30 января 2001
1841

Итогом реформ РАО `ЕЭС России` станет энергетическая катастрофа, считает читатель `МН` Юзеф Пашковский. Катастрофа - это хозяйствовать по-старому - таково мнение заместителя председателя правления РАО `ЕЭС России` Якова Уринсона

"ЧУБАЙС ХОЧЕТ УЙТИ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ".

Существующая система управления энергетикой России создавалась десятилетиями. И никакие экономические потрясения последних лет не смогли ее расшатать. Энергетическое хозяйство страны, невзирая ни на что, обеспечивает и готово обеспечивать развитие России. Говоря о состоянии основных фондов, следует отметить, что не все они сильно изношены. Выработали свой ресурс основные фонды электростанций, а особенно те, которые обеспечивают теплоснабжение городов за счет невозвратных амортизационных отчислений. Но основные фонды электросетевых предприятий находятся в удовлетворительном состоянии и могли бы еще служить. В электроэнергетике много простаивающих мощностей, которые нужно запустить и дать возможность отрасли развиваться. Реструктуризация (а точнее, деструктуризация), которую предполагает РАО "ЕЭС России", ей такой возможности не дает. Она преследует совершенно иные цели. А именно: передать изношенное оборудование муниципальной власти и уйти от ответственности за положение дел. Такая реструктуризация приведет в конечном результате к полному развалу этой части энергетического хозяйства и, как следствие, к размораживанию городов в осенне-зимний период. С выводом из общего объема генерирующих мощностей местных станций дополнительно приведет к увеличению почти на 30 процентов дефицита электроэнергии.

Руководители энергосистем на местах готовы заменять устаревшее оборудование. Долги, которые сложились годами за тепло и электроэнергию, - это долги промышленных предприятий, выпускающих определенную продукцию. Спрос на нее есть, и строительно-монтажные фирмы готовы путем взаимозачетов за эту продукцию выполнять необходимые работы. Однако руководство РАО "ЕЭС России" сказало: "Нет. Никаких взаимозачетов". После чего уже начатые работы застопорились, а строители ушли. И в настоящее время, кроме крика о старении оборудования, никаких других предложений нет. РАО "ЕЭС России" уверенно катится вниз.

Рассказы про иностранных инвесторов не новы. И предложения от них появились задолго до заявлений об этом господина Чубайса. Практика показывает, что инофирмы готовы строить за свой счет электроэнергетические объекты, но при условии их эксплуатации в России в течение 20 лет. После этого они готовы безвозмездно передать уже изношенное оборудование российским энергетикам...

Теперь о самой идее реструктуризации. Российская энергетика это уже проходила задолго до прихода господина Чубайса во власть. В 60-е годы отдельно от всей энергетики существовали сельские электрические сети, не входящие в Минэнерго СССР. Их тогда решили приблизить к деревне. И следствием такого структурного подхода стало отсутствие там квалифицированного персонала, плохая эксплуатация оборудования, слабая диспетчеризация. Положение дел выправилось, лишь когда сельская энергетика вошла в единый энергокомплекс.

Один из вариантов, которые нас ждут после предложенной реструктуризации, такой. У местных администраций нет денег, чтобы привести в порядок изношенные станции. Да и задачи у местной власти другие: в первую очередь - поддержать тепловой режим в осенне-зимний период. В остальное время электростанции будут остановлены в целях экономии топлива и для выполнения ремонтных работ. С целью ухода от этой затратной схемы теплоснабжения вновь начнется строительство мелких районных котельных. Страна вновь начнет отсчет с 60-х годов, когда началась центральная теплофикация городов...

Та структурная схема энергетического хозяйства, которая сложилась в СССР и существует сегодня в России, всегда была предметом зависти зарубежных специалистов. Управление из одной точки энергетикой 9 часовых поясов страны восхищало своей целостностью. Причем диспетчер самого высокого уровня был информирован в общей обстановке и мог в любой момент дать исчерпывающую картину положения дел в любом регионе страны для принятия необходимых решений. И те, кто прожил жизнь в энергетике и понимает энергетику, никогда не поддержат план ГОЭЛРО господина Чубайса.



Яков УРИНСОН, заместитель председателя правления РАО "ЕЭС России"

"НАША ОТВЕТСТВЕННОСТЬ - СОХРАНИТЬ ЭНЕРГОСИСТЕМУ СТРАНЫ".

Я никак не могу согласиться с утверждением инженера Пашковского, что экономические потрясения не смогли расшатать энергетику России. У нас гигантский потенциал электроэнергии. Это так. Но, по данным ученых РАН, уже через 2 - 3 года мы можем стать импортерами электроэнергии, если не будем развивать свои энергетические мощности и продолжим так же, как сегодня, неэффективно использовать действующие. Звучит дико, но вполне реалистично. Сегодня модна идея, что в энергетике масса избыточных мощностей, и стоит только их загрузить, проблемы разрешатся. Ничего подобного. Большинство резервных мощностей такие устаревшие, что их КПД чуть ли не вдвое ниже КПД мощностей в развитых странах. Загрузить их - и расходы на производство станут бешеными, резко возрастет цена электроэнергии, будем прожирать газ, которого уже и сейчас не хватает. Другой фактор: есть так называемые запертые мощности где-нибудь на Кольском полуострове или в Сибири. Электроэнергию, произведенную на них, технически невозможно передавать в центр, а на месте потреблять так много некому. Чтобы их задействовать, нужны огромные капиталовложения, строительство новых ЛЭП. Сегодня у государства на это средств нет. И третий фактор: в энергетике должны быть резервные мощности на случай пиковых нагрузок, чтобы не было таких ситуаций, как в Приморье.

Так что избыток в России простаивающих энергетических мощностей - миф. Отрасль остро нуждается в инвестициях для модернизации. У государства на эти цели денег нет. У РАО "ЕЭС России" дополнительные доходы могут появиться, только если мы резко повысим тарифы на энергию, переложив задачи инвестирования на всех потребителей. Нужны частные инвестиции (речь совсем не идет, как предполагает Пашковский) о том, чтобы "скинуть" изношенное оборудование муниципальной власти. Но инвесторы в нашей системе не могут оценивать риски. Цены на электроэнергию устанавливает государство, причем не всегда по экономическим, а часто по политическим мотивам: то президентские выборы, то губернаторские. К тому же государство навязывает производителю потребителя вне зависимости от того, может ли он платить. Повезло той станции, которую ФОРЭМ (Федеральный оптовый рынок электроэнергии и мощности) "прикрепил", скажем, к Москве. А как выбить деньги тем, кому положено их получать из бюджета Чечни?

Идеология реструктуризации, которую разработало РАО "ЕЭС России" с целью привлечь инвесторов, другая: выделить из отрасли ту часть, которая является естественной монополией и где цены должно устанавливать и регулировать государство. Это сети и диспетчерская система. Остальные компоненты отрасли - генерация, сбыт электроэнергии, ремонты, проектные работы - нужно перевести в режим обычного конкурентного рынка. Сегодня государству принадлежит больше 50 процентов акций РАО "ЕЭС России". По нашей концепции, из РАО должна выделиться сетевая компания, 75 процентов + 1 акция которой будут в госсобственности. Это означает, что государство сможет принимать в ней все принципиальные решения и полностью контролировать ее деятельность. Передача же акций остальных компаний - генерирующих, распределительных, сбытовых, ремонтных - будет зависеть от рыночной ситуации. В генерирующей компании государству может ничего не принадлежать - я в этом страшного ничего не вижу. Мы не предлагаем создавать тысячи генерирующих компаний. Хватит 10 - 15. Как будет работать такой рынок? Собственно, как любой биржевой рынок. Генерирующая компания заявляет цены и объемы электроэнергии, которую она готова продать, и одновременно на биржу поступают заявки от покупателей. Оператор собирает заявки и помогает "состыковаться" участникам рынка.

В России, как и во всех странах, где начинал работать рынок, цены на электроэнергию поначалу вырастут. По разным расчетам, за год они увеличатся на 30-50 процентов. У нас самая дешевая гидроэлектроэнергия, потому что никто не расплачивался за то, что при строительстве гидроэлектростанций когда-то затапливались черноземы и с них не получалась прибыль. Как только у электростанции появится собственник, он включит в цену все, что затрачено при производстве электроэнергии плюс инвестиционную составляющую. Но цены будут подниматься не бесконечно. Уже в течение 2 - 3 лет цены начнут снижаться и во многих регионах, компаниях упадут ниже сегодняшнего уровня. Объяснение простое: конкуренция. Сговоры между производителями? Да, они возможны, как и в любой другой отрасли. Но в энергетике сговориться сложнее: ток "виден" в сети, его нельзя передать из рук в руки. Как только производитель начнет проигрывать в ценовой конкуренции, он станет думать, что делать. Возможны варианты: заменить мощности, сократить работников. У нас до сих пор вместо выездных ремонтных бригад рабочие сидят полный рабочий день и ждут, когда что-то сломается. Мы им по-прежнему платим за "объем выполненных работ", а не за то время, которое оборудование проработало без ремонтов.До сих пор действуют нормативы: скажем, нужно раз в год заменить этот выключатель, и неважно, работает он или нет. Производитель просто включает плановые затраты в тарифы. У энергетиков сегодня нет стимула для экономии. Если они что-то сэкономят, федеральная и региональные энергетические комиссии скорее лишь сократят тарифы. Никакой прибыли от этого производитель не получает. Тот самый затратный принцип, на котором обанкротилась вся советская экономика.

Пашковский считает, что иностранные инвесторы построят станции на нашей территории, попользуются и бросят их изношенными... Какой смысл износить станцию и убежать? Если инвестор перестает получать доход - допустим, электроэнергии в стране стало много, - он может станцию заморозить, разрушить. Он ведь на свои - не на государственные - деньги ее строил. Главное для инвестора - прибыль. Все остальное - старая песня про продажу Родины.

Теперь о том, как неуспешно, с точки зрения инженера Пашковского, "в 60-е годы отдельно от всей энергетики существовали сельские электрические сети". Конечно, это было неудачно, потому что все происходило по указке сверху. Партия вдруг решила, что деревня должна быть теплофицирована отдельно, и так и сделала. Но одно дело сделать "самостоятельными" сельские электросети в подмосковной деревне, и совсем другое дело - где-то в степи. Совершенно разные рентабельность и эффект. Все должна решать жизнь: в Москве выгодно, скажем, строить большую ТЭЦ. А какой смысл тянуть теплосеть в населенный пункт с 20 домами? Реструктуризация предполагает, что в каждом случае вопрос будет решаться, исходя из соотношения спроса и предложения.

Самый важный вопрос реструктуризации, предложенной РАО "ЕЭС России", - социальный. РАО "ЕЭС России" разработало специальный раздел программы, посвященный нейтрализации негативных социальных последствий реформирования. Он недавно был обсужден и одобрен на совещании у председателя правления А.Чубайса. Рост тарифов может быть опасным для населения (тезис о том, что он погубит всю промышленность, бессмыслен: даже повышение тарифов вдвое приведет к увеличению затрат в себестоимости лишь на 3 процента). Мы придумали механизм компенсации роста тарифов массовому потребителю на время реструктуризации. Он простой: если цены на электроэнергию повысятся так, что расходы на нее в бюджете семьи превысят установленную величину (определять ее будет государство), то эта сумма компенсируется. РАО "ЕЭС России" создаст спецфонд социальной поддержки, и участники энергетического рынка будут отчислять в него определенный процент.

Есть и другая социальная проблема: сокращения, которые произойдут в отрасли. Сегодня в энергетике работает больше 700 тыс. человек. Кому-то придется уйти, поскольку задача реструктуризации РАО "ЕЭС России" - интенсификация производства. Фонд поддержки сокращенных работников также в нашей программе предусмотрен. Одни из вариантов накопления средств фонда: отчисление процента рентабельности, образованной без заслуги производителя. Что-то вроде ренты (аналог той, что взимается с разработчика месторождения, если оно находится в выгодном с природной точки зрения месте). Особенно социальная программа важна в поселках, которые возникли вокруг электростанций, и в тех местностях, где высокая безработица.

30.01.2001
http://www.rao-ees.ru/ru/news/speech/execspeech/show.cgi?300101uzev.htm
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован