26 января 2009
3008

Итоги визита Российского президента Дмитрия Медведева в Узбекистан

Евразийский Дом: "Чем вызван визит российского президента Д.Медведева в Узбекистан? Каковы ожидания Москвы и Ташкента от встречи президентов?"



По большому счету, визит Д.Медведева является ознакомительным. Во многом это и личная "притирка" президентов друг к другу: учитывая обоюдное понимание того, что работать вместе предстоит долго, необходимо искать основу для личных и неформальных отношений.




С точки зрения вопросов политической стратегии, по своей сути визит, как представляется, был обусловлен, в первую очередь, неизбежностью развития не столько двусторонних связей (здесь все развивается, насколько это возможно в нынешних условиях, по нарастающей, хотя есть и некоторые проблемные вопросы), сколько острой необходимостью координации усилий двух стран на многостороннем уровне.



Во-первых, важным является собственно согласование позиций - некая "сверка часов" и внесение предельной (насколько это возможно) ясности в планы сторон по целому комплексу вопросов регионального и международного сотрудничества: от развития многосторонних форм взаимодействия (водно-энергетические вопросы, сотрудничество в газовой сфере, политика ШОС и ОДКБ в отношении Афганистана и угроз региональной безопасности, поиск идей по экономической интеграции и коллективным усилиям по смягчению последствий мирового финансового кризиса) до координации усилий в диалоге с внешними силами, в первую очередь США и НАТО.



Во-вторых, принципиально значимым является определение неких отправных точек в дальнейшем сотрудничестве/диалоге России и Узбекистана по вышеобозначенным вопросам многостороннего взаимодействия и ключевым направлениям двустороннего сотрудничества, в первую очередь экономического. Это своего рода некое джентльменское соглашение по основным принципам взаимодействия на ближайшую перспективу, фиксирующее ожидания Узбекистана от России и соответственно ожидания России от Узбекистана.



Узбекистан ожидает от России большего внимания к водно-энергетической проблеме (и, соответственно, на порядок большего учета узбекских национальных интересов). Безусловно, Ташкент хотел бы увидеть и практическую сторону предложений Москвы по решению "афганской проблемы" - проблеме, которая представляет для Узбекистана жизненно важное значение.



В свою очередь, Россия, скорее всего, ожидает более гибкой позиции узбекской стороны в подходах к вопросам регионального сотрудничества (в первую очередь, в рамках существующих с ключевой ролью Москвы региональных организаций - СНГ, ОДКБ и в какой-то степени даже ЕврАзЭС, где-то надеясь на постепенное восстановление участия Ташкента в работе данной структуры), более тесного взаимодействия с конкретными странами, в первую очередь Кыргызстаном и Таджикистаном по водно-энергетической проблеме и другим вопросам (например, поставки узбекского газа и обеспечение транзита грузов).



Кроме того, в Москве существуют определенные ожидания по поддержке Узбекистаном позиции России по газовой проблеме в связи с недавним конфликтом с Украиной и планами развития новых газотранспортных мощностей в российском направлении.



Безусловно, обоюдно сильны ожидания от развития сотрудничества в военной сфере и по вопросам безопасности, военно-промышленной кооперации. Однако здесь многое будет зависеть от того, удастся ли Москве предложить Ташкенту долгосрочные формы взаимодействия по проблемам Афганистана, формированию эффективной системы региональной безопасности, развитию военно-промышленных связей. В этом плане несколько обнадеживающим является тот факт, что Д.Медведев лично уделяет большое внимание, например, тому же афганскому вопросу, планируя вывести его в центр повестки дня в ходе предстоящего в конце лета 2009 года саммита лидеров стран-членов ШОС. Думается, что в этом плане визит российского президента в Узбекистан явился и крайне полезным самому Д.Медведеву, так как, скорее всего, дал ему достаточно пищи для размышления по "афганской проблеме" с учетом традиционно высокого внимания Узбекистана к процессам в Афганистане.



В-третьих, важным является и собственно комплекс вопросов укрепления двусторонних отношений, в том числе как основы для расширения диалога по региональным и международным проблемам. В этом плане в обоих государствах уже проведена значительная подготовительная работа, предшествовавшая визиту, что заранее внесло ясность (по крайней мере, в Узбекистане) в характер тех немногих документов, которые предстояло скрепить соответствующими подписями, и в характер будущих документов, над которыми еще предстоит работать. Каких-либо "стратегических прорывов" в двустороннем сотрудничестве в ходе нынешнего визита ожидать не следовало. Все основные документы - общего, но концептуального характера (Коммюнике по итогам визита российского президента в Узбекистан; межправительственное Соглашение об условиях размещения и обслуживания дипломатических представительств двух стран в Узбекистане и России; Программа сотрудничества на 2009 год между МИДами Узбекистана и России).



В то же время, очевидно, что достигнутые устные договоренности, подтвержденная и озвученная приверженность принципам стратегических и союзнических отношений сами по себе в целом цементируют двусторонний диалог на прежнем достаточно высоком уровне, создавая основу для будущего более откровенного и доверительного обмена мнениями двух президентов по многим другим вопросам.



На этом фоне, тема вокруг приостановки Узбекистаном своего членства в ЕврАзЭС в конце 2008 года не была затронута. Думается, что президенты сознательно обошли ее стороной и не обсуждали данный наиболее острый вопрос именно в такой его "прямой" постановке. Однако руководители двух стран все же говорили о поисках новых идей в плане развития двусторонних и многосторонних форм экономического сотрудничества, в том числе в привязке к мировому финансовому кризису.



Евразийский Дом: "Возможны ли по итогам визита российского президента в Узбекистан серьезные изменения в узбекско-российских отношениях?"



Узбекистан ожидает от данного визита, прежде всего, большего понимания своей позиции по комплексу приоритетных вопросов своей внешней политики, двусторонних и многосторонних отношений, в первую очередь водно-энергетической проблеме, необходимости совместных действий по стабилизации ситуации в Афганистане, в целом учета важной роли республики в процессах развития Центральной Азии.



На уровне собственно двусторонних отношений, Узбекистан ожидает от визита большего внимания России и российского бизнеса к инновационно-промышленному сотрудничеству и более активной инвестиционной политики России именно в несырьевых и высокотехнологичных секторах. Более того, как представляется, главной задачей и главным обоюдным ожиданием явилось сохранение достигнутого за последние годы между Россией и Узбекистаном уровня партнерских и доверительных отношений. Очевидно, что стремление сторон к выводу отношений на новую стадию должно сопровождаться последующей детальной проработкой каждого из наиболее перспективных проектов. Готовы ли к этому страны, покажет время.



В целом переговоры станут важной отправной точкой для выстраивания дальнейшей внешней политики России в отношении Центральной Азии и Афганистана и внешней политики Узбекистана во всех основных направлениях. При этом последующие действия двух стран и то место, которое они отведут сотрудничеству друг с другом по наиболее важным вопросам внутреннего, регионального и международного развития, во многом будут результатом осмысления президентами и их командами конечных итогов переговоров. Это, скорее всего, потребует определенного времени - некой "стратегической паузы", завершение которой будет связано с началом практической реализации первых договоренностей. Поэтому пока от переговоров не стоит ожидать мгновенных результатов. Результаты будут видны позднее в характере принимаемых Россией и Узбекистаном решений по вопросам, представляющим взаимный интерес.



Евразийский Дом: "Чем качественно на данный момент отличаются отношения Узбекистана с Россией от отношений других государств Центральной Азии с РФ?"

На уровне диалога лидеров двух стран (включая, безусловно, премьер-министра России В.Путина) эти отношения традиционно отличались и отличаются относительно более высоким уровнем откровенности (причем, без явной "коммерческой составляющей" и спекуляций на ее тему), готовности доверительно обсуждать самые острые и сложные вопросы: обсуждать, даже не соглашаясь друг с другом, до конца отстаивая свою позицию, но не обостряя при этом личных отношений.



На уровне общей политики данные отношения всегда отличались более четким пониманием как общности интересов, так и сохраняющихся различий в подходах, а также специфики ведения переговоров и выстраивания связей друг с другом. Иначе эти отношения можно назвать диалогом достаточно равноправных партнеров, при этом, безусловно, учитывающих вес своих стран в международных и региональных вопросах, понимающих принципиальную важность и ценность укрепления двусторонних контактов, но в то же время, уважающих право друг друга на реализацию своих национальных интересов.



Как представляется, эта сложная и витиеватая формулировка все же достаточно полно вбирает в себя суть основных принципов российско-узбекского диалога, выстроенных В.Путиным и И.Каримовым. Переговоры показали, что данные принципы в целом уже приняты "на вооружение" и Д.Медведевым. Это, по крайней мере, сохранит прежний уровень и темп развития диалога, а как максимум - со временем придаст им новый импульс.



* * *



В целом же, у меня лично сложилось впечатление, что в ходе переговоров европейская напористость и работоспособность встретились с восточной гибкостью и мудростью. Может получиться неплохой тандем. С одной стороны, чувствовалось желание конкретных и мгновенных результатов, готовность уважать партнера и детально прорабатывать каждый вопрос, а с другой - стремление подчеркнуть ценность, важность и особость именно личного общения, важность и ответственность за судьбу региона, и одновременно - намек на то, что в этой масштабной работе "торопиться все же не надо, по крайне мере пока...". Восток ведь дело тонкое ... Очевидно, что президент России это уже прекрасно понял по результатам своего визита в Узбекистан.

Информационно-аналитический портал "Евразийский дом", 26.01.2009. www.eurasianhome.org



ВЛАДИМИР ПАРАМОНОВ,

Политолог, Ташкент
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован