04 июля 2001
1698

Иван Иванюк: Сильное чувство

Из сборника "Лучшие юмористические рассказы России"

В городе областного подчинения построили новую поликлинику. Хотя это только говорится так, на деле строить бы ее еще и строить. Но пришла государственная комиссия поликлинику принимать. Основной состав ее как будто не против, но заупрямился будущий главный врач объекта. Видите ли с крыши свисает кусок рубероида и закрывает окно на пятом этаже. Главное, всю дорогу молчал. Примерно с того момента, как увидел , что лестничные марши кое-где без перил, в стенах дыры с кулак и паркет волнистый. А в самый ответственный момент вдруг его прорвало: пока, говорит, фасад в порядок не приведете, акт не подпишу.
Начальник треста, товарищ Кубоярдов, крепкий такой, представительный мужчина, в обморок чуть не упал. Пригласил врача пройти в кабинет, где зрение будут проверять. "Разуйте, говорит, глаза, доктор: пола почти нет, а вы о каком-то рубероиде!.." Но тот ни в какую - видно дело на принцип пошло.
Строители, в отличие от заказчика, привыкли со здоровыми людьми дело иметь и потому сильно обиделись. "Если бы с нами по-человечески, - сказал в сердцах Кубоярдов, - мы бы постепенно все недоделки устранили. А раз так, то как знаете". Кто-то акт подписал, кто-то нет, но город и без того получил новый объект здравоохранения на 600 единиц.
Эти шестьсот единиц походили в поликлинику, посмотрели на нее изнутри и написали письмо в редакцию местной газеты "Местная заря". Его взяли и напечатали. Строителей критика сильно задела. И пошел у них такой разговор: "Что-то в последнее время эти писаки много себе позволять стали. А нет ли у них самих слабых мест?"
Слабое место нашлось. Корреспондент газеты, некто Тучкин, занимал в общежитии строительного треста комнату. Так он ее после этого и видел.
Медперсонал в новой поликлинике тоже работал неважно, говоря по-медицински - халатно. Их и понять можно: условий-то никаких, все на нервах. Но, главное, моду взяли: поставить горчичник или клизму - только по паспорту, а для флюроографии нужна еще и справка с места работы.
Но строители в расставленные сети редко попадались - мало болеют, потому что на свежем воздухе трудятся. Так что больше другим перепадало. Ну а больной, который пару раз с температурой под дверью на сквознячке просидит часа три, это уже, считай, потерянный для медицины человек. Короче говоря, эти другие написали письмо в "Местную зарю". Его взяли и напечатали.
Хотя, говорят, что врачи на больных не обижаются, но тут обиделись и напустили на журналистов санэпидстанцию. По правде говоря, в этой редакции давно газом пахло. Взяли и закрыли ее. Где она теперь находится, никто толком не знает. Но газета по-прежнему выходит. Ничего себе такая, боевитая.
Так бы строители и жили себе безнаказанно, но повадился в поликлинику директор трубного завода. Не иначе, как спецлечебницу кому-то передали. И то ли через укол, то ли воздушно-капельным путем передалась обида главврача директору предприятия. Нешутейная обида. Стукнул он кулаком по столу и изрек:"Не давать больше труб строителям!"
И не дали. Те ставят свои коробки, как обычно, траншеи копают, а класть-то в них ничего. Естественно, ни воды, ни тепла в домах. Прямо как в городской бане.
Вызвал тогда товарищ Кубоярдов своего юриста и спрашивает:"Чем мы можем ущемить этих трубчатых? Может, штрафными санкциями?" " Наши штрафные санкции им все равно, что слону лестница", - признался тот. " А что же мы тогда можем?" - вскипел Кубоярдов. " Можем обидеться", - прошептал служитель законности.
А обида - это очень сильное чувство. Раньше строители хоть месячники проводили, за качество боролись, а теперь совсем бороться перестали. Сидят и курят. В основном самокрутки, потому что обиделись водители грузовиков - сигарет, как и многое другое в магазины не подвозят. Говорят: неудобно ездить по траншеям, которые строители в городе вырыли.
Короче, купить в магазинах ничего, транспорт ходит из рук вон плохо. Тут начали обижаться все подряд, даже преподаватели физкультуры и библиотекари, на что народ тихий и безответный.
Впору стало задуматься: что, из-за какого-то куска рубероида такая катавасия? Но это уже вопрос философский. Может, из-за куска, а может и нет. Кумекать, в общем, надо, философствовать. А философы не то что на этот - на основополагающие вопросы ответа не дают. Хотя и обижаться, вроде, им не на кого, разве что на каких-нибудь экзистенциалистов...


О, БИЗНЕС!..

Представитель международного торгового капитала ми-стер Блэк купил у входа в метро шоколадного деда-мороза в золоченой обертке.
У себя в номере, попутно проклиная на своем родном языке российское гостиничное хозяйство, он снял с деда его шапку и надкусил верх.
Изощренный мистер Блэк сразу же почувствовал, что имеет дело не с шоколадом, а с обыкновенным стеарином, покрытым сусальным слоем чего-то коричневого. Он в ярости выплюнул голову деда-мороза прямо на ковер, а его самого грохнул о зеркало. Стеарин выдержал. Зеркало тоже.
Успокоившись, предприниматель начал предпринимать, как ему и полагается, более разумные шаги. Он бережно поднял пола сплющенную фигурку, аккуратно снял обертку, разгладил ее и начал искать товарный знак фирмы. А через полчаса мистер Блэк уже ехал в такси за доллары на кондитерскую фабрику.
- Рот-фронт! - вскинул он холеную руку вверх в приветствии, зайдя в кабинет директора.
- Р-рот-ф-ф-фронт...- осторожно кивнул тот, высвобождая из кресла свое пухлое тело, напоминающее по форме ромовую бабу. Но тут до него дошел смысл сказанного, и директор стал торопливо объяснять:
- Мы не "Рот-фронт"... Мы - другая фабрика!..
Но незнакомец, согласно закивав головой, заявил:
- Я купиль ваш сувенир!..
Акцент придавал словам мистера Блэка убийственный сарказм.
Окончательно убедившись, что перед ним иностранец, директор в два прыжка преодолел расстояние до входной двери и, подобно рыбе-прилипале, ловко пристроился в фарватер капиталистической акуле.
- Будьте любезны, присаживайтесь, - засуетился он, беря гостя под локоток. - Чаю не угодно?
- С этим Санта Клаус? - трагически спросил бизнесмен, доставая из кармана надкушенного деда-мороза.
- О-о-о! - директор дрожащими руками распеленал изделие. - 0-о-о! Это не мы, это - кооператоры!..
- Их розыгрыш? - уточнил мистер Блэк.
- Нет, это не розыгрыш. Это бизнэс, - твердо сказал ди-ректор.
- О, бизнес! - оживился представитель делового мира, - Конкурирующая фирма? Но этот кооператиф украль ваша упа-ковка!
- Они не крадут, - вздохнул полпред пищевой промыш-ленности. - Это у нас на фабрике несуны.
- Ньесуны? - заинтересовался коммерсант.
- Да, они выносят фольгу через проходную и продают ее кооператорам, - директор вздохнул еще тяжелее. - Каждый де-лает свою копеечку как может. Бизнэс...
- Оу, бизнэс... - неодобрительно покачал головой мистер. Блэк. - Но тогда это вьезуны, а не ньесуны. Иначе я не понимай, откуда у кооператоров столько упаковка.
"Башковитый", - подумал директор.
- Ладно, - сказал он решительно, - поделюсь с вами, так сказать... Настоящий бизнэс здесь делает фабрика. Мы сами продаем фольгу кооперативу. Сами. Но в четыре раза дороже ее стоимости.
Мистер Блэк от удивления приоткрыл рот и, сдвинув очки на кончик носа, попытался получше рассмотреть нашего прораба перестройки.
- А вы не беспокойтесь, все по закону, - успокоил его тот. - Больше - нельзя, но и так - 400 процентов прибыли!
- А где же Санта Клаус, которые делай ваша фабрика? - потухшим голосом спросил западный воротила.
- Как где? - недоуменно переспросил директор. - За гра-ницей.
- Бизнэс? - уточнил на всякий случай заморский гость.
- Бизнэс, бизнэс,- широко улыбаясь, подтвердил радушный хозяин.
- О, бизнэс!.. - только и сказал мистер Блэк, схватившись за голову. - О-о, бизнэс!..
Он встал и пошел к двери, пошатываясь и повторяя это странное русское слово.

"Лучшие юмористические рассказы России" "Феникс", 2001 г.


Персоны (1)

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован