27 января 2006
3317

Иван Иванюк: Рейдеры и филантропы

Из истории известно, что источником многих состояний стало пиратство, иначе говоря, грабеж среди бела дня. Смена владельца собственности в России, которая все никак не может завершить эпоху первоначального накопления капитала, до сих пор зачастую происходит с использованием силовых методов. Как в том анекдоте про сказочного волка, который говорит Красной шапочке: "У нас с тобой только два варианта - или слияние, или поглощение".

Правда, в последние годы поглощение происходит все чаще не путем разборок и перестрелок - в первые ряды атакующих выдвигаются профессиональные юристы, которые ведут непримиримые бои с использованием сильных, а чаще - слабых сторон Фемиды. У них даже появилось специальное определение - рейдеры. На английском языке это военный корабль, самостоятельно выполняющий боевое задание по уничтожению транспорта и торговых судов противника, то есть тех, которые сами не воюют.

Этот могучий "флот" начал бороздить просторы российского экономического пространства сравнительно недавно, во второй половине 2002 года, когда вступил в силу Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Несмотря на то, что за короткое время своего действия этот закон успел претерпеть целый ряд изменений, он продолжает оставаться путеводным маяком для молодых "акул капитализма", которые сразу же почуяли в нем слабину.

Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" был задуман как мощное средство, призванное ослабить чиновничью хватку и облегчить жизнь предпринимателей, упростив процедуру государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности. По замыслу разработчиков закона, выступавших в роли филантропов, эта цель достигалась путем перехода на заявительный принцип регистрации и упрощения ее процедуры. Обязанность регистрировать учреждение, слияние, разделение, ликвидацию и другие состояния юридических лиц перешла от регистрационных палат к органам налоговой службы. Фактически были отменены проверки достоверности и обоснованности данных, предоставляемых для регистрации, уникальности названия нового юридического лица, а сам процесс регистрации стало возможным осуществлять по почте.

Казалось, были созданы все условия для реализации конституционного права личности на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности. Но скептики или, точнее сказать, здравомыслящие специалисты с самого начала предупреждали, что регистрация - дело, конечно, важное, но не оно определяет успешное ведение бизнеса, а главное - его сохранение. Прошло не так уж много времени, чтобы этот вывод подтвердился: закон, законопатив маленькую щель в правовом заборе, ограждающем предпринимателя от произвола чиновника, открыл широкие ворота для недобросовестных конкурентов, нацеленных на передел собственности. Не была обеспечена другая важнейшая цель - обеспечение надежной защиты имущественных интересов инвесторов, выступающих в качестве учредителей (участников) юридических лиц.

Подобно тому, как у Остапа Бендера были сотни сравнительно честных способов отъема чужих денег, так у его последователей появилась масса способов присвоения чужой собственности. Недостаточные проработанность и детализация норм закона открыла лазейки для недобросовестных лиц, что и поныне позволяет им добиваться в корыстных целях включения недостоверных сведений в реестр, и что, в конце концов, вылилось в профанацию самой идеи регистрации юридических лиц.

Наиболее широкое распространение получила практика внесения изменений в учредительные документы организаций в отношении долей участия их учредителей (участников) или сведений о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица. Подобные действия осуществляются с целью завладения имуществом юридических лиц, выбранных в качестве жертвы. Как показывает практика, это может быть и преуспевающая фирма, и маленькая булочная. Большую роль в выборе объекта "захвата", особенно, в Москве или, скажем, Санкт-Петербурге играет привлекательность земельного участка или здания, занимаемого юридическим лицом. Рейдеры, как правило, не стремятся развивать захваченный бизнес, во всяком случае, продажа недвижимости, в первую очередь, земли приносит гораздо более быстрый и значительный доход.

В результате заключения самозваным руководителем организации ряда последовательных сделок имущество поступает в распоряжение "добросовестного приобретателя", что создает почти непреодолимые трудности при попытках вернуть это имущество законному владельцу.

В ряде случаев внесение ложных сведений в реестр осуществляется с целью последующего вымогательства и шантажа в отношении добросовестных участников предпринимательской деятельности. В этом случае практически сразу предлагается вернуть все в исходное состояние, но после уплаты крупной денежной суммы. Расчет строится на том, что пострадавшие лица пойдут на подобные условия из-за значительных расходов, необходимых для восстановления в Реестре правильных данных в рамках законных процедур. Ведь при внесении в Реестр ложных сведений о юридическом лице часто изменяются сведения и о его месте нахождения, в результате чего юридическое лицо оказывается перерегистрированным в одном из отдаленных регионов Российской Федерации. Свои интересы в суде придется защищать за тридевять земель, но пока пострадавший предприниматель преодолеет все правовые коллизии и хотя бы разберется, к кому можно обратить иск, рейдер успеет вволю попользоваться своей добычей, а потом еще раз "перебросит" фирму в другой конец нашей необъятной страны.

Рассчитывать на помощь государства здесь практически не приходится - в соответствии с законом, роль налоговой инспекции, проводящей регистрацию юридического лица, сведена к минимуму, и она отвечает только за полноту представленных документов и поднадзорность обратившегося клиента. Существующая законодательная база, к сожалению, не в состоянии ни оградить имущественные права пострадавших лиц от преступных посягательств, ни защитить должным образом уже нарушенные права и восстановить требуемый статус-кво.

Поскольку рейдерство довольно быстро стало высокодоходным бизнесом, в ход пошли такие приемы, как манипуляция общественным мнением, лоббизм, биржевые махинации, призванные сгладить негативное впечатление от попрания норм этики и морали инициаторами недружественных поглощений. Начиная с 2003 года, число таких враждебных акций в отечественном бизнесе исчисляется тысячами, но только сейчас общественность, в первую очередь, юридическая забила по этому поводу тревогу.

Об остроте и злободневности данной проблемы говорит то, что Федеральная палата адвокатов Российской Федерации, все чаще заявляющая о себе как о влиятельной общественной организации, в качестве предмета исследования для первого доклада, представленного общественности, выбрала проблемы, возникающие в практике применения российского законодательства о регистрации юридических лиц.

Ее президент Евгений Васильевич Семеняко объясняет это тем, что совет Палаты совместно с профильными комитетами и комиссиями Государственной Думы и Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации активно участвует в проведении экспертиз проектов федеральных законов и мониторинга действующего законодательства не только по вопросам адвокатской деятельности, но и по ряду других актуальных проблем, затрагивающих интересы самых широких слоев населения. Недружественные поглощения предприятий сказываются и на их владельцах, и на наемных работниках самым болезненным образом.

Вот как комментирует Евгений Васильевич правовые предпосылки злоупотреблений. В соответствии с законом "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (пункт 5 статьи 4) обязанность по сообщению регистрирующим органам основных сведений, подлежащих внесению в Реестр, возложена на само юридическое лицо. Соответствующие документы представляются в регистрирующий орган непосредственно или направляются почтовым отправлением с объявленной ценностью при его пересылке и описью вложения (пункт 1 статьи 9 Закона). Достоверность представленных сведений, соответствие документов установленным требованиям, законность и обоснованность вносимых изменений письменно подтверждается заявителем, в качестве которого выступает не само юридическое лицо, а физическое лицо, подписавшее заявление о государственной регистрации.

Согласно статье 9 Закона к числу лиц, уполномоченных обращаться в регистрирующие органы с заявлением о государственной регистрации, относятся руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющие право без доверенности действовать от имени этого юридического лица; учредитель (учредители) юридического лица при его создании; руководитель юридического лица, выступающий учредителем регистрируемого юридического лица; конкурсный управляющий или руководитель ликвидационной комиссии (ликвидатор) при ликвидации юридического лица; иное лицо, действующее на основании полномочия, предусмотренного федеральным законом, или актом специально уполномоченного на то государственного органа, или актом органа местного самоуправления.

Таким образом, в качестве потенциальных заявителей Закон рассматривает исключительно физических лиц. Единственной нормой, призванной сдерживать злоупотребления, является установленное Законом требование нотариального свидетельствования подлинности подписи заявителя. То есть нотариусом подтверждается лишь тот факт, что заявление подписано названным в нем лицом без проверки его полномочий на свершение этого действия.

Процедура государственной регистрации включает в себя рассмотрение регистрирующим органом поступившего заявления и иных документов, вынесение решения о проведении государственной регистрации или об отказе в ней, и внесение соответствующей записи в Реестр. С момента внесения сведений в Реестр государственная регистрация считается завершенной (пункт 2 статьи 11 Закона), и соответствующий регистрирующий орган в течение одного рабочего дня выдает заявителю документ, подтверждающий факт внесения записи в Реестр. Примечательно, что документ о проведении государственной регистрации выдается именно заявителю, то есть физическому лицу, обратившемуся с просьбой провести государственную регистрацию, а не самому юридическому лицу, в отношении которого данная регистрация проводится.

Такая система приводит к возникновению ситуаций, в которых регистрирующий орган, формально действуя в полном соответствии с Законом, вносит изменения в Реестр на основании никем не подтвержденного заявления, поступившего от лица, в интересах которого, как правило, данная регистрация и производится.

Например, в Реестре в соответствии с пунктом "л" статьи 5 Закона подлежат указанию сведения о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица. В данном пункте подразумевается, в первую очередь, руководитель организации. Назначение лица на должность руководителя и его освобождение от должности не требуют внесения изменений в учредительные документы юридического лица. Таким образом, в случае назначения нового руководителя юридического лица государственная регистрация сведений о нем производится на основании одного лишь заявления, поданного им же самим. Естественно, это открывает широкий простор для злоупотреблений путем несложной подделки простых документов.

Собственно, говоря, адвокаты первыми оказались в центре правовых баталий, связанных с недружественным поглощением предприятий. К их помощи в первую очередь обращаются потерпевшие, которые жаждут с помощью суда восстановить справедливость. Что же показывает судебная практика последнего времени?

Самый неприятный вывод состоит в том, что наряду с выявлением в ходе судебного разбирательства нарушений со стороны регистрирующих органов, отмечается немало случаев, когда установленный действующим законодательством порядок проведения государственной регистрации был полностью соблюден, а законные интересы истца ущемлены.

Анализ правоприменительной практики показывает, что установленные Законом процедуры регистрации юридических лиц являются недостаточными для того, чтобы оградить честного бизнесмена от атак рейдеров. Более того, даже требование о представлении подтверждающих документов, как это имеет место при внесении изменений в учредительные документы юридического лица, часто оказывается недостаточным для предотвращения от внесения в реестр недостоверных сведений. Подобных фактов в арбитражных судах зафиксировано немало.

Вот один из типичных примеров. По одному из дел в арбитражном суде оспаривалась законность записи в Реестре о внесении изменений в учредительные документы юридического лица (речь шла о назначении гражданина на должность генерального директора хозяйственного общества). Как было установлено судом, единственный участник юридического лица своих прав никому не передавал, доверенность на заключение от его имени сделок по отчуждению доли в уставном капитале юридического лица является поддельной. Также он не назначал на должность генерального директора лицо, обратившееся в налоговый орган для государственной регистрации данных изменений. Обе записи в Реестре были признаны недействительными.

На этом примере наглядно видны, по крайней мере, два типичных приема из арсенала флибустьеров современной экономики. Первый вариант, когда ложные сведения, представленные в налоговую инспекцию, касаются возникновения или прекращения статуса участника юридического лица у того или иного субъекта права. Так, в приведенном примере регистрирующий орган осуществил государственную регистрацию изменения сведений об участниках юридического лица в связи с передачей первоначальным участником прав другому лицу. Второй вариант - внесение в Реестр неверных сведений о назначении лица на должность руководителя организации на основании заявления лица, не являющегося ее руководителем.

Человек, которого ограбили в прямом и переносном смысле этого слова зачастую узнает о произошедшем совершенно случайно, да еще и по истечении значительного срока. Но даже если повезет и удастся выиграть суд, это не всегда помогает восстановить нарушенные права и вернуть утраченное имущество. Реакция суда может оказаться запоздавшей, если похищение имущества юридического лица является конечной целью спланированных преступных действий, а внесение ложных сведений в Реестр - это лишь один из этапов осуществления преступного замысла.

Показательно, что можно столкнуться и с позитивными отзывами о рейдерах как о романтиках рыночной экономики. Мол, на то и существует рынок, чтобы сильнейшие побеждали. Не можешь защитить свой бизнес - уйди в сторону, освободи дорогу другим. Сама профессия, как и скажем, в Соединенных Штатах Америки, окружается ореолом достатка и благополучия.

Но на деле все это не так красиво, как кому-то кажется. Уже отмечалось, что недружественные захваты чаще всего происходит не для более эффективного развития бизнеса, а для его разрушения. Попытки защитить свой бизнес сильным предпринимателем приводит к длительной войне, которая обескровливает обоих соперников. А то, что переживает неудачник, трудно представить себе даже в кошмарном сне. О нормальной деятельности организации говорить уже не приходится, вряд ли кто-то захочет вступить с ней в деловые отношения, тем более что Реестр имеет публичный характер и доступен для ознакомления третьим лицам.

Очень много негативных последствий могут иметь и действия лжеруководителя, внесшего в Реестр недостоверные сведения в результате противоправных действий. Нередки случаи, когда самозванцы заключают от имени руководителя юридического лица сделки по продаже его имущества, берет кредиты, займы и т.д. Такие сделки являются необязательными для юридического лица, поскольку согласно пункту 1 статьи 183 Гражданского кодекса российской Федерации сделка, заключенная от имени другого лица при отсутствии на это полномочий порождает права и обязанности у лица, ее заключившего.

В дальнейшем применить какие-нибудь меры воздействия к рейдеру, провернувшему такого рода махинации, бывает весьма трудно: он мог лично и не принимать участия в этих действиях, а изменения в Реестр вносились по утерянному паспорту. В результате контрагентам по таким договорам причиняется материальный ущерб. Более того, в этом случае потерпевшим может оказаться не только контрагент, не получающий исполнения по договору, но и само юридическое лицо, поскольку заключение таких сделок порождает споры о праве на имущество, являющееся их предметом, между юридическим лицом и приобретателем по договорам. В случае когда исполнение подобного договора имело место полностью или частично, возникает вопрос о добросовестности приобретения предмета исполнения и о возможности его возврата юридическому лицу от приобретателя.

Какой же выход из создавшейся ситуации, которая начинает приобретать угрожающий характер? Очень многие специалисты говорят о необходимости срочных изменений в действующем законодательстве. Вопрос в том, как это сделать, не возвращаясь к старым ограничениям свободы предпринимательства и вместе с тем "перекрыв кислород" явным жуликам? Во всяком случае, такой регистрационной свободы, как у нас, нет, наверное, нигде в мире. К примеру, в Великобритании, где рыночные отношения носят несравнимо более устойчивый характер, регистрационный орган не обязан изучать представляемые сведения, но зато имеет право периодически проводить выборочные проверки документов зарегистрированных юридических лиц. В наших условиях, с учетом менталитета российских бизнесменов, такой меры, пожалуй, будет недостаточно. Как бы ни противились этому филантропы, фактически покрывающие аморальную деятельность рейдеров, нужны более жесткие меры.

По мнению Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, было бы неоправданно коренным образом менять систему государственной регистрации юридических лиц и отказываться от уже сложившегося либерального подхода. Вместе с тем необходимо создать такую систему регистрации, которая исключала бы легальную возможность представления недостоверных сведений за счет усиления контроля на разных стадиях подготовки и представления документов.

Адвокатское сообщество предлагает, в частности, законодательно закрепить обязанность нотариуса проверять полномочия заявителя на подписание заявления о государственной регистрации юридического лица при нотариальном свидетельствовании подписи на таком заявлении. Кроме того, предусмотреть, что данное нотариальное действие должно совершаться нотариусом лишь по месту нахождения регистрируемого юридического лица.

Ввести норму, что при внесении в реестр изменений, касающихся сведений об участниках юридических лиц, заявление, помимо подписи заявителя, должно удостоверяться подписью со стороны лица, чья доля уменьшается. А при внесении в Реестр изменений, касающихся сведений о юридическом лице или ином лице, уполномоченном действовать от имени юридического лица без доверенности, заявление должно дополнительно удостоверяться подписью со стороны одного из участников юридического лица, уполномоченного на это компетентным органом управления данной организации, принявшим решение о смене руководителя. Также дополнительно должна быть представлена нотариально удостоверенная копия документа, на основании которого изменяются сведения о юридическом лице.

И, наконец, по мнению адвокатов, для тех случаев, когда почтовый адрес, указанный в заявлении о регистрации юридического лица, отличается от зафиксированного в Реестре адреса постоянно действующего исполнительного органа этого лица, необходимо установить обязанность регистрирующего органа направлять в оба адреса расписку о получении документов, представленных о регистрации. Тем самым будут исключены случаи, когда владелец фирмы последним узнает, что собственность у него "уведена".

Остается добавить, что доклад Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации официально направлен в Федеральное Собрание и Правительство Российской Федерации. Хочется верить, что голос специалистов будет услышан, и поправки в закон будут внесены уже в ближайшее время. Дальше тянуть, как говорится некуда. По данным Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД России, отмечается массированное нашествие рейдеров в ближайшие к столице области - туда, куда многие предприниматели уводят свой бизнес не только из чисто экономических соображений, но и под давлением недружелюбных конкурентов. Рейдеры начали преследование, и снова готовы пустить в ход правовые крючья, чтобы взять беглецов на абордаж.
И.И. Иванюк,

главный инспектор Счетной палаты Российской Федерации

"Российская юстиция", N 1, январь 2006 г.

Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован