Эксклюзив
13 января 2009
3567

Иван Морохин: Законность или целесообразность? (опасные тенденции российского правосудия)

"Демократия - это диктатура закона, а не тех, кто по должности обязан этот закон отстаивать".
Владимир Путин

"Отличие наших государств состоит в том, что у вас руководят люди, а у нас - законы".
Из беседы У.Черчилля с И.Сталиным

Не один год работая по делам своих доверителей/подзащитных, и общаясь с коллегами, я не мог не заметить опасных тенденций в современном российском правосудии. На мой взгляд, их всего две: частая подмена законности, "политической" целесообразностью, на фоне снижения качества правосудия и общей эрудированности судей, и усложнение, в т.ч. удорожание доступа к правосудию для простых граждан, однако, их значение и негативное влияние на общий уровень правосознания наших соотечественников очень велико.

Начнем со статистики результатов рассмотрения уголовных дел. Хотя официальной публичной статистики по этому вопросу попросту не существует, при желании, собрать ориентировочные данные в Интернете все равно можно.

По разным оценкам, доля оправдательных приговоров в российских судах составляет от 0,7% до 3% от общего числа вынесенных приговоров. Это мизерный показатель.
Для сравнения: в судах США доля оправдательных приговоров составляет 17-25%.
В чем причина такого огромного расхождения? Что это - национальная традиция, или показатель непревзойденного мастерства отечественных правоохранителей?

Попробуем обратиться к истории.
Вот что пишет по этому поводу профессор А.Смыкалин (Российская юстиция, N 6, 2002 г.) "В РСФСР в 1935 году народными судами было вынесено 10,2% оправдательных приговоров (к общему числу привлеченных к ответственности); в 1936 году - 10,9%; в 1937 - 10,3%; в 1938 - 13,4%; в 1939 - 11,1%; в 1941 - 11,6%".
Это, надо сказать, мало по сравнению со статистическими данными 19 века как в Европе, так и в дореволюционной России:
"Уголовная статистика разных стран дает нам указание(http://yurfak2003.narod.ru/zayavleniya/vistupleniya.htm), что средним числом из 100 подсудимых, привлекаемых к уголовной ответственности, 25 выходят из зала суда оправданными. Для России эта цифра несколько больше - 31 процент, а для Московского округа достигает 34 процента. Почти треть обвиняемых были не виноваты, но судились. Из 32 тысяч лиц, бывших под судом в 1874 году в окружных судах, более 10 тысяч были оправданы".
Для сравнения - в России в 2004 году оправдано 0.4% подсудимых, в 2006 - 1%.
Некоторым может показаться, что это свидетельство того, что до суда доходят только качественно расследованные уголовные дела, и все подсудимые обоснованно привлекаются к уголовной ответственности.
На мой взгляд, это глубочайшее заблуждение. Современная судебная система ориентирована на "вытягивание" любых, даже самых "провальных" для стороны обвинения дел, и повсеместное "исправление" (покрывательство) огрехов следствия.
Судьи, чья независимость является не реальной, а декларативной, попросту "держат нос по ветру", боятся стать "белой вороной" и лишиться своего поста, т.е. молча следуют общеобвинительной тенденции. В результате, практически любой подсудимый, невзирая на доказанность и доводы защиты, должен быть осужден, ведь "дыма без огня не бывает?". Вот что значит "профессионализм" судей.
Мнение непрофессионалов - присяжных заседателей - обывателей, допущенных к участию в отправлении правосудия, сильно отличается от профессионального взгляда судей. Так в апреле 2006 г. председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев заявил, что процент оправдательных приговоров в судах присяжных составил 18%, тогда как в обычных судах лишь 3%. При этом он отметил, что оправдательные приговоры, с появлением такой возможности отменялись судами вышестоящей инстанции в 43% случаев.

Помимо готовности судей в поддержании благовидной статистики органов обвинения, есть и еще один сдерживающий фактор: пусть и номинальная, но все же вероятная реабилитация оправданного, т.е. компенсация причиненных страданий за счет государства. При этом каждый судья понимает, что бюджет "не резиновый", и "пряников сладких, всегда не хватает на всех". Как сказал мне в приватной беседе один уважаемый (ныне покойный) судья: "В нашем деле, если доказательств нет и само дело разваливается, целесообразней не оправдывать, т.к. кассация все равно отменит, а давать условно. Так всем спокойней".

Вот и судят у нас, не по законам, а по понятиям целесообразности и стабильности, в угоду всевозможным указаниям "сверху" и вынося приговоры на основании "позвонкового" права.
При этом, все вышеизложенное относится не только к сфере уголовного судопроизводства. В равной степени, явная государственническая ориентированность относится и к административным и к гражданским делам.

Чтобы не быть голословным, приведу несколько реальных примеров из своей практики.

Один молодой человек, согласно постановлению мирового судьи, сделал буквально следующее: "расклеивал плакаты на памятник им. Ленина, призывающие открыть глаза и начать отстаивать свои права, на замечания не реагировал, вел себя вызывающе, выражался грубой нецензурной бранью". Тот факт, что самописный плакат был всего один, а возмутитель спокойствия, был безобразно трезв, (что подтверждено медицинским заключением) и находясь в одиночестве, на безлюдной в это время площади, попросту не мог никого оскорбить, даже если бы и выражался нецензурной бранью в отсутствие слушателей (что весьма сомнительно), не смутили судью, которая квалифицировала сей инцидент не как "Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования" (т.е. по ст. 20.2 КРФ об АП), а как "Мелкое хулиганство" (т.е. по ст. 20.1 КРФ об АП), упрятав протестанта на 15 суток в изолятор временного содержания.
При этом, когда я знакомился с материалами этого дела, даже стены суда шептали мне, что обжалование любое бесполезно, т.к. дело на контроле "на самом верху" (его даже возили на проверку, на ту самую площадь, и несколько раз звонили). Я больше чем уверен, что выйди этот "политический" страдалец не на безлюдную центральную площадь областного центра, оборудованную камерами видеонаблюдения, и постами охраны административных зданий, а на многолюдную торгово-развлекательную, инцидент остался бы незамеченным, и в худшем случае, демонстрант отделался бы тысячерублевым штрафом. Такое вот правосудие. (материалы этого дела опубликованы на сайте: http://www.best-lawyers.ru/practic.php3?kod=113&adv=0 ).

Иногда, помимо обвинительного рвения и готовности выполнения высочайших указаний, судьи демонстрируют удивительную профессиональную некомпетентность, а скорее свое нежелание разбираться в тонкостях законодательства и конкретного дела за ненадобностью. Результат ведь все равно известен заранее.
Чаще всего, это касается пресловутых "споров хозяйствующих субъектов" и дел касающихся интеллектуальной собственности, когда эти дела используются как инструмент конкурентной борьбы и "зачистки" рынка.
Сценариев устранения конкурентов при помощи административных и правоохранительных органов множество, но суть их одна - "за долю малую", многие правохоронители готовы остановить бизнес конкурента, арестовав его имущество, банковские счета, а лучше и его самого, и разместить в освободившейся нише аналогичного, но своего и подконтрольного буржуина. Даже термин специальный для подобных дел не только появился, но и прижился - заказуха.

Большинство судей понимает, что если дела возбуждают, то это кому ни будь нужно, но все равно послушно выносят приговоры, почти дословно повторяющие обвинительное заключение, а вышестоящие судебные инстанции, в большинстве своем, лояльно "засиливают" их.

Вот простой пример: гражданин открыл компьютерную библиотеку, в которой любой желающий мог ознакомиться с содержанием всевозможных, приобретенных в свободной продаже компьютерных дисков. Вполне логичным, было бы проверить соблюдение авторских прав на содержащиеся на них произведения. Однако, сотрудникам милиции это видимо показалось слишком сложным и долгим, а "выдавить" человека нужно было быстро.
В результате появилось уголовное дело (http://www.best-lawyers.ru/practic.php3?kod=4&adv=0 ) по обвинению предпринимателя в распространении порнографии (ст. 242 УК РФ), принадлежность произведения к которой определялась "экспертом - киномехаником" по принципу: возбуждает его или не возбуждает, а не на основании отсутствующего законодательного определения, и распространении вредоносных программ для ЭВМ (ст. 273 УК РФ), т.е. компьютерных вирусов, аккуратно собранных и в явном виде представленных на диске, с предостерегающей надписью. На мой взгляд, с тем же успехом можно привлекать к уголовной ответственности практически любого аптекаря или продавца уксуса. Действительно, если уж человек решил отравиться уксусной эссенцией, то делом всей жизни следователя конечно же должна стать поимка того негодяя, который продал самоубийце сильнодействующий яд, и быстренькое привлечение его к уголовной ответственности за убийство. Ну и конечно нельзя забывать о тех, кто еще не успел отравиться, и даже не думал сводить счеты с жизнью - "продавца-подлеца" следует привлечь еще и как пособника, или даже организатора массового употребления уксуса.
Казалось бы - никакой логики, однако прошло

Или другой пример: владельца игрового компьютерного клуба обвиняют в нарушении авторских прав (ст. 146 УК РФ) только на том основании, что у него отсутствуют голографические наклейки на компьютерах, исходные (инсталляционные) диски и коробки от них. При этом, создается потрясающий прецедент - любой покупатель компьютера, с предустановленным программным обеспечением, причем легальным и оплаченным, может считаться "пиратом" если он потерял коробки и наклейки, которые ему вручили в магазине. Мнение самого (обокраденного) производителя программного обеспечения, никто даже не спрашивает!
И это только самые явные "ляпы". Однако, будучи вписанными в приговор, они становятся почти законом. И это уже не смешно.

Гражданское судопроизводство ничем не лучше.

В одном провинциальном городке, жил некий сильно пьющий, но зажиточный гражданин, которого врачи признавали бесплодным в силу объективного состояния здоровья. И была у него жена веселого нрава, с которой он однажды благополучно развелся, и вскоре, при странных обстоятельствах, умер. А через непродолжительное время (в пределах естественных сроков), его бывшая жена родила мальчика, который и был зарегистрирован ей в качестве сына и единственного первоочередного наследника усопшего. Бывшая супруга тут-же окупировала квартиру и мигом прибрала документы на все остальное имущество, а медицинские документы бывшего супруга выбросила.
Братья и сестры, вмиг оттесненные от наследования, пытались оспорить отцовство, и соответственно право на наследство невозможного "сына" наследодателя, но не тут-то было: суд даже не принял исковое заявление, т.к. они (бесспорные родственники) не наделены правом оспаривания отцовства усопшего. Не принял суд никакие аргументы об аналогии права и универсальном правопреемстве, по сути, своим решением изменив объективные законы бытия, и дав опасную подсказку другим, не менее предприимчивым "наследникам".

Подобных примеров в моей практике встречается множество, и каждый из них уникален. Однако, каждый случай вынесения неправосудного судебного решения или приговора, разрушает самые основы правосознания - веру граждан в справедливость суда, и саму возможность судебного разрешения их проблем.

Российские служители Фемиды признаны одними из самых коррумпированных в мире, сообщают Новые Известия(http://www-theta.rbc.ru/digest/index.shtml?novie_izvestiya), 25.05.2007 г.
24 мая 2007 года, международная правозащитная организация Transparency International представила доклад о коррупции в судах 62 стран мира. Россия в этом сомнительном рейтинге заняла 43-е место, расположившись между Тайванем и Венесуэлой. Главными причинами коррумпированности российских судей названы низкие зарплаты и отсутствие контроля со стороны гражданского общества.
Доклад составлен по результатам опросов общественного мнения и экспертных опросов бывших судей из 62 стран мира. Самыми законопослушными признаны суды в скандинавских странах - Дании, Швеции и Финляндии. Так, по мнению 81% датчан, коррупция в судах их страны незначительна либо отсутствует вовсе. В десятку стран, где живут самые честные судьи, вошли Сингапур, Норвегия, Германия, Швейцария, Люксембург, Малайзия и Исландия. А самые коррумпированные судьи живут в Камеруне, Перу и Парагвае. Основными признаками "нездоровой" судебной системы в докладе названы политическое вмешательство в ход судебного процесса и подкуп судей. Также далеки от независимости служители Фемиды в Азербайджане, Хорватии и Турции, где судьи назначаются исполнительной властью. В Грузии и Румынии сильная коррумпированность судов связана с плохим финансированием судебной системы. Чешские суды подверглись критике за "недостаточную прозрачность", французские - за "тесные связи между гособвинителями и исполнительной властью", английские - в связи с участившимися обвинениями и приговорами по делам о коррупции в правоохранительных органах.
Коррумпированной нашу судебную систему считают более 60% граждан. В докладе говорится, что российские власти за последнее время "увеличили свое влияние на судебную систему", а отставки судей во многих случаях вызваны "давлением со стороны коррумпированных председателей судов".

К великому сожалению, презумпция невиновности, и ее главные принципы: лучше отпустить сотню виновных, чем посадить одного невиновного; состязательность сторон; толкование всех неустранимых сомнений исключительно в пользу подсудимого; в наших судах попросту не работают. При этом - в судах соблюдается хотя бы видимость законности.
На досудебных стадиях все гораздо хуже, но на следствии у людей хотя бы слабая, но остается надежда на справедливый суд, а суд эти надежды оправдывает все реже

Может быть именно поэтому многие наши сограждане предпочитают решать свои проблемы не в суде, а другими, внеправовыми способами, например, как дальневосточные автомобилисты выходя на улицу? Не в этом ли причина самоуправных действий кредиторов, отчаявшихся получить свое в рамках безрезультатного исполнительного производства? Не в этом ли кроются источники правового нигилизма вообще?

При этом, для изменения ситуации, даже не нужно кардинально менять наши законы. Они совсем не плохи. Плохо, что вектор их применения, к сожалению, на практике определяется не Основным Законом (ст. 18), не единственным источником власти (ст. 3) а слугами, уже забывшими кто и зачем их нанял

Я далеко не сторонник отказа от судебных форм правосудия, и в моей практике оправдательные приговоры встречаются даже чаще чем у многих моих коллег. Удручает другое - оправдательный приговор, или иное, вынесенное не в пользу государства судебное решение, становятся все более чудесным исключением, но не по закону, а потому, что суду так проще, спокойнее и целесообразнее. В целом - патриотичнее. Причем никаких прямых и явных указаний судьям зачастую и не требуется. Судьи - люди умные, сами понимают, как нужно Родину любить.

Я тоже люблю и уважаю свою Родину, но я, как и большинство наших сограждан, хочу, чтобы эта любовь и уважение были взаимными.

Морохин Иван Николаевич

www.viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован