29 ноября 2002
1882

Иван Иванюк: К вопросу о `боевых`

На днях в Москве состоялось совещание председателей военных окружных судов. В нем приняли участие председатель Верховного суда Российской Федерации В. Лебедев, генеральный директор Судебного департамента при Верховном суде РФ А. Гусев, представители Генерального штаба Вооруженных Сил, Главного финансово-экономического управления Министерства обороны России.
О том, какие вопросы рассматривались на совещании, мы попросили рассказать заместителя председателя Верховного суда Российской Федерации - председателя Военной коллегии генерал-полковника юстиции Николая Петухова.
- Николай Александрович, для военных судей подобный внеплановый форум - событие, согласитесь, неординарное. С чем оно связано?
- Действительно, такого рода совещания у нас, как правило, проводятся в январе-феврале, когда имеются статистические данные за прошедший год. Подобное плановое мероприятие состоится 24-25 января и будет одновременно приурочено к 80-летию Верховного суда Российской Федерации. Как известно, военные суды, согласно закону, являются судами общей юрисдикции. Военные судьи пользуются тем же законодательством, что и гражданские, только осуществляют правосудие в Вооруженных Силах и других воинских формированиях и располагаются в гарнизонах по месту дислокации воинских частей. Так что в январе следующего года будет общий сбор, связанный с юбилеем и итогами работы в 2002 году. А сейчас мы собрали только военных судей, потому что возник ряд проблем, которые необходимо было решить.
- Что это за проблемы?
- Как известно, с 1 июля этого года вступил в действие новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. В связи с этим у военных судей возникает много вопросов. В частности, суды стали применять арест, продление содержания под стражей. Нужно было проанализировать практику применения нового УПК и дать соответствующие рекомендации. В частности, Военной коллегией Верховного суда разработаны соответствующие методические указания, подготовлены ответы на почти полсотни наиболее часто возникающих вопросов. Большая часть из них уже была обсуждена на заседании президиума Верховного суда Российской Федерации, и по ним выработана единая точка зрения. Каждый судья на совещании получил такого рода пособие для своей работы.
Еще одна важнейшая задача, которую мы сейчас решаем, - введение с 1 января следующего года суда присяжных. До сих пор, как известно, они на протяжении ряда лет действовали в девяти субъектах России, а сейчас будут введены в практику повсеместно, в том числе на уровне окружных военных судов. При подготовке к такому переходу у нас тоже возникает немало проблем: формируются списки присяжных заседателей, идет подготовка помещений. В связи с переходом военных судов из штата Минобороны в штат Судебного департамента ведется передача зданий с баланса на баланс. Это процедура довольно медленная, и пока все формальности не соблюдены, невозможно, к примеру, начать ремонт. На совещании была оценена готовность каждого окружного военного суда к введению суда присяжных - в подавляющем их большинстве вся необходимая работа уже проделана. Верховным судом проведены также методические совещания на местах, на которые приглашались заместители председателей окружных судов и по 2-3 судьи, которые учились рассматривать дела с участием присяжных заседателей.
И, наконец, третий вопрос, который был рассмотрен, - рост жалоб и обращений в военные суды, в частности, связанных с выплатой денег за участие непосредственно в боевых действиях на Северном Кавказе, так называемых "боевых". Ситуация здесь, на мой взгляд, начинает складываться критическая: согласитесь, это ненормально, когда десятки тысяч людей обращаются в судебные инстанции с одним и тем же вопросом. Обращаются уже вплоть до Европейского суда в Страсбурге.
- "Красная звезда" в этом году уже несколько раз писала о проблеме "боевых". Здесь очень много вопросов, непосредственно не связанных с судебной практикой...
- Да, но так или иначе люди все равно в конце концов обращаются в суды. Так, в прошлом году было более 211 тысяч жалоб и обращений, большинство из которых связано с невыплатами тех или иных видов денежного довольствия, установленных законом. Отдельно мы статистику по выплатам "боевых" не вели (а сейчас будем). Кроме "боевых", которые не выплачиваются или выплачиваются в неполном размере, в обращениях речь также идет об окладах по должности и званию в повышенных размерах и о полевых (суточных).
К примеру, во Владикавказский гарнизонный суд по этим трем видам выплат поступило только в этом году 6.875 жалоб. В Северо-Кавказском регионе загружены ими и другие суды. Много дел такого рода рассматривается в Московском, Восточно-Сибирском, Западно-Сибирском, Ленинградском, Приволжском военных окружных судах. Дело в том, что многие военнослужащие на территории Чеченской Республики не могут получить "боевые". Им говорят: нет денег и дают соответствующую справку, чтобы они получили причитающееся по возвращении в родную часть. Но у того командира тем более нет денег на эти расходы. Они идут в суд, выигрывают дело, но даже судебный пристав не может реализовать решение суда: казначейство не выделяет денег на такие расходы, которые с его точки зрения являются нецелевыми. Получается замкнутый круг.
- И к какому же выводу пришли на совещании?
- Все признают, что очень несовершенна правовая база по этим выплатам. Существует много довольно разрозненных постановлений правительства и ведомственных приказов. Часть из них, по логике вещей, не должна действовать, потому что приняты новые постановления, но те почему-то оказались не отменены. Вроде бы последнее правительственное решение упорядочило выплату "боевых", но в суды обращаются и военнослужащие, которым не заплатили раньше. Множество жалоб к нам передали сейчас, к примеру, из Государственной Думы. Будем разъяснять заявителям порядок обжалования действий командования в суде. К сожалению, и в судах зачастую нет всех необходимых нормативных документов, издаваемых в развитие правительственных постановлений.
Случаются и судебные ошибки. Так, недавно в Верховный суд поступило несколько ходатайств от начальника Генерального штаба Вооруженных Сил и начальника Главного финансового экономического управления - заместителя министра обороны по финансово-экономической работе по поводу решений Владикавказского военного суда, связанных с выплатой полевых (суточных). По одному из таких ходатайств мною принесен протест, который будет рассматриваться в гарнизонном суде с участием представителя Министерства обороны. Сейчас мы разработали методические указания для военных судей по этим вопросам. А в Министерстве обороны, насколько я знаю, создается рабочая группа, которая займется всесторонним рассмотрением вопросов, связанных с выплатами в "горячих точках".
- А как вы относитесь к тому, что Владикавказский суд ставил перед Генеральным штабом вопрос о включении его в перечень воюющих частей, чтобы военным судьям тоже платили "боевые"?
- Я считаю, что на выплату "боевых" они претендовать не могут, и, вероятно, так вопрос не ставился, а вот суточные они должны бы получать, поскольку выезжают для рассмотрения дел непосредственно в воинские части, находящиеся в зоне вооруженного конфликта.
- Николай Александрович, и все же почему такое огромное количество жалоб? Министерство финансов докладывает наверх, что все деньги по этой статье расходов перечислены. Министерство обороны или другая силовая структура тоже не вправе расходовать их не по назначению. Вместе с тем тысячи людей истребуют с государства огромные суммы...
- Тут дело, наверное, прежде всего в элементарной справедливости: нужно, чтобы деньги получил именно тот, кто воевал, и именно за то число дней, которые он провел в бою. Как показала недавняя проверка Счетной палаты, здесь, к сожалению, встречается довольно много нарушений и злоупотреблений. Военных судей тоже иногда упрекают в том, что мы выносим необъективные решения, не защищаем интересы государства. Но суд может рассматривать дело только на основе представленных документов. Если командир части не является в суд или не присылает своего представителя, а присылает бумагу, в которой написано: признаю выплату такой-то суммы, то что вы хотите? Для судей ключевое слово здесь "согласен", а дальше они анализируют документы, представленные истцом, и выносят решение.
Командиры должны понять главное: сейчас суд в отличие от советских времен не обязан работать за стороны в процессе. Процесс должен быть чисто состязательным. В соответствии с новым Гражданско-процессуальным кодексом, принятым 14 ноября этого года, это положение еще более ужесточено. Суд не может действовать не по закону, иначе это приведет к полной анархии. Поэтому Министерству обороны необходимо самому заботиться о соблюдении своих финансовых интересов, совершенствуя правовую базу, учет и контроль, направляя своих представителей в суды и т. д.
Но дело не только в обновленной идеологии законодательства - в современных условиях резко возрастает нагрузка на военных судей. Согласно новому Уголовно-процессуальному кодексу меняется подсудность многих дел. Так, теперь окружные военные суды будут рассматривать в несколько раз больше дел по первой инстанции. Значит, у них остается меньше времени на надзорную работу, да и сама она с
1 января претерпит качественные изменения, когда вступит в действие новая глава УПК. Кассационные жалобы и ходатайства прокуроров теперь будут рассматривать только судьи, а не их помощники или консультанты, как это бывало в ряде случаев. А только в Верховный суд России ежегодно поступает более 100 тысяч жалоб и обращений...
Одним словом, для того, чтобы вершилось правосудие, чтобы не было волокиты, судебных ошибок и ведомственных издержек, всем участникам процесса надо быть грамотным с правовой точки зрения, разговаривать по крайней мере на одном языке. Нам пора жить в правовом государстве.

"Красная звезда", 29 ноября 2002 г.

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован