04 июля 2002
1861

Иван Иванюк: Секрет семейного устава

Военная карьера зависит от множества различных факторов. Не в последнюю очередь - от спутницы жизни офицера или генерала, обеспечивающей ему надежные тылы. Среди тех, кто совершил блестящую карьеру в новой Российской армии, - Анатолий Васильевич Квашнин, генерал армии, начальник Генерального штаба. Все это время разделяет с ним груз повседневных забот его супруга - Наталья Петровна Квашнина, которая впервые и только на страницах нашего журнала согласилась рассказать о себе и об этой замечательной военной семье. Устав, по которому живет семья Квашниных, право же, заслуживает внимания.
- Наталья Петровна, расскажите, как вы познакомились с Анатолием Васильевичем?
- Мы были знакомы с детства, поскольку родились и выросли вместе, в селе Кирово Курганской области. Мой папа, Петр Федорович, был инженером на МТС. А мама - Римма Васильевна - работала в школе учительницей, преподавала историю и обществоведение. Она вела занятия и у Толи, который был на три года старше меня. Его родители тоже были образованными людьми: отец, Василий Иосифович, был офицером, служил в райвоенкомате, а мама, Любовь Петровна, - преподавательницей в детском саду. Сейчас, исколесив всю страну, я очень хорошо понимаю рассуждения о традициях русской интеллигенции, которые жили, живут, и, думаю, всегда будут жить в российской глубинке. Наши родители во всем были для нас примером нравственности, прежде всего, в отношении к людям, работе, обществу и стране. Они дружили семьями, и мы с Толей тоже довольно часто общались, хотя, конечно, у каждого из нас был свой круг интересов и увлечений.
- Может быть, и будущая свадьба уже тогда была предопределена? Многие родители в таких случаях хотят, чтобы их дети поженились...
- Мы потом какое-то время вместе учились в Кургане - он в машиностроительном институте, я - в педагогическом. Поддерживали дружеские отношения. После окончания учебы Анатолия Васильевича призвали в армию на два года, а я уехала в Якутию преподавать английский язык в одной из школ города Мирного. Но проработать по специальности мне довелось только один год: приехал мой суженый, уже в лейтенантских погонах, и предложил мне руку и сердце. Это было, наверное, его первое серьезное "командирское" решение, и я поняла, что это моя судьба. Я уже тогда знала, что это тот мужчина, который может взять на себя ответственность в любой ситуации, в том числе ответственность за семью. Мы приехали в Душанбе, где Толя был назначен командиром роты. Так началась моя гарнизонная жизнь.
А недавно мне рассказали, что в Якутске мои ученики встречались по случаю 25-летия со дня окончания школы и вспоминали, что была у них "молоденькая учительница английского языка Наташа". Мне было очень приятно.
- Но с тех пор вы по специальности не работали? Во всяком случае, английский язык, наверняка, не был востребован...
- В общем-то, да. Хотя кое-какая практика была: во время последующих кочевий по гарнизонам иногда помогала детям друзей и знакомых осваивать язык. В военных городках для жен военнослужащих, может быть, самая большая проблема - отсутствие работы. И пока муж на службе с утра до ночи, нужно чем-то себя занять. Наверное, поэтому я люблю любую работу, и делаю ее всегда с удовольствием. Труд, на мой взгляд, и должен приносить радость, наполняя жизнь смыслом. В Душанбе я, к примеру, играла на пианино во время занятий гимнастов в институте физкультуры. Активно участвовала в художественной самодеятельности: играла, пела, читала стихи... Снизила свою активность только тогда, когда мы уже не жили в военном городке, а первый раз получили отдельную квартиру. Было это в Белоруссии, в Гродно.
- Ваши занятия самодеятельностью были продолжением школьных увлечений?
- Да, я с детства мечтала играть на пианино, но его не было даже в школе. И тогда родители, видя, что я без музыки не нахожу себе места, купили мне музыкальный инструмент. Играть учила меня девочка, которая занималась в музыкальной школе и приехала на каникулы к бабушке. За лето я успела освоить нотную грамоту и выучить несколько мелодий. Дальше уже все подбирала на слух. А вскоре папу перевели с повышением в город Шумиху, и мы переехали жить туда. Там я год занималась в музыкальной школе. Когда уже была в восьмом классе, пришлось опять переезжать. Я тогда одна, без родителей, пришла к директору музыкальной школы и спросила: "Можно мне сдать экстерном за весь курс?" На что он сказал: "Девочка, так не бывает". И дальше мне пришлось заниматься самой.
- Наталья Петровна, а вам доводилось занимать какие-то должности в штате воинских частей?
- Когда мы были в Чехословакии, год проработала воспитательницей в школе-интернате (Анатолий Васильевич в это время занимал должность начальника штаба дивизии). Из дальних гарнизонов к нам привозили детей на неделю, и мы с ними занимались, пока родители несли службу. Работа была, как говорят, непыльная, но с детьми всегда хлопотно.
Я даже служила целый год санинструктором в танковом батальоне, когда муж был уже генерал-майором, командиром дивизии в Казахстане. Но кто-то где-то тогда заявил, что под началом ближайших родственников служить не положено, и Анатолий Васильевич сказал, чтобы я уволилась. Хотя, смешно сказать, какие блага несла эта работа: с утра до ночи приходилось менять гнойные перевязки, лечить чирьи, стрептодермию, другие кожные заболевания. Мне было присвоено звание "младшего сержанта" за усердие в службе, и я опять вернулась к домашним заботам.
Но дело было не только в служебной этике: мол, жена командира занимает должность, на которой мог бы работать кто-то другой, хотя, как я уже сказала, Анатолий Васильевич в этих вопросах всегда был очень щепетильным. Просто у нас подрастали дети Саша и Сережа, которые требовали к себе внимания, и мне жалко было их перепоручать кому-то ради заработка. Хотя, конечно, я всегда старалась приносить в семейный бюджет какие-то деньги. Военным во все времена платили не так уж много, а я хотела, чтобы мой муж не думал о том, как прокормить семью, а отдавал себя целиком службе. В этом, по-моему, и есть предназначение "боевой подруги", идущей рядом с офицером по жизни. Конечно, это не должно означать полного иждивенчества со стороны "сильной половины", которая должна быть по-настоящему сильной и надежной.
Толя всегда видел и ценил мои усилия в семье. А я не гнушалась никакой работой. Даже когда он уже учился в академии Генерального штаба, и мы жили в общежитии в Москве, я по утрам работала уборщицей в одном из институтов. Хотя лучше всего, когда работа и хобби полностью совпадают.
- У вас это случалось?
- Конечно. Я одно время работала в ателье мастером легкого женского платья, занималась всем - от кроя до моделирования одежды. Я вообще очень люблю шить и не расстаюсь со швейной машинкой до сих пор. Много шила подругам, знакомым, как правило, бесплатно - они меня тоже в чем-то помогали. Хотя, когда нужны были деньги, это умение меня выручало, и я зарабатывала шитьем. Без ложной скромности скажу, что моя работа пользовалась популярностью. Наверное, потому, что я любила сложные фасоны, сама фантазировала, конструировала какие-то детали. Одно время у меня заказывала платья одна известная актриса, и когда мы уезжали из Москвы в Минск, она даже плакала и говорила: "Кто же мне теперь будет шить?"
- А когда вы пошили первое платье?
- Это было в Москве. Анатолий Васильевич учился в бронетанковой академии, а я ходила на курсы кройки и шитья. И тут приехали из Германии знакомая, на которой я увидела первое кримпленовое платье. Это был тогда такой писк моды, что трудно передать словами. Кримплен был просто на вес золота. И вот одна подруга добыла где-то отрез материала и попросила меня сшить платье. Риск был огромный - материал совершенно незнакомый, не понятно, как с ним работать, но я бросилась в работу, как головой в омут, настолько было интересно. И получилось, по-моему, замечательно: расклешенное платьице, на груди подрезик, рукав "грибком"...
Естественно, обшивала и своих детей. У них разница в возрасте два года, и когда одному было лет пять, а другому три года, я сшила им военную форму. Они же жили фактически в части - постоянно на плацу, в казарме...
- Но профессиональными военными так и не стали...
- И Саша, и Сережа отслужили срочную, всегда трепетно относились к военной форме. Могу привести только один пример. Сергей служил на границе в Забайкалье, приехал в отпуск. Потом начались события в Чечне, и Анатолий Васильевич, не говоря мне об этом, через месяц перевел его служить в Грозный, в подразделение спецназа, где он должен был пройти подготовку. Сыну сказали переодеться в другую форму, а он отказался, за что был избит. Но сумел постоять за себя: в камуфляж переоделся, а "лычки" оставил пограничные. Александр тоже служил в пограничных войсках, и теперь у меня дома хранятся две пограничные фуражки.
Почему они не стали профессиональными военными, как отец? Наверное, решающую роль здесь сыграла их страсть, начиная с детства, к автомобилям. Оба связали свою жизнь с автогонками. Сергей в этом году стал чемпионом России по автогонкам. Может быть, Гриша, сын Сергея, продолжит военную династию. По крайне мере, Анатолий Васильевич недавно сказал: "Подрастет внук - отдам его на государеву службу!"
- Наталья Петровна, а как вы узнали о начале чеченской кампании?
- Это было в ноябре 1993 года. Он приехал как-то домой в 12 часов ночи в полевой форме и сказал: "Улетаю в Чечню. Там очень сложная обстановка". Грачев назначил его командующим группировкой наших войск. Когда начались боевые действия, я находилась в Ростове-на-Дону. Два месяца не выходила из дома, все переключала телевизионные каналы, пытаясь поймать хоть какую-то информацию. Потом, когда узнала о его ранении, не выдержала, и сразу же вылетела в Грозный...
Муж никогда мне не рассказывал никаких подробностей о своей службе. То, что он был награжден орденом Мужества, я узнала от знакомых, а когда после ликвидации бандформирований в Дагестане стал Героем России - из газет. Знаю, что он отказывался от наград, и Ельцин настоял на вручении ему звезды Героя. Муж никогда не служил ради наград и никогда не акцентировал на них внимание. Многие наши знакомые и не знают, что он Герой России.
- Наталья Петровна, а какие черты в характере мужа вам импонируют больше всего?
- Надежность. На него всегда и во всем можно положиться. Анатолий Васильевич и детям всегда говорил: " Я когда-нибудь сказал что-то, и слово свое не сдержал?" И в этом он для них всегда был примером. Много времени уделять детям он не мог - служебных забот всегда хватало. Даже из роддома оба раза меня не удалось ему встретить. Но он всегда любил сыновей и гордился ими. А сейчас нас, конечно, очень радует внук Гриша.
Мне еще очень нравится в супруге профессиональное отношение к делу. Это для него и один из главных критериев по отношению к людям. Помню, когда еще командиром роты он лучше всех проходил танковую полосу препятствий (Я ее тоже, кстати сказать, сдавала на четверку). Был у него тогда в роте старшина Саша Гун, из казахстанских немцев, тренированный парень. Он очень хотел победить командира роты, но Толя выиграл у него секунду. Потом, когда он уволился, написал нам письмо. Похвастался, что сын у него родился. Сообщил, что Анатолием назвал, в честь Квашнина - лучшего командира и мужика в своей жизни не встречал.
Анатолий Васильевич и сейчас старается во всем дойти до сути. Я знаю, что, готовя то или иное решение, он советуется со всеми, согласовывает детали со специалистами. Но груз принятия решения, ответственность за него всегда брал и берет на себя. Но он же не всегда был начальником Генштаба, и, отстаивая свое мнение, ему не раз приходилось вступать в конфликт с начальством (в гарнизонах такие новости быстро расходятся). Никогда не боялся сказать правду в глаза.
- Я знаю, что вы не раз бывали в Чечне...
- После того, как Анатолий Васильевич был ранен, я вообще стараюсь побольше быть рядом с ним. А еще по мере сил помогаю ему решать какие-то проблемы. Сначала ведь у наших ребят, воевавших в Чечне, в том числе у спецподразделений, специальной экипировки не было. Посмотрела я: все они в цветных свитерах, материнских... Подумала: неужели мы не можем обеспечить всех теплыми вещами? Мою идею поддержал заместитель командующего войсками СКВО по тылу генерал-лейтенант Валерий Михайлович Московченко.
Я обратилась к своей знакомой Ольге Ивановне Блиновой, технологу легкой промышленности, имеющей свое предприятие, написала письма в "Инкомбанк", "Росвертол", другие коммерческие структуры с просьбой о помощи. Они сразу же откликнулись, и мы связали в общей сложности 5 тысяч свитеров для наших ребят в Чечне. Правда, кто-то после этого написал на меня анонимку в ФСБ, подозревая в каких-то злоупотреблениях. Хотя нам даже свои деньги пришлось вложить, чтобы обеспечить всю эту акцию.
- Можно сказать, что к начальнику Генерального штаба обращаются за помощью, а он просит вас решить какие-то проблемы?
- Нет. И он, и я стараемся не "грузить" друг друга своими заботами. Последние два года я работаю заместителем начальника департамента в Государственной инвестиционной компании, и у меня очень напряженный график работы, о чем Анатолий Васильевич знает. А у него самого такие нагрузки, что порой трудно себе представить. Поэтому я просто стараюсь находить время и делать то, что мне подсказывают долг и совесть. К примеру, Людмила Георгиевна Зыкина, возглавляющая Академию культуры, обратилась ко мне за помощью, когда шла подготовка к Общероссийскому фестивалю национальной культуры, проходившему в сентябре этого года в Москве. Конечно, я не могу не откликаться на такие просьбы. Отсюда и благотворительная помощь нашим ребятам на Северном Кавказе. А недавно мы встречались с вдовами и матерями военнослужащих Московского военного округа, погибших в Чечне. Все это для меня очень важно - не просто общественная нагрузка, но и смысл жизни. Я недавно стала сопредседателем Общероссийской общественной благотворительной организации "Союз семей военнослужащих России", и думаю, более системно и эффективно работать с семьями военнослужащих.
Беседу вел Иван ИВАНЮК.

Журнал "Боевая подруга" No 1 2002 г.



Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован