21 марта 2008
563

Иван Крылов Хождение русских богатырей в Святую землю

Девятьсот лет назад, в 1107 году, игумен одного из черниговских монастырей Даниил завершил свое знаменитоеpoi паломничество в Иерусалим. Написанные им по возвращении заметки об этом путешествии - "Хождение в Святую землю" - стали первым отечественным бестселлером, разойдясь в сотнях списков. Путевыми очерками Даниила зачитывались многие поколения русских людей, а имя автора пользовалось таким уважением, что в некоторых списках его даже называли святым.

Даниил посетил Иерусалим через семь лет после освобождения города войском крестоносцев под предводительством Готфрида Бульонского. В Святую землю русские паломники (это слово произошло от обычая привозить из Палестины пальмовую ветвь) ходили и раньше. И все же академик Д.С.Лихачев отмечал, что в "Хождении" Даниила "поражает его подготовленность к этому путешествию. Он знает историю тех мест, где он бывал, и соответственно сам выбирает свой маршрут. Такую же осведомленность он предполагает в своих читателях".


Штурм крестоносцами Царьграда в 1204 г. Миниатюра XVI в.
Можно предположить, что Даниил не был простым паломником, а говоря о себе: "...неподобающе ходил путем тем святым, во всякой лености, слабости, пьянствуя и всякие неподобающие дела творя", лукавил. В Палестине Даниил выполнял важное дипломатическое поручение. О чем именно "игумен Земли Русской" вел переговоры с иерусалимским королем Балдуином I, братом Готфрида Бульонского, нам сегодня приходится только гадать. Отметим лишь одно любопытное совпадение: в ноябре 1095 года Папа Римский Урбан II на соборе в Клермоне призвал к крестовому походу для "освобождения Гроба Господня", а в начале 1097 года в Любече состоялся съезд русских князей, запретивший проливать христианскую кровь и обязавший воевать только с "погаными". Как бы то ни было, король Балдуин I принял Даниила с большим почетом. Игумен даже добился разрешения на исключительную привилегию - в Великую субботу поставить на Гробе Господнем лампаду "от всей Русской Земли".

dfgСреди описаний достопримечательностей "Заморских стран", как называли государства крестоносцев в Палестине, как-то затерялся рассказ Даниила о военном походе против мусульманского Дамаска, в котором он сопровождал короля Балдуина. Конечно, сам игумен не сражался с сарацинами. Однако известно, что Даниила в его путешествии сопровождала "дружина многая", ибо, как писал он сам, "без предосторожностей не пройти через эти места из-за нападения иноверцев".

Действительно, путешествие в Святую землю было крайне опасным предприятием. Стоило христианским паломникам высадиться в Яффе, как они сразу подвергались нападениям сарацин. Пилигримов убивали даже у стен Иерусалима, в то время как крестоносцы предпочитали отсиживаться в укрепленных городах и замках. Только в 1119 году девять французских рыцарей образовали братство "для охраны пилигримов, следующих к святым местам", - орден бедных рыцарей Иисуса из храма Соломона, знаменитый орден тамплиеров. Необходимость защитить своих богомольцев понимали и на Руси.


Паломники под охраной рыцарей-тамплиеров под Иерусалимом. Английская гравюра XIX в.
Русские принимали участие и в других сражениях крестовых походов (к слову, в те времена такого понятия еще не существовало - военные экспедиции европейских рыцарей в Святую землю называли "перегринацио", то есть "странствованием", или "хождением"). Еще Н.М.Карамзин писал, что "Алексей Комнин (византийский император в 1081 - 1118 годах. - И.К. ) приглашал россиян действовать против общих врагов христианства; отечество наше имело собственных; но вероятно, что сие обстоятельство не мешало некоторым витязям российским искать опасностей и славы под знаменами Христова воинства".

В "Истории об Иерусалиме и Антиохии", написанной в XIII веке, русские упоминаются в числе участников штурма Никеи в июне 1097 года: больше всего отличились "люди из Венгрии, Австрии, Дании, Польши, России (de Russie)".

В 1099 году в освобожденном крестоносцами Иерусалиме окончила свои дни княгиня Гита (Гида), жена великого князя киевского Владимира Мономаха. Она была дочерью последнего англо-саксонского короля Харальда, павшего в сражении с войском Вильгельма Завоевателя при Гастингсе в 1066 году. В Святую землю княгиню сопровождала дружина русских воинов.


В.Васнецов. "Богатыри". 1898 г.
Некоторые исследователи считают, что в крестовых походах против Саладина участвовали войска галицко-волынского князя Ярослава Осмомысла. Якобы именно об этом говорится в "Слове о полку Игореве": "...Стреляши с отня злата стола султаны за землями".

Сам игумен Даниил встречает в Иерусалиме соотечественников: "...Вся дружина русская, русские сыны... новгородцы и киевляне: Изяслав Иванович, Городислав Михайлович, Кашкичи и многие другие".

Наконец, еще в середине XII века на Святой земле был основан первый русский Богородичный монастырь. А когда в 1200 - 1204 годах в Заморье побывал новгородец Добрыня Ядрейкович, он оставил в своей "Книге паломник" упоминание о существовавшей здесь русской колонии, где жили калики.

"Итти будем к городу Ерусалиму"

Кто такой калика? Большинство людей ответят не задумываясь: убогий, юродивый, калека. И ошибутся. В Древней Руси так называли человека, побывавшего в Святой земле.

Владимир Даль в "Толковом словаре" уточняет это определение: "странствующий, нищенствующий богатырь". Помните, как приветствует калик былинный князь Владимир? "Уж вы здравствуйте, удалые добры молодцы, / Уж как все ли калики перехожие!"

Самое раннее упоминание о каликах перехожих-переброжих относится к XI веку. В "Уставе" великого князя киевского Владимира Святославича они перечислены среди "людей соборных, Церкви приданных", на которых распространяется не княжеский, а церковный суд (на Руси в старину их называли "божьими людьми"; для сравнения - рыцарей Ливонского ордена в русских летописях именовали "божьими дворянами").

bnmКалики отличались от обычных богатырей. (Кстати, слово "богатырь" восточного происхождения; на Руси их называли "хоробрами", или "храбрами".) Богатыри, как правило, нанимались в княжеские дружины, цель калик перехожих была иная: "А итти нам, братцы, дорога не ближняя, / Итти будем к городу Ерусалиму..."

Можно предположить, что калики представляли собой своеобразное духовно-воинское братство, напоминающее европейские рыцарские ордена, например, Святого Иакова в Арагоне или госпитальеров Святого Иоанна. Появились они на Руси и на Западе практически одновременно и с одной и той же целью. И отношение к тем и другим у русских людей было одинаковым: летописец XII века называет крестоносцев "святыми мучениками, проливавшими кровь свою за Христа".

В Святую землю калики уходили из монастырей - в былинах упоминаются пустынь Ефимьева, обитель Боголюбовская. Поход в Палестину был весьма дорогим предприятием. Но Церковь не жалела средств на святое дело. Кроме того, сами калики были не бедными людьми. Это, как правило, дети боярские, купеческие, разного возраста и состояния, хотя все же главным критерием отбора являлось воинское искусство и готовность рисковать своей жизнью.

В Энциклопедии Брокгауза и Ефрона говорится: "Калики... одеты в шубы соболиные или гуни сорочинские, в лапотки семи шелков, с вплетенным в носке камешком самоцветным; костюм их дополняют сумки из рыжего бархата, клюки, иногда из дорогого рыбья зуба (моржовых клыков. - И.К. ), и шляпы земли греческой". Действительно, калики называли себя "христовыми убогими", но стоит напомнить, что и орден тамплиеров, официально именовавшийся "бедным братским воинством", по богатству не уступал королевским домам Европы!

На бой калики выходили "окольчуженные", закованные в латы. Кроме обоюдоострого меча, большой популярностью пользовались булавы и кистени: "посох каличий" в былинах в решающий момент оборачивается богатырской палицей в "девяносто пуд" (любимое оружие русских богатырей!). В одной из былин Илья Муромец убивает своего противника "клюхою сорочинскою", которую одалживает у калики перехожего.

Несколько слов об организации "русских крестоносцев".

Минимальная численность отряда калик составляла, как правило, сорок человек во главе с командиром. (Пусть не смущает малое количество "бойцов". По-видимому, численность участников крестовых походов в средневековых хрониках сильно завышалась. Реальные цифры таковы: к весне 1100 года в распоряжении Готфрида Бульонского на Святой земле осталось лишь 300 рыцарей. Всего с 80 крестоносцами Танкред захватил Тивериаду и принял титул князя Галилейского.)

Отправляясь в путь, калики выбирали "большого атамана", приказам которого в походе беспрекословно подчинялись.

"Становились каликушки да во зеленый луг,

Во зеленый луг да во единый круг...

И стали они думать думу заединую,

Кто из нас, братцы каликушки, будет атаман большой...".

С другой стороны, эти строки вызывают ассоциацию с легендарным Круглым столом короля Артура, за которым все рыцари равны, а король - только первый среди равных.

В братстве калик существовал очень жесткий "моральный кодекс", соответствующий правилам, принятым в европейских рыцарских орденах с их обетами нестяжательства, целомудрия и послушания. И очень жестокие меры наказания за их нарушение:

"А в том-то ведь и заповедь положена;

Кто украдет или кто солжет,

Али кто пустится на женский блуд...

Едина оставить во чистом поле

И окопать по плечи во сыру землю..."

Конечно, былины - свидетельства не вполне надежные. Но нередко походы калик в Святую землю фиксировались и в русских летописях! Например, под 1163 годом можно прочитать: "В лето 6671 поставиша Иоанна архиепископом Новгородским. При нем и при князе Ростиславе ходили из Великого Новгорода от Святой Софии сорок калиц ко граду Иерусалиму ко Гробу Господню". Этот год можно назвать высшей точкой успехов крестоносцев в Палестине. В 1163 году армия иерусалимского короля Амальрика предприняла поход на Египет. Как знать, не участвовали ли новгородские калики в этом походе?

Кстати, эти самые калики привезли из Иерусалима на Русь некую реликвию, который летописец называет "скатертью". Этот загадочный предмет имел, по всей видимости, огромную ценность, поскольку Иван Грозный в 1572 году упоминает его в своем завещании наравне с главными царскими регалиями: "Да сына же своего Ивана благословляю всеми Шапками Царскими и чином Царским, что аз промыслил, и посохами, и скатертью".

Но мы забежали вперед. Рассказ о приключениях христианских реликвий на Руси нам еще предстоит.

Тайные наставники Ильи Муромца

asdС братством калик тесно связана биография Ильи Муромца. Главного героя русских сказок и одновременно - реального лица, канонизированного Русской православной церковью, гробница которого и по сей день находится в Киево-Печерской лавре.

Собственно, с калик-то все и началось. Однажды в дом к сыну богатого крестьянина Ивана Тимофеевича Илье, который "тридцать лет не имел в ногах хождения", вошли калики перехожие и приказали принести им воды напиться. Удивительно, что Илья не посмел ослушаться незваных гостей - и встал на ноги. Как показала современная экспертиза останков богатыря, он страдал защемлением нервов спинного мозга, которое могло привести к временному параличу. Калики (бывшие ко всему прочему еще и народными целителями!) вправили Илье позвонки и отпоили целебным травяным отваром: "В этом ковшике вода всех рек, всех озер Руси-матушки: / Всей земли роса, с зеленых лугов, с высоких лесов, с хлебородных полей". А поставив его на ноги, наделили богатырской силой и благословили на ратные подвиги: "Бейся-ратайся с врагами земли родной... защищай вдов, сирот, малых деточек". Очень напоминает обряд посвящения в рыцари (например, в ордене госпитальеров).

Калики показали Илье, где находятся тайники с оружием и снаряжением, научили, как выкормить коня богатырского себе под стать. И отправили в Киев на службу к князю Владимиру.

В дальнейшем пути калик перехожих и богатыря не раз пересекались. Ходил он и в Святую землю, однако дошел лишь до Константинополя (былина "Илья Муромец и Идолище"). Участвовал вместе с каликами в сражениях, обороняя русские города ("Калика-богатырь"). Былина описывает, как Илья вместе с Добрыней Никитичем и Каликой-богатырем вступает в бой с вражьей силой, причем Калика бьется в центре былинной "троицы":

"Поезжат казак Илья Муромец

Во тую ли силу в великую,

Во тую ли силу правой рукой,

Добрыня Микитич левой рукой,

Калика шла середочкой.

Стал он своею дубиною помахивать,

Как куды махнул, дак пала улица,

Отмахивал - переулочок..."

Сразу вспоминается тактическое построение средневековой русской рати, описанное в летописях (полки "правой" и "левой" руки). То, что калики занимают центр, то есть становятся на направлении главного удара, очень характерно.

И еще. То, что Илья Муромец в сказаниях именуется "казаком", обычно относят к позднему времени написания былин - не ранее XV века, но не все так просто... "Казак" по-тюркски означает не только "наездник", но и "бродяга", "странник".

Несколько слов про Калику-богатыря. В былинах говорится, что силой своей он превосходит самого Илью Муромца. Этих двух героев русского фольклора, возможно, связывает и общий конец. Эрих Ляссота, посол императора Священной Римской империи Рудольфа II, посетивший Киев в 1594 году, записывает в дневнике: "Во внешнем притворе (Софийского собора. - И.К. ) была некогда гробница Илии Моровлина, известного героя, или богатыря, как здесь называют, о котором рассказывают много баснословного; в настоящее время эта гробница разрушена, но такая же гробница его товарища еще цела в той же часовне". А дальше посол рассказывает про этого товарища: "Есть также один великан или богатырь, называемый Чоботка (Сапожок), говорят, что на него напало однажды много неприятелей в то время, когда он надевал сапог, и так как второпях он не смог захватить никакого другого оружия, то начал защищаться другим сапогом, который еще не надел, и им одолел всех, отчего и получил такое прозвище". Можно предположить, что австрийский дипломат неправильно понял своего переводчика. Слово "калика" произошло от латинского "калиги" ("caligae") - обуви средневековых странников. Уж не былинный ли Калика-богатырь был похоронен рядом с Ильей Муромцем?

Как Буслаев молиться ездил

Рассказывая о приключениях калик перехожих в Палестине, нельзя обойти вниманием и такого персонажа русских былин, как Василий Буслаев. Оказывается, этот буйный сын Господина Великого Новгорода тоже входил в братство!

Сын новгородского купца Буслая в юности совершил "много дел неправедных": ходил по городу и забавлялся отрыванием рук, ног и даже голов у своих сограждан. Раскаявшись, он решил собрать дружину и пойти к Иерусалиму. (В былине "Сорок калик со каликою" в качестве причины паломничества в Святую землю также называется желание искупить грехи: "Ведь убили много буйных головушек понапрасно ведь, / Ай пролили крови да горючией". И здесь вновь напрашивается параллель с рыцарскими орденами: как известно, в ряды тамплиеров мог вступить даже рыцарь, осужденный за убийство, - для того, чтобы искупить свой грех в сражениях с "неверными".) Впрочем, Василия Буслаева в первую очередь привлекает возможность показать "удаль молодецкую": "Съездить мне-ка на горы Сионские / Посмотреть мне-ка сильных и храбрых богатырей..."

Дружину Буслаева составляют "тридцать удалых добрых молодцев", то есть меньше, чем обычно принято у калик. Меньшую численность отряда можно объяснить тем, что в Святую землю он плывет на корабле. Его путь лежал по Волге в Каспийское море, затем через Персидское нагорье, Багдад и Сирию, в то время как калики обычно шли через Царьград.

"Прямым путем в Ерусалим-град

Бежать семь недель,

А окольной дорогой - полтора года:

На славном море Каспийскоем..."

Затем Василий просит у матери "лошадку могучую", которую "окольчуживает" и "вовлажывает" (то есть одевает в латы). Тяжелая кавалерия? Ничего удивительного - Русь в то время славилась своими доспехами. В средневековой героической поэме "Рено де Монтобан", написанной в XII веке, упомянута "bon haubert qui en Roussie", то есть "добрая кольчуга, что из Руси", благодаря которой знатный рыцарь де Монтобан стал неуязвим в сражениях. Стоит ли говорить, что совершает свои подвиги французский паладин не где-нибудь, а в Святой земле?

В былине "Василий Буслаев молиться ездил" ничего не сообщается о рыцарских подвигах легендарного новгородца, напротив, в Палестине он совершает немало глупостей, которые, в конечном счете, и приводят его к гибели. Несмотря на запрет, он купается голым в Иордане, пренебрегает требованием, начертанным на найденном им на священной горе Фавор камне (нельзя перепрыгивать через него). Василий, конечно же, начинает скакать через камень и разбивает себе голову.

Заметим, что столь экстравагантное поведение можно охарактеризовать как "юродство во Христе", которое уже в то время было распространено на Руси. Возможно, некоторые из калик перехожих практиковали "безумие Христа ради" как самый трудный подвиг христианского благочестия, особый, высший вид духовного подвижничества.

В самом полном варианте былины Буслаев гибнет в сражении с сарацинами. Товарищи хоронят его вместе с останками другого погибшего в бою калики и ставят им общий крест с надписью:

"Лежат два удала добра молодца,

Два сильни могучи богатыри:

Да один-то Василей сын Игнатьевич,

Другой-то Василей сын Буслаевич,

Их убила сорочина долгополая..."

В поисках земного рая

В средневековых русских хрониках имя Василия Буслаева не упоминается, из былин же трудно представить, о каком периоде крестовых походов может идти речь. Но история сохранило имя реально существовавшего калики из Великого Новгорода.

Такое прозвище имел святитель Василий, архиепископ Новгородский. До избрания на кафедру в 1331 году он совершил хождение в Святую землю. Интересно, что с именем Григория Калики (как его звали в миру) связано предание о Белом клобуке, символе высшей церковной власти, будто бы полученном в дар от константинопольского патриарха.

Архиепископу Василию принадлежит чрезвычайно загадочное "Послание о рае": "Место святого рая находил Моислав-новгородец и сын его Иаков. И всех их было три юмы (судна), и одна из них погибла после долгих скитаний, а две других еще долго носило по морю ветром и принесло к высоким горам. И увидели на горе той изображение Деисуса, написанное лазорем (ярко-голубой краской) чудесным и сверх меры украшенное, как будто не человеческими руками созданное, но Божиею благодатью. И свет был в месте том самосветящийся, даже невозможно человеку рассказать о нем... А твердь его недоступна людям, только до райских гор дойти они могут".

Похоже, что Василий был хорошо знаком с популярными на Западе легендами о святой горе Мунсальвеш и неприступном замке, в котором хранится Святой Грааль. В сочинениях Вольфрама фон Эшенбаха это - камень из рая, "камень света", который является в таком сиянии, перед которым "меркнет весь блеск земной"...

Это таинственное место на протяжении столетий искали легендарные рыцари Круглого стола и вполне реальные крестоносцы, трубадуры и паломники. Но возможно, Грааль могли видеть воочию русские калики во время своих странствований по Святой земле!

Приключения священных реликвий

В июле 1203 года армия крестоносцев подступила к Константинополю и осадила город. Целью участников Четвертого крестового похода было не освобождение Гроба Господня от мусульман, а захват столицы Византии. Французских и итальянских рыцарей привлекали сокровища, которые на протяжении веков копили императоры, а также самые почитаемые христианские святыни - терновый венец, Животворящий Крест Господень, наконечник копья Лонгина Сотника, которым был пронзен Христос, останки Иоанна Крестителя и другие артефакты.

12 апреля 1204 года после трехдневного штурма город пал. Франки подвергли "Новый Рим" варварскому разгрому, убивали и насиловали жителей, жгли библиотеки, грабили церкви, церковную утварь из золота и серебра рубили мечами, чтобы потом продать по частям. В руки крестоносцам попали огромные ценности. Но некоторые священные реликвии от них ускользнули.

Таинственно исчезла Святая чаша Господня (некоторые исследователи именно ее называют Граалем), в которую, по преданию, Иосиф Аримафейский собрал кровь Христа, пролитую на Голгофе. Она была перевезена в Константинополь из Иерусалима еще в VI веке и хранилась в церкви Фаросской Божьей Матери при императорском дворце.

Исчезла Плащаница, которую в 944 году арабы передали византийцам. (В письме императора Алексея Комнина к Роберту графу Фландрскому говорилось о том, что "среди наидрагоценнейших реликвий Спасителя находятся Похоронные Полотна, найденные в Гробу после Воскресения". Участник штурма Константинополя рыцарь Робер де Клари писал: "Никто, будь то грек или франк, не знал, что случилось с этой Плащаницей после разгрома и расхищения города". В Европе она появилась только через сто лет.)

По одной версии, часть святынь погибла во время штурма города. По другой - они были спрятаны византийцами. Но существует и третья версия.

...Незадолго до взятия Константинополя столицу Византии покинул новгородец Добрыня Ядрейкович. Он был видным новгородским боярином, сыном воеводы Ядрея Прокшинича, и ловким дипломатом. В Царьград прибыл в 1200 году и внимательно наблюдал за тем, как развиваются события...

Вернувшись на родину, он написал "Книгу паломник" - своеобразный путеводитель по Константинополю. Он подробно описал, где хранились скрижали Моисея, киот с манной, которую будто бы ели евреи во время их исхода из Египта, пилы и сверла, при помощи которых был сделан крест, на котором распяли Христа, и многие другие интересные вещи.

Но, оказывается, Добрыня вернулся на Русь не с пустыми руками. Летопись сообщает: "Тогда же бяше пришьлъ Добрына Ядреиковиць изъ Цесаря-града и привезе съ собою Гробъ Господень". По приезде Добрыня постригся в монахи в Хутынском монастыре, а вскоре стал новгородским архиепископом под именем Антоний II.

Что же привез Добрыня?

Вот что писал в своем "Хождении" игумен Даниил: "Гроб Господен высечен в каменной стене, наподобие небольшой пещерки... Пещера квадратна, четыре локтя в длину и четыре в ширину... На правой стороне небольшая лавка, высеченная из того же пещерского камня. И на той лавке лежало тело Иисуса Христа. Ныне эта лавка святая, покрыта мраморными плитами. В стороне проделаны три круглых оконца, и в эти оконцы виден святой камень, и тут поклоняются все христиане".

Существует мнение, что Добрыня привез в Россию плиту, на которой лежало тело Христа и на которой, по преданию, ангел высек изображение Спасителя. Но почему он выбрал именно Новгород? Дело в том, что в то время город на Волхове был единственным "островком спокойствия" на Руси, раздираемой княжескими усобицами. В том же 1204 году "мать городов русских" Киев был подвергнут страшному разгрому войском смоленского князя Рюрика Ростиславовича. Лаврентьевская летопись пишет об этом событии так: "Митрополию Святой Софии разграбили, и Десятинную святую церковь Богородицы разграбили, и монастыри все... Монахов и монашенок почтенных годами изрубили, а попов старых, и хромых, и слепых, и иссохших в трудах - всех тож изрубили...". (Кстати, есть предположение, что именно во время этого штурма Киева погиб Илья Муромец, в конце жизни принявший постриг в Киево-Печерской лавре. Калики ошиблись, когда сказали Илье, что "смерть в бою ему не писана" - современная экспертиза останков богатыря установила, что причиной смерти стала колотая рана в области сердца, видимо, полученная в сражении.)

В Новгороде плиту от Гроба Господня положили под алтарем Софийского собора. Протеирей Лев Лебедев отмечал, что "раскопки в этой части собора обнаружили четыре каменные опоры, совпадающие с размером этой плиты". Дальнейшие следы реликвии приводят нас в Москву, где в 1598 году царь Борис Годунов задумал строить в Кремле на месте Успенского собора "Святая Святых" - точное подобие храма Гроба Господня в Иерусалиме. В этом будущем центре вселенского православия должна была храниться главная русская святыня, которую некоторые современники называли... "Гробом Господним"! "Царь Борис замыслил... Господень Гроб злат, кован весь и ангели велики литы по письменному", - сообщает Пискаревский летописец. Строительство "Святая Святых" прервала смерть Бориса Годунова, и все следы грандиозного замысла царя затерялись в годы великой Смуты.

И еще одна история.

В 1329 году московский князь Иван Калита по пути в Великий Новгород остановился в Торжке. "И пришли к нему Святого Спаса притворяне с чашею, двенадцать мужей на пир" и рассказали, что "ту чашу дали им сорок калик, пришедших из Иерусалима", - сообщает новоторжская летопись. Князь осмотрел чашу и сказал: "Что, братья, возьмете за эту чашу?" - "Чем пожалуешь нас, то и возьмем", - ответили притворяне. Князь пожаловал храм Святого Спаса деньгами. "А ходите ко мне во всякую неделю и емлите у мене две чаши пива, а третюю меду. Также ходите к наместникам моим и к посадникам и по свадьбам, а берите себе три чаши пива", - приводит летописец слова Ивана Калиты.

Для нас особый интерес представляет то обстоятельство, что драгоценный сосуд находился в руках "притворян", то есть церковных нищих, которым его передали на хранение ("во веки им кормление") калики перехожие, возможно, тот самый отряд новгородских калик, совершивший в 1163 году поход в Святую землю. Отметим также, что этот предмет имел для князя большую ценность. Видный историк академик М.Н.Тихомиров в книге "Древняя Русь" подчеркивает, что древнюю чашу Иван Калита делает предметом особого почитания: он "благоговейно ставит ее себе на голову в присутствии бояр". А вскоре после этого приобретения Москва становится духовным центром страны - митрополит всея Руси Петр переносит сюда из Владимира свою кафедру.

Конечно, это может быть простым совпадением, но с XII века чаша Грааля возникает в православной символике. На крестах православных церквей, таких, как храм Покрова на Нерли (1165 год) и Дмитриевский собор во Владимире (1197 год), появляются изображения полумесяца, так называемые цаты. Существуют версии, что это изображение якоря - распространенного в раннем христианском искусстве символа Спасения или знак победы над исламом. Но есть и другая трактовка: цата - символ чаши Грааля. В конце XII века Русь не сталкивалась с мусульманским миром: тюрки и монголы были язычниками, некоторые исповедовали христианство несторианского толка. Новую религию они приняли только в XIII веке. О какой же победе над исламом могла идти речь в XII веке? На ум приходит только завоевание Святой земли крестоносцами.

Русские трубадуры

"Но возвратимся на прежнее повествование", как писал игумен Даниил.

Что же произошло с нашими героями - каликами? По возвращении со Святой земли многие из них принимали монашеский постриг или странствовали по Руси, рассказывая о своих приключениях. Возможно, они даже записывали их. Калики были образованными людьми. "Приходили калики перехожия, / Они крест кладут по писаному, / Поклон ведут по-ученому", - говорится в былине. (Нечто подобное мы видим и на Западе. Эпоха крестовых походов в точности совпадает с эпохой трубадуров. "Первым трубадуром" называли герцога Гийома Аквитанского, руководившего крестовым походом в 1100 - 1101 годах. Знатные сеньоры, такие, как граф Тибо Шампанский, и странствующие рыцари-поэты наряду с куртуазными любовными поэмами создавали и песни о Крестовом походе - призывы к участию в походах за море во имя защиты Святой земли от "язычников".)

Помимо былин калики сочиняли духовные стихи - народные песни на религиозные сюжеты, которые считаются выдающимися произведениями древнерусской литературы. "С телесной силой соединяется в каликах, по былинам почти постоянно, духовная сила. Это какие-то чародеи, у которых сила мышц есть выражение силы духа", - писал выдающийся филолог-славист академик И.И.Срезневский. Именно в духовных стихах содержится квинтэссенция русского рыцарского идеала. Широко известен стих о Егории Храбром (напомним, "храбр" - это древнерусский витязь, воитель). Мать, собирая Егория в дальний путь, говорит:

"Ты поди, чадо милое,

Ты поди далече во чисто поле,

Ты возьми коня богатырского

И со сбруею богатырскою,

Со вострым копьем со булатныим

И со книгою, со Евангелием...

...Подымал (Егорий) палицу булатную,

Разрушил палаты белокаменны,

Очистил землю христианскую,

Утвердил веру Самому Христу,

Самому Христу, Царю Небесному".

На Руси Георгия Победоносца, покровителя воинов, почитали уже при Ярославе Мудром, получившим при крещении имя Георгия. Но особенно популярным святой драконоборец стал во времена крестовых походов. Причем и на Руси, и на Западе. Английский король Ричард Львиное Сердце, участвовавший в 1189 - 1192 годах в Третьем крестовом походе, свои победы объяснял особым покровительством, которое якобы оказывал ему святой Георгий. Интересно, что в России Георгий считался защитником от воров и разбойников, покровителем одиноких путников (паломников).

Павшие "смертью храбрых"

Некоторые калики по возвращении из Святой земли становились "обычными" богатырями, поступая на службу к князьям. В то время это была очень востребованная профессия. Несмотря на решения Любечского съезда князей, Русь продолжали раздирать усобицы. Князья ходили походами друг на друга, разоряли и жгли города, по выражению летописца, "землю пусту сотвориша". В 1216 году в кровопролитной битве между ростово-суздальскими и новгородскими войсками на реке Липице полегло более 10 тысяч дружинников - цвет русского воинства...

Спустя три года один из самых известных русских богатырей Александр Попович (не былинный Алеша Попович, а реальный персонаж, герой Липицкой битвы) собрал "всероссийский" совет "храбрых", на котором было решено поддержать "центральную власть" - всем вместе отправиться на службу к великому киевскому князю Мстиславу Романовичу. Смогли бы богатыри удержать Русь от дальнейшего распада? Ответа на этот вопрос мы никогда не получим: 16 июня 1223 году в битве с монголами на реке Калке отряд древнерусских "спецназовцев" пал смертью храбрых (видимо, отсюда и пошло это выражение). В Ипатьевской летописи говорится, что "Александр Попович тут был убит, а с ним 70 храбров... И был вопль, и воздыхание, и печаль по всем городам и по волостям".

После этого мы практически ничего не слышим о каликах. Монгольское нашествие 1237 - 1240 годов положило конец походам русских отрядов в Святую землю. В 1244 году мусульмане окончательно отвоевали Иерусалим, в 1291 году была взята Акра - последний город, остававшийся в руках крестоносцев.

Не все калики погибли от рук "злых татаровей". Например, в 1341 году Псковская летопись описывает подвиги калики Карпа Даниловича, во главе 50 "удалых молодцов" отразившего набег ливонских рыцарей. Но это была уже агония русского духовно-рыцарского ордена...

Свои тайные знания калики пытались передать следующим поколениям в зашифрованных посланиях-былинах. Но до наших дней дошла, видимо, лишь малая часть этой информации. Дело в том, что монголы преследовали калик-сказителей (в то время как к православной церкви ордынцы относились вполне доброжелательно). По свидетельству итальянца Плано Карпини, в 1245 году посетившего Россию, некий монгольский баскак Сарацин (!) ловил русских нищих и уводил их в Орду. Возможно, итальянский монах под словом "нищие" имел в виду калик. Собственно говоря, они и сами себя так называли. "Расплакалась нищая братия, / Расплакались бедные - / убогие, слепые и хромы", - говорится в одном духовном стихе.

Так и пришел конец самым загадочным героям русского эпоса.
 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован