Эксклюзив
Зонова Татьяна Владимировна
24 января 2019
347

Италия. Итоги 2018 года

Main it

В начале 2018 г. над Италией еще более сгустились тучи финансовой, политической и институциональной нестабильности. Накануне мартовских парламентских выборов агрессивную предвыборную кампанию развернули две антисистемные силы — «Движение пяти звезд» во главе с Луиджи Ди Майо (исторический лидер «Движения» комик Беппе Грилло к тому времени стал называть себя «гарантом» партии) и Маттео Сальвини, возглавлявший когда-то сепаратистскую Северную, а теперь общеитальянскую националистическую «Лигу». Неопределенность провоцировал и явный евроскептицизм сделанных заявлений. Согласно опросам, накануне выборов 63% избирателей «Лиги» и 50% «Движения» подчеркивали мнимые и реальные кризисные аспекты европейской интеграции, при этом 59% голосующих за «лигистов» высказывались за выход Италии из зоны евро. В лагере «Движения» противников евро тоже было не мало — 53%. Более того, 54% сторонников М.Сальвини не исключали возможности выхода из ЕС, по этому показателю к ним приближалось 44% симпатизирующих «Движению». Подавляющее большинство избирателей обеих партий в ходе опросов высказали уверенность, что экономический кризис является следствием «конспиративной политики банкиров». В предвыборных призывах лидеров «популистов-совранистов» также звучали обещания выйти из Европейского союза и зоны евро и даже из НАТО. Италия, как это не раз бывало в истории, опять стала исключением из правил. На волне страха перед потоком мигрантов и в условиях недовольства продолжающейся рецессией более 50% итальянцев поверили в популистскую риторику. Ни в одной стране Евросоюза антисистемные и протестные партии не собирали так много голосов.

Не осталась без внимания и бурная деятельность, развернутая в Италии крайне правым американским консерватором Стивом Бэнноном, идеологом и стратегом предвыборной кампании президента Трампа. Бэннон назвал Италию своего рода «лабораторией популизма», а Сальвини — «итальянским Трампом». В своих многочисленных контактах со СМИ Бэннон подтвердил готовность «бросить вызов “Открытому обществу” Джорджа Сороса» и способствовать, также и в финансовом плане, созданию интернационала популистов Европы, Соединенных Штатов, Латинской Америки, Израиля, Индии, Пакистана и Японии». Цель интернационала — силами правых «развязать революцию в Европе». «Носите как почетный знак лейбл расистов, ксенофобов и националистов», — призвал Бэннон своих сторонников. При его поддержке в начале осени 2018 г. совранисты-евроскептики объявили о создании в Брюсселе интернационального «Движения» (The Movement). При этом выяснилось, что в Италии нет закона, препятствующего иностранному финансированию подобных кампаний.

По итогам парламентских выборов политический ландшафт Итальянской Республики полностью изменился. Памятуя о стихийных бедствиях, в последнее время обрушившихся на эту страну, заговорили и о политическом землетрясении. Новый избирательный закон, принятый предыдущим составом парламента с целью преградить путь во власть радикалам, сыграл с итальянским истеблишментом злую шутку. Правоцентристская партия «Вперед, Италия!» Сильвио Берлускони и левоцентристская Демократическая партия во главе с Маттео Ренци уступили первенство «популистам-совранистам» «Движения» и «Лиги».

Правда, накануне формирования правительства президент Италии Серджо Маттарелла перед победившими партиями поставил ряд жестких условий, потребовав сохранения основных направлений внешнеполитического курса. В результате после длительных и напряженных переговоров было создано новое «желто-зеленое» (желтый — символ «Движения», зеленый — «Лиги») правительство во главе с симпатизирующим «Движению» 54-летним юристом Джузеппе Конте. Оба претендовавших на пост премьера лидера — Сальвини и Ди Майо, вынуждены были согласиться на вице-премьерство. Правда, с течением времени популярность Ди Майо снижалась, а рейтинг Сальвини, считающегося главной фигурой правительства, оставался высоким; к тому же он взял себе портфель министра внутренних дел, что позволяло постоянно быть в центре внимания, особенно в связи со столь актуальными для Италии проблемами миграции. При этом обращает на себя внимание, что как сам премьер Джузеппе Конте, так и министр экономики Джованни Триа отнюдь не отличаются радикальными взглядами, отдавая предпочтение целям «политики как искусства возможного» и переговорам.

В этом контексте предвыборные обещания, данные Сальвини и Ди Майо, все более уступают место конкретным возможностям сокращения дефицита бюджета и государственного долга. Второй по величине после греческого, государственный долг Италии не переставал расти на протяжении полувека. Так, в 1970-х годах он составлял 40% ВВП, в 1980-х — 55, 1990-х — 98, в нулевых – 102, в 2018 – 130,9%. По данным Банка Италии, только в течение апреля суверенная задолженность выросла на 9,3 млрд евро. В основном это вызвано увеличением массы находящихся в обращении наличных денег, а также повышением расходов центрального госаппарата. Недаром министр без портфеля Паоло Савона высказал слабую надежду на финансовую «помощь Москвы». На значительное сопротивление наталкивается и заявленная пенсионная реформа. Твердое намерение Ди Майо «покончить с бедностью» (он обещал всем неимущим гражданам Италии сумму в 780 евро в месяц) оборачивается постоянным сокращением финансирования этого проекта и сужением круга бенефициаров.

Бросается в глаза, что придя к власти, как «Лига», так и «Движение» перешли к гораздо более примирительному тону в отношении западных союзников, видимо, надеясь на привлечение на свою сторону умеренного избирателя. Зазвучали заверения, что для Италии ЕС — это не внешняя политика, а «наш общий дом». Перестали говорить и о выходе из зоны евро. Конте заверил в неизменной принадлежности Италии к Атлантическому альянсу и в отношении к Соединенным Штатам как к привилегированному союзнику.

Назначение министром иностранных дел юриста Энцо Моаверо Миланези, потомка основателя престижного миланского университета Боккони, было с удовлетворением воспринято дипломатами и большинством политиков как в Италии, так и в Евросоюзе. В ходе своей карьеры Моаверо побывал на посту министра по делам Европы, поработал судьей в Суде ЕС в Люксембурге. В 2015 г. он возглавил факультет права в римском университете ЛУИСС и там же читал курс права Европейского союза.

Правда, временами традиционный политический курс Фарнезины подвергается испытаниям в связи с неожиданными и противоречащими этому курсу заявлениями политических руководителей. Так, в ходе своего недавнего визита в Израиль Маттео Сальвини заявил, что организация Хезболла — террористическая исламская группировка и Израиль имеет полное право на адекватный ответ. В Фарнезине были вынуждены подчеркнуть, что Италия всегда придерживалась политики равноудаленности от противоборствующих сторон, а итальянская дипломатия наладила диалог с правительством Ливана, куда входит представитель «Хезболлы». Озабоченность выразили и в министерстве обороны Италии, поскольку заявления Сальвини грозят осложнить положение крупного итальянского контингента миротворцев в Ливане.

Правительство Конте намерено идти по пути дальнейшего улучшения отношений с Россией — стратегическим партнером Рима, что было постоянной линией и предыдущих правительств Италии. В частности, можно вспомнить выступление бывшего премьера Италии Маттео Ренци в Гумбольдтском университете в Берлине в 2015 г., где он назвал стремление противопоставить Европу России «искажением истории, политической ошибкой и преступлением против культуры». Ведущие итальянские политики неоднократно подчеркивали, что санкции не ведут к решению проблем и с Россией нужно вести постоянный диалог. В то же время предвыборные популистские заявления Сальвини, что его правительство пойдет по пути снятия санкций, остались голословными заявлениями. И при нынешнем правительстве Италия послушно голосовала в ЕС за продление санкций.

 

Точка зрения авторов, комментарии которых публикуются в рубрике
«Говорят эксперты МГИМО», может не совпадать с мнением редакции портала.


Источник: Портал МГИМО

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован