13 октября 2004
91

КАХА БЕНДУКИДЗЕ: `ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО БЫТЬ ВМЕНЯЕМЫМ ЗАКАЗЧИКОМ`

Предприятия, входящие в состав `Объединенных машиностроительных заводов` (ОМЗ, группа `Уралмаш-Ижора`), выпускают продукцию как гражданского, так и военного назначения. В то же время ОМЗ являет собой пример компании, которая активно занимается внутренней реструктуризацией. Проблемы, с которыми сталкивается эта компания, во многом позволяют судить об общей ситуации с реформированием оборонно-промышленного комплекса. О них рассказывает в интервью `Русскому фокусу` глава ОМЗ Каха Бендукидзе
Каха Автандилович, группа `Уралмаш-Ижора` активно избавляется от непрофильных активов. Попадет ли под сокращение оборонный сектор бизнеса вашей компании? Или, наоборот, вы считаете его перспективным направлением, которое надо развивать?

Оборонный сектор в ОМЗ - это не какие-то специальные мощности. Наш судостроительный завод в Питере выпускает десантные корабли на воздушной подушке, быстроходные пограничные катера. Мы дооснастили завод оборудованием для работы с тонким металлом, а применять его можно универсально - от сварки алюминиевых корпусов для катера до изготовления сосудов низкого давления для АЭС или нефтехимии. И есть люди, которые обладают достаточными знаниями и квалификацией.

Такая же ситуация и с заводом `Красное Сормово` - он может делать и подводные лодки, и сухогрузы, элементы буровых платформ. Так что у нас нет такой задачи - закрывать наши оборонные мощности. У них есть и гражданское применение, есть потенциал.

В то же время мы не собираемся агрессивно развивать сектор ОПК. Это сектор рынка, на котором существует только полтора покупателя. Один покупатель - это российские Вооруженные силы. За половину покупателя можно считать потенциальный экспорт, он вторичен по отношению к основному покупателю. Сейчас в российском ОПК сложился перекос - объем экспортных продаж существенно превышает объемы внутренних закупок. Но совершенно очевидно, что в долгосрочной перспективе такая ситуация сохраняться не может. Никто не купит оружие, которое не закупает армия страны-производителя.

Считается, что продукция нашего ОПК весьма конкурентоспособна - у нее высокий технический уровень и низкая цена.

У России был огромный потенциал, мы могли бы занять первое место в мире по этому направлению. Вот что обидно. Ведь сейчас мы просто амортизируем НИОКР 50-х - 80-х гг. В нынешних российских экспортных контрактах, например по авиации, нет никакой сверхприбыли. Если правильно считать амортизацию, а не полагать, что наследство Советского Союза нам досталось даром, то это была бы совершенно нормальная прибыль.

Бог, если он и есть, вряд ли управляет себестоимостью в российском ОПК. Если во всем мире стоимость строительства самолета достигает порядка $100 млн, то почему мы их умудряемся построить за $17 млн? Они что, из соломы сделаны? Или из фанеры? Ведь цены все мировые, зарплаты низкие, зато рабочих много. Просто все предыдущие инвестиции оцениваются нулем. В создание наших вооружений, включая обучение конструкторов, фундаментальные исследования, НИОКР, строительство основных фондов, были вложены сотни и сотни миллиардов долларов. Значит, либо мы это амортизируем, либо просто проедаем наши фонды и переходим на гораздо меньшую конфигурацию.

Но государство должно быть вменяемым заказчиком. Зачем нам строить подводные лодки, если само правительство борется с этим нерыночными и непатриотичными методами?

Если можно, конкретизируйте последнюю мысль.

Вот, например, контракт на строительство дизель-электрических подводных лодок для Китая. Казалось бы, чего проще - посмотреть, кто сможет сделать лучше и качественнее, тому и отдать заказ. `Красное Сормово` последние десятилетия специализировалось на строительстве дизель-электрических лодок, и наши лодки, поставленные на экспорт, себя очень хорошо зарекомендовали, есть большой опыт. Да не только мы, есть и другие предприятия, которые могут работать на экспорт по этому контракту. В итоге, для Китая мы достраиваем одну лодку, а несколько лодок строит `Севмаш`, который никогда не строил дизельные лодки. Почему? Наверное, из жалости. Это какой-то непрерывный плач Ярославны, помогите нам, закажите что-нибудь. А нам чиновники говорят - зачем вам этот контракт давать, вы и без него проживете.

Но ведь и вправду проживете?

Да, но если хочешь создавать прозрачную и эффективную компанию, то получается, что она не может работать в области ОПК. Потому что мы, допустим, открыто заявляем: `Вот эти технологии у нас самые лучшие`. Инвесторы верят, а заказ в итоге получает другой - потому что его жальче. Инвесторы чувствуют себя в дураках, и мы тоже. Невыгодно быть хорошим.

В структуре госзаказа очень много политики. Иногда губернатор просит заказ, иногда хотят `спасти` предприятие или еще какая- нибудь причина находится. А общепринятые критерии - цена, качество, сроки - в этом выборе не участвуют.

Если так, то в чем тогда цель тендера?

Выбрать худшего из тех, кто еще способен построить. Чтобы помочь ему. Вот был госзаказ на производство контейнеров для выгрузки топлива из атомных подводных лодок. Кроме нас, их никто не делал и делать не умеет. Но власти говорят - надо тендер провести. В результате участвуем мы и `Севмаш`. Мы предлагаем минимально рентабельную цену за контейнер - $140 000. `Севмаш` предлагает $60 000. Тендерная комиссия пишет заключение, что `Севмаш` не способен сделать эти контейнеры. Но они пошли к тогдашнему атомному министру, и он просто порвал протокол. В итоге мы проиграли тендер.

Прошел год, и `Севмаш` пишет письмо, что сделать контейнер по такой цене нереально. Это действительно нереально. В итоге им повышают цену до $138 000. Немного дешевле, чем мы предлагали, но, может, они налоги не заплатят.

Почему-то у вас все примеры связаны с `Севмашем`...

Таких примеров много. Вот, контракт на ремонт двух алжирских корветов передали на Кронштадтский завод - один мы строили, другой на Зеленодольском заводе. Отдали контракт из жалости - казенное предприятие, люди зарплату восемь месяцев не получали.

Средства были освоены с лихвой. Не просто освоены. Там по ходу дела крупные узлы - размером с комнату - от этих фрегатов просто терялись куда-то. А сроки сдачи переносились восемь раз. Но в строй эти фрегаты так и не вступили - по одним данным, на обратном пути поломались, по другим - их так и не отремонтировали. В результате Россия чудовищно потеряла позиции на этом рынке, а Кронштадтский завод стал банкротом. Хотя ГУП даже банкротить нет смысла - оно как было должно государству, так и останется.

В связи с этим возникает вопрос об эффективности государственных и частных предприятий в ОПК.

У наших некоторых госчиновников существуют очень большие мифы и предания о том, как должен функционировать ОПК. Государственное унитарное предприятие для них остается священной коровой. Хотя существенная часть оборонных предприятий уже находится в частной собственности - и нельзя сказать, что они от этого стали хуже работать. Я спросил недавно у одного директора ГУПа - хорошего директора, - не собираются ли их приватизировать. Он ответил: `К сожалению, нет`. Он человек умный и понимает.

А у чиновников пока остается пренебрежение к частной собственности в этой сфере. Говорят, что нужен контроль государства. Так ведь никто с этим не спорит. При производстве котлов тоже нужен контроль государства, и для этого есть соответствующие органы - Гостехнадзор и Котлонадзор. А пока получается нарушение Конституции, в которой записано, что все формы собственности равны.

А что, ГУПы - `более равны`?

Существенно `более равны`! Вот мы можем делать торпедные аппараты. Но чиновники говорят: `Вы не государственная компания, вам нельзя. Лучше мы вложим $100 млн и создадим государственное производство торпедных аппаратов`.

Такая система заинтересована только в освоении средств. Мы работали по одному экспортному контракту с `Росвооружением`, еще до создания `Рособоронэкспорта`. Они нам предлагали: `Давайте засекретим контракт, тогда налоговая к вам не придет...` Но в другой-то раз все равно ведь придет! Мы хотим иметь нормальные доходы и платить с них нормальные налоги.

Сейчас, при обсуждении реформы ОПК, говорят о создании холдингов и внебюджетных фондов для привлечения финансирования. Что вы думаете по этому поводу?

Чиновники любят говорить о холдингах, но это вообще не холдинги. Что это такое, понять невозможно. Просто слово на букву `Х`, и звучит хорошо. Они, наверное, так рассуждают: `Дерипаска и Мордашов построили холдинги и вроде бы неплохо живут, вот и мы будем холдинги строить`. Рассуждения на уровне первого курса. Я видел проекты `холдингов`, в которые были включены принадлежащие нам частные предприятия. И никто у нас не спрашивает.

Еще возникла мысль - часть прибыли от экспорта отнимать и на эти деньги заказывать новую технику. Должно быть наоборот - производители должны получать прибыль и пускать ее на развитие. Вот возьмем, для примера, производство прокатных станов. Никто ведь не создает внебюджетные фонды, чтобы финансировать создание новых образцов прокатных станов. А тут обратная логика. Причины понятны, но они смехотворны.

Для правильной реструктуризации ОПК нужна его глобальная приватизация, только без всех этих `золотых акций`, внебюджетных фондов, холдингов и прочих маразмов. Нужно разрушить все чиновничьи связи. Пока защита госинтересов служит прикрытием для коррупции.

Какая-то нерадостная картина у вас получается...

Было бы странно, если бы я сказал: здание строится неправильно, но оно будет хорошим. Если задача в том, чтобы как можно больше заплатить штукатурам, - получим ребристые стены, все в дырах. Если люди строят `холдинги` - этого уже достаточно.


Русский фокус, 22.07.2002http://nvolgatrade.ru/
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован