16 ноября 2002
2780

Иван Иванюк: К банкротству - через суд

Недавно принят новый закон "О несостоятельности (банкротстве)", который в той или иной степени затронет интересы Министерства обороны, других силовых структур и прежде всего оборонно-промышленного комплекса. Дело в том, что в законе есть глава о банкротстве стратегических предприятий, и уже ясно, что в ходе предстоящей реструктуризации "оборонки" развернется борьба за собственность. Очень важно, чтобы при этом были учтены интересы государства и не пострадала обороноспособность страны.
Прокомментировать новый закон мы попросили специалиста в области гражданского и хозяйственного права, кандидата юридических наук, заместителя председателя Арбитражного суда г. Москвы Олега СВИРИДЕНКО.
- Олег Михайлович, как вы оцениваете новый закон?
- Идеальных нормативных актов, к сожалению, не бывает. Новый закон имеет и положительные, и отрицательные черты. В качестве положительного фактора хочется сразу назвать главное: дело о банкротстве возможно только при наличии вступившего в законную силу решения суда о наличии у должника задолженности в определенном законом размере. Указанное решение должно быть направлено в службу судебных приставов для предъявления к исполнению. Больше не существует требований о представлении акта сверки расчетов, на основании которого прежде можно было сделать вывод о несостоятельности должника.
Впервые в законе появилась целая глава о признании несостоятельными (банкротами) специфических объектов стратегического значения. Так, согласно пункту 4 статьи 190 закона для возбуждения судебной процедуры банкротства таких предприятий необходимым условием является невыполнение должником договорных требований в сумме составляющих не менее 500 тысяч рублей. Для рядового частного предприятия эта сумма составляет 100 тысяч рублей. При столь небольшой разнице в сумме возможности по введению процедуры банкротства у тех и других практически уравниваются. Полагаю необходимым введение в закон дополнительных условий для предъявления заявления о банкротстве предприятий стратегического значения. Уверен, судебная арбитражная практика с применением нового закона поможет в самое короткое время внести необходимые изменения в соответствующие нормативные акты.
- Какие, на ваш взгляд, ограничения необходимо ввести в закон?
- Давайте рассуждать. Сегодня право на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом возникает в соответствии с пунктом 2 статьи 7 закона по истечении 30 дней с даты направления (или предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов-исполнителей и копии должнику. Ясно, что в такой срок редкий должник сможет решить свои финансовые проблемы и рассчитаться с кредитором, подавшим заявление в суд. Как показывает практика, причины образовавшейся задолженности могут быть вполне объективными и не всегда возникают по вине самого должника, однако процедуры банкротства ему не миновать. Суд же в свою очередь обязан принять заявление к своему производству, о чем станет известно иным кредиторам, не имеющим до этого претензий к должнику по исполнению своих обязательств. Однако они вынуждены будут заявить в суд свои требования до введения процедуры наблюдения в отношении должника. В итоге размер образовавшейся кредиторской задолженности возрастет в геометрической прогрессии и справиться с ней должнику станет уже практически невозможно. Таким образом, шансов на выживание у предприятия-должника до введения наблюдения практически не остается.
- У вас есть какие-то конкретные предложения по этому вопросу?
- Жаль, что в работе над законом не принимали участия практики, судьи, которые ежедневно сталкиваются с этой проблемой и как никто другой знают все тонкости процедур банкротства и его последствия.
Делая шаги в правильном направлении, было бы, наверное, уместным ввести в закон такую норму, при которой до введения процедуры наблюдения в отношении должника невозможно было бы принятие других заявлений от кредиторов. Таким образом, давая такой шанс должнику, можно было бы сохранить хоть какое-то количество действующих предприятий. А сегодня никто не сможет дать никаких гарантий, что после признания банкротом объекта, имеющего важное стратегическое значение, его имущество (бесценные технологии, оборудование и т.д.) приобретет за гроши фактически любой желающий, используя ставшие уже отлаженными механизмы переуступки кредиторской задолженности.
Да, по новому закону возбудить процедуру банкротства в отношении должника стало сложнее, чем по старому, но в старом законе были и хорошие, отработанные и подтвержденные на практике нормы, позволяющие отодвинуть срок расчетов с первым кредитором до начала стадии наблюдения в отношении должника, предоставив последнему возможность расчетов и погашения долгов.
Кстати, хочу напомнить, что еще в 1999 году была проведена работа по подготовке специального федерального закона "Об особенностях признаков несостоятельности (банкротства) и порядке применения процедур несостоятельности (банкротстве) к организациям оборонной промышленности". Проект этого закона прошел в трех чтениях обсуждение в Государственной Думе, однако по неизвестной причине так и не был подписан. То есть уже тогда было понимание того, что в отношении таких специфичных объектов и механизм банкротства должен быть особый.
Сейчас уже отработаны и действуют довольно эффективные методики фиктивного банкротства. С их помощью легко будет уничтожить самые дееспособные и стабильные предприятия, тогда мы лишимся и той продукции, которую они производят, в том числе боевой техники.
- Недавно в прессе прошла информация о банкротстве Омского танкового завода. Есть ли какая-то информация по московским объектам?
- В Москве в этом году ни одно предприятие такого рода не было признано банкротом.
- Новый закон меняет и процесс управления предприятием после признания его банкротом. Как это будет выглядеть на практике?
- Новый закон ввел новый институт - саморегулируемые организации арбитражных управляющих. Это некоммерческие организации, которые включены в единый государственный реестр саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и целями деятельности которых являются регулирование и обеспечение деятельности арбитражных управляющих. Этот институт успешно зарекомендовал себя во многих европейских странах, но, полагаю, в сегодняшней ситуации в нашей стране его введение преждевременно. Банкротство предприятий, к сожалению, у нас не стало пока механизмом финансового оздоровления экономики. Деятельность арбитражных управляющих по новому законодательству не подлежит лицензированию, а значит, неподконтрольна государству. Законодатель ввел контроль за арбитражными управляющими со стороны суда, но контроль этот заключается лишь в рассмотрении жалоб на действия (бездействие) арбитражных управляющих, основной контроль сосредоточен в саморегулируемых организациях.
Новый закон предусматривает обязательное страхование рисков убытков. С одной стороны, это правильное решение, с другой - в зависимости от характера предприятия это может привести к неверным расчетам в отношении прибыли от банкротства, которая может перекрыть возможные убытки во много раз. Представляется, что все подобные и любые другие вопросы будут зависеть от личности арбитражного управляющего. Надеюсь, что саморегулируемые организации отнесутся к этому с особым вниманием.
Дополнительный контроль за соблюдением законов при процедуре банкротства в отношении стратегических объектов могли бы обеспечивать и органы прокуратуры, что также необходимо было бы ввести законодательно. Известен пример, когда органы военной прокуратуры способствовали прекращению процедуры банкротства в отношении нескольких объектов стратегического оборонного значения.
На мой взгляд, было бы исключительно важным создание специального федерального государственного органа, в состав которого вошли бы представители Министерства обороны, МВД, ФСБ, Счетной палаты, прокуратуры, ФСФО и др.
В отличие от определенного рода структур, желающих "приватизировать" методом банкротства оборонные и иные стратегические объекты, в работе наших контролирующих ведомств не хватает должной взаимной поддержки, анализа и координации деятельности в принятии единственно правильного решения в каждом конкретном случае, а также отсутствует стратегическая политика, направленная на защиту интересов в области обороноспособности страны. А именно это и должно быть задачей такого, пока еще не созданного, но крайне необходимого органа.

Беседу вел Иван ИВАНЮК, "Красная звезда".
16 ноября 2002 г.

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован