конституционных оснований российского социума и последующей формулировкой Кремлем патриотической государственной идеологии как воодушевляющего знамени российского общества в претворении будущего.

Стране крайне нужен новый «идейный ориентир», способный устранить расхождения политических и идеологических факторов, обеспечить единство материальных и духовных сил в претворении достойного будущего России. Такой силой, способной связать землю и небо, материальную практику с высшими устремлениями жизненного духа людей, является наука, выступающая как логическая реконструкция целостности общественной практики. Но сегодня и отечественная наука внутренне разобщена на поклонников западного «либерализма» и приверженцев российского «патриотизма»: поэтому в борьбе за возрождение России необходимо опираться не столько на социально-гуманитарные дисциплины, сколько на естественнонаучные данные. «Практически все наше научное сообщество, – признается Дугин, – наше преподавательское сообщество – носители либерального вируса. Может быть за исключением естественных наук и чисто технических дисциплин» (Александр Дугин. Философия военного времени / https://katehon.com/ru/article/filosofiya-voennogo-vremeni). 

Идеологический вирус западного либерализма в наиболее обнаженном виде выражает себя в русофобии, в стремление уничтожить Россию и русский народ. К сожалению, обстоятельства ныне таковы, констатирует Дугин, что «русофобия – это билет в нашу культуру. Если ты не русофоб, ты не можешь ничего в ней сделать. А если ты еще любишь свой народ, всё, тебе пришел конец» (Александр Дугин. Философия военного времени / https://katehon.com/ru/article/filosofiya-voennogo-vremeni). Российско-Украинская война и русофобия, поразившая даже верхи российского общества, служат убийственным свидетельством, что великорусский этнос полностью исчерпал свой созидательный ресурс в прокладке новых путей в историческую даль, требуя от идеологов Русского мира духовной помощи в осмыслении действительности, в нахождении новых путей в будущее.

Россия ныне вновь, как когда-то в XIII столетии, вплотную приблизилась к «могильному провалу» национальной катастрофы, связанной с истощением в обществе не столько физических, сколько духовных сил, требующих от русских людей коренного пересмотра их представлений о мировой целостности и ждущих пробуждения нового субъекта социальной практики. «Сегодня, - делает вывод Дугин, - пришло время менять вообще всё – саму парадигму. Необходимо новое гуманитарное, политологическое, философское переосмысление самой сущности России, её идентичности, её роли в мире, ее отношений с Западом, структуры ее общества, ее истории» (Александр Дугин. Философия военного времени / https://katehon.com/ru/article/filosofiya-voennogo-vremeni). Если во времена Древней Руси политическая разобщенность русских земель, связанных лишь православной верой, привела к татаро-монгольскому порабощению, то в наше время именно отсутствие у русских адекватного духовного настроя  направляет страну к гибели. 

Если в древние времена русскому люду не хватило политического единства для спасения страны от неволи, то ныне ему не хватает не только политического единства, но также должного духовного потенциала, способного переломить ход истории творческой силой своего мышления. Такая сила не просматривается в жизненных устремлениях украинского народа, всецело погруженного в чувственные переживания величия Древней Руси. Ее, к сожалению, не видно и у великорусского народа, привыкшего к размеренному строю воинского устава и не посягнувшего на святость статьи №13 постсоветской конституции России о запрете любой государственной идеологии, в том числе глубоко патриотической и научно выверенной. Остается последняя надежда  на творческую мощь интеллекта белорусского народа, еще не сказавшего своего решающего слова ни в прошлом, ни в настоящем. 

Именно Беларусь должна спасти и себя, и весь Русский Мир, и всю Россию, а с ней и все человечество от гибели, подтверждая великим делом Справедливость своего ясного именования как «Светлой Руси». Именно Беларусь, то есть чистая, светлая Русь, предназначена мировой историей сказать свое главное слово в пробуждении животворных сил, творческих энергий русского духа. Весомость этого слова будет определяться устремленностью белорусского разума к «целостным потенциалам» мировой реальности, выражением которых служат ныне научные знания, постижимые лишь интеллектуальным созерцанием. Если сила Древней Руси укреплялась духом веры в признании неизменности нравственных заповедей, а мощь Российской империи держалась рассудочной слаженностью русских масс в исполнении приказов начальствующих лиц, то нужная ныне для возрождения Русского мира разумная сила должна питаться творческой энергией каждой зрелой личности. Такой нерастраченный личностный ресурс хранится в духовной культуре белорусского народа, питаемой самоотверженной любовью к родной земле. Если руководством малороссов был призыв «крепить свою веру», а заповедью великороссов стал лозунг «почитай начальника», то наставлением белорусов должна стать заповедь: «И познаете истину и истина сделает вас свободным» (Ин. 8: 32).

Время подошло для всего Русского мира познать полноту Истины. Но для белорусов это требование особенно актуально.

«И слышал я как-бы голос многочисленного народа, как-бы шум вод многих, как-бы голос громов сильных, говорящих: аллилуия! ибо воцарился Господь Бог Вседержитель.

Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя.

И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых.

И сказал мне Ангел: напиши: блаженны званные на брачную вечерю Агнца» (Апок. 19: 6–9).

 

Гореликов Л. А. — д.ф.н. РФ и Украины, профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован