11 апреля 2002
154

Как развиваться якутскому селу, какие факторы влияют на рост сельского производства и его стабильность

ТЕОРИЯ + ПРАКТИКА
О ХОРОШО ЗАБЫТОМ СТАРОМ


Как развиваться якутскому селу, какие факторы влияют на рост сельского производства и его стабильность

1. Экологическая парадигма Севера
Величайшим вкладом якутского народа в мировую цивилизацию является продвижение животноводства на северную окраину ойкумены - среды человеческого обитания.
Из северных регионов всей планеты только в Якутии содержатся самые многочисленные табуны лошадей (до 210 тысяч голов), самые большие стада крупного рогатого скота (до 480 тысяч), при самом продолжительном стойловом периоде (225 дней). И нигде в мире на северных широтах, кроме Якутии, не заготавливается так много сена (до 550-650 тысяч тонн).
Устойчивое развитие животноводства в экстремальных условиях Крайнего Севера стало возможным благодаря:
- выработке стратегии гармоничного сосуществования человека с природой (У.А. Винокурова, 1994: И.И. Поисеев, 1999; Ф.С. Тумусов, 2001);
- тяжелому физическому труду поколений якутских скотоводов, не знающих отдыха в течение веков.
Северный человек не противопоставляет себя природе. Он считает себя частицей природы, ее составной частью. В этом принципиальное отличие менталитета якутов от менталитета представителей западной цивилизации.
Стратегия гармоничного сосуществования человека с природой определяет не только способ ведения хозяйства, но и весь уклад жизни, быта якутского скотовода, его менталитет. Являясь концептуальной основой построения всех сторон деятельности якутского народа (материально-производственной, духовной, культурной, бытовой), стратегия гармоничного сосуществования человека с природой, по существу является экологической парадигмой развития якутов.
Парадигма гармоничного сосуществования якутского народа с природой построена на приоритете экологического императива - на обязательном соблюдении условия неприкосновенности экологического благополучия окружающей природной среды при любых формах деятельности человека: хозяйственной, бытовой, поведенческой, ментальной. Требования экологического императива были воплощены нашими предками в учении Айыы (Л.А. Афанасьев, 1993) как система `аньыы` - ряд запрещенных греховных поступков человека, могущих причинить хоть какой-то ущерб природе. И требования экологического императива выполнялись якутам неукоснительно, на уровне табу.
В основу стратегии гармоничного сосуществования человека с природой наши предки заложили следующие принципы (У.А. Винокурова, 1994):
- осознанное ограничение удовлетворения жизненных, хозяйственных потребностей рамками естественного восстановления продуктивности экосистем;
- минимизация антропогенной нагрузки на окружающую природную среду.
Форсированному эмпирическому усвоению требований экологического императива способствовала весьма жесткая реакция суровой природы Севера на малейшие промахи, в неведении допускаемые человеком. Не пытаясь подчинить, покорить природу, якутские скотоводы, адаптируясь к ней, нашли свою экологическую нишу в аласных и пойменных лугах, не посягая на ягельные пастбища, по которым кочевали тунгусы-оленеводы, а просторов охотничьих угодий в бескрайней тайге хватало и тем, и другим.
Высокий уровень экологичности северной цивилизации подчеркивал академик И.П. Герасимов: `Совершенно бесценны и заслуживают всестороннего изучения те хозяйственные навыки и культурные традиции якутского и других малых народностей Севера, которые с глубоким пониманием столь замечательных особенностей природы своей территории заселили ее и всесторонне освоили.... Используя уже в течение веков эти формы хозяйственной деятельности, они в то же время не наносили `незаживающих ран` природе территории, на которой они живут` (1985, с. 175-176).
Якутские скотоводы к парадигме гармоничного с природой сосуществования пришли эмпирически, путем практической адаптации форм хозяйственной деятельности, уклада жизни, быта к экстремальным условиям северной природы не позже XIV века II тысячелетия (так датирует А.И. Гоголев, 1993 г., первые памятники скотоводческой кулун-атахской культуры на территории Якутии). Мировое научное сообщество создало подобную теорию коэволюции человека с биосферой в последнем веке II тысячелетия в поисках парадигмы устойчивого развития человечества.

2. Развитие земельных отношений в Якутии
Земельные отношения среди якутов до прихода русских в Ленский край были построены в соответствии со стратегией гармоничного сосуществования с природой, на уровне `табу`. Государственной собственности на землю не было, поскольку не было самого государства при общинно-родовом строе, характерном для якутского народа той эпохи. Не было и частной собственности на землю, так как земля, по убеждению якутов, являлась общим достоянием всех, кто на ней живет. Из материалов исторического фольклора (С. Боло, 1999; Г.У. Эргис, 1955), исследований историков (К.И. Горохов, 1955; С.А. Токарев, 1974) и других (С.Ф. Тумусов, 2001) следует, что сенокосные угодья находились в общинном владении родовых племен. Главы родов распределяли сенокосные участки в индивидуальное пользование отдельным семейным хозяйствам. Индивидуальное землепользование позволяло скотоводам расселяться по аласным и пойменным лугам разрозненными хуторскими хозяйствами. Хуторский, дисперсный тип расселения практиковался нашими предками не из склонности к уединенной жизни, а в целях снижения нагрузки на кормовые угодья. Той же цели служили сезонные перекочевки с зимника (кыстыка) на летние пастбища (сайылыки). Первые скотоводы практиковали перекочевки и на осенние отавные пастбища (оторы).
При присоединении к России земли Якутского края согласно Соборному уложению 1649 года были объявлены собственностью царя - главы Российского государства (М.М. Федоров, 1991). Ясак, уплачиваемый якутами царской казне, представлял собой ренту, выплачиваемую государству за пользование землями (Г.П. Башарин, 1956; В.Н. Иванов, 1994).
Ясачная комиссия 1766-1768-х годов, возглавляемая М.М. Черкашениновым, преследовавшая фискальную цель по увеличению ясачного сбора, оставила неизменным действовавший до этого порядок земельных отношений, закрепив их юридически (К.И. Горохов, 1960).
Размер покосного надела был установлен в зависимости от величины уплачиваемого ясака. Сенокосный надел измерялся количеством стогов сена (`остожье`), собираемого на данном участке, т.е. учитывались урожайность и площадь участка. Бедняки, которым уплата ясака была не под силу, лишались покосных наделов. Они могли выкашивать сено на вненадельных землях: заболоченные, закочкаренные, закустаренные, лесные луга, неиспользуемые луга дальних речек и т.д. (Н.А. Виташевский, Л.Г. Левенталь, Д.М. Павлинов, 1929).
На князьцов наслегов, наряду с обязанностями по сбору ясака, было возложено право распределения покосных наделов отдельным хозяйствам в индивидуальное пользование. В наслегах проводились переделы покосных наделов из-за сильной пестроты урожайности покосных участков, меняющейся каждый год в зависимости от условий увлажнения (Г.П. Башарин, 1960).

Комиссия описала все удобные для жизни места: озера, луга, реки, речки и распределила их по улусам, наслегам и родам, которым были вручены ведомости с обозначением всех принадлежащих им угодий. Никто не мог считать свой надел собственностью, он давался ему только в пользование. Собственностью считалась усадьба с огороженным участком, где стоял дом (Д.А. Кочнев, 1889).
Выгоны находились в общем пользовании обитателей сайылыков-летников.
Комиссия запретила куплю-продажу земельных участков (Г.П. Башарин, 1956). Сенат напоминал Якутскому областному управлению, что земли Якутской области принадлежат казне (И.И. Майнов, 1912). Ф.Г. Сафронов (1977), А.С. Чертков (1999) утверждают, что частной собственности на землю в Якутии никогда не было.
Таким образом, ясачная комиссия М.М. Черкашенинова, убедившись, что индивидуальное пользование сенокосными участками является наиболее эффективной формой их пользования ясакоплательщиками, узаконила его юридически. При этом сенокосы, оставаясь в государственной собственности, находились в общинном владении на уровне наслегов.
Сохранение индивидуального землепользования в царской России позволило якутским скотоводам продолжать традиционный образ жизни и хозяйствования в соответствии со стратегией гармоничного сосуществования с природой.
В советской Якутии после Октябрьской революции все земли оставались в государственной собственности, частная собственность была запрещена.
Хотя земли остались в государственной собственности, изменилась суть субъекта собственности: место царской власти заняла диктатура пролетариата, провозгласившая власть трудящихся. Земли сельскохозяйственного назначения были переданы в пользование тем, кто ее обрабатывал. И в Якутии сельскохозяйственные земли были поделены между всеми жителями наслегов, от детей до стариков, поровну. При этом у баев и тойонов отбирались излишки земель, им отводились сенокосы и пашни худшего качества, а беднякам и середнякам передавались лучшие, урожайные земли. Земли передавались крестьянам в постоянное индивидуальное пользование безвомездно.

3. Расцвет скотоводства традиционного уклада
В первые же мирные годы после гражданской войны (после 1922 г.) якутское село почувствовало реальную поддержку Советской власти в виде льготного финансового и товарного кредитования. Появились коммуны, ТОЗы (товарищества по обработке земли), куда вступали на добровольных началах. Не было дискриминации единоличных хозяйств, разрешались аренда земли, использование наемного труда.
В эти годы с либеральными экономическими условиями, при реальной поддержке государства, якутское скотоводство, основанное на пока сохраняемом традиционном индивидуальном землепользовании, получило небывалое развитие (рис.1). В 1929-1931 гг. численность крупного рогатого скота составила 470-490 голов (Г.Г. Колесов, 1932; Статистический справочник Якутской АССР, 1941). Кстати, численность крупного скота в 464 тысячи предусмотрена среди показателей, обеспечивающих продовольственную безопасность Республики Саха на 1993 год (Н.Н.Тихонов, 1996). В 1932-1936-е гг. поголовье крупного рогатого скота поддерживалось на уровне не ниже 445 тысяч (все данные приведены на 01.01.). В истории Якутии развитие скотоводства никогда до и после этих лет не достигало такой высоты.
При коллективизации в колхозы в первую очередь шли земледельцы: к 01.01.1932 года пашни были обобществлены на 60 % (Сведения Наркомзема ЯАССР..., 1933). Скотоводы объединялись неохотно: обобществление скота к 1933 г. было всего 9,6 % (А.А. Избекова, 1958), к 1937 г. - 14,6 и к 1940 г. - 26,1 % (Стат. справочник ЯАССР, 1941). Остальное стадо находилось у единоличников (в 1935 г. - 45,4; в 1937 г. - 24,7 и в 1940 г. - 1,8 %) и на личных подворьях колхозников (соответственно по годам 39,9; 57,1 и 68,2 %). Как видно из цифр, вступая в колхозы, якутские скотоводы, сохраняли основное поголовье скота в личных хозяйствах, оставаясь приверженцами традиционных форм скотоводства.
Представление о дисперсном типе расселения сельского населения в Якутии дают данные переписи населения, проведенной в 1926 г. (табл. 1). В этом году в Якутском, Вилюйском, Олекминском округах (по северным округам данных нет, а в Алданском округе практически все население было занято в промышленности и было сосредоточено в городах и рабочих поселках) сельское население проживало в 10401 зимнем населенном пункте. Преобладали поселения (58 %), где проживало от 1 до 3 домохозяйств. На 1 населенный пункт, в среднем, приходилось 23 человека, 32 головы рогатого скота.
Такое распыленное, хуторское расселение было характерным для всего периода досоветской Якутии.
Как показывают материалы переписи населения, дисперсный тип расселения сохранялся в 1933 г. - 12 186 сельских поселений, и в 1939 г. -10660 поселений (табл. 2).
С 1939 г. в Якутии началась кампания по поселкованию колхозов: сселение колхозников из отдельных хуторских поселений в колхозные поселки, что означало конец дисперсному расселению селян и окончательную ликвидацию остатков индивидуального пользования сенокосными угодьями.
Итак, в 1938 г. прервался многовековой период действия индивидуальной формы пользования сенокосами, начало которого идет от общинно-родовой, доцарской Якутии. В течение столетий якутским скотоводам удавалось сохранять возможность естественного самовосстановления урожайности кормовых угодий, удерживать хрупкое экологическое равновесие природы, не нанося ей незаживающих ран, как отметил академик И.П. Герасимов.
Т а б л и ц а 2
Изменение характера расселения сельского населения
и урожайность сена в Якутии
Годы Количество сельских населенных пунктов На 1 населенный пункт приходится в среднем Средняя урожайность сена, ц/га
людей голов скота
1926 11 743 23 32 20,0
1933 12 186 23 36 17,0
1939 10 660 29 38 14,7
1959 4 423 56 84 11,7
1970 1 317 220 275 8,4
1979 726 447 558 6,9
1986 715 444 567 7,1
1987 688 458 566 5,7
1989 641 495 647 7,3
1992 655 566 698 7,9
0,97 -0,87 -0,87 r


4. Коллективное землепользование - причина деградации лугов
С началом коллективизации началось разрушение традиционного уклада скотоводческого хозяйства якутского народа. Государство передало сельскохозяйственные земли колхозам в коллективное безвозмездное, вечное, постоянное пользование. К 1940 г. при завершении коллективизации индивидуальное землепользование практически исчезло. В колхозно-совхозный период оно осталось в виде `соток` (сотых долей гектара) приусадебных участков колхозников, садово-огороднических дач горожан.
Коллективная форма пользования кормовыми угодьями создала условия для поселкового типа расселения, чуждого традиционному укладу хозяйства и жизни якутских скотоводов (И.И. Поисеев, 1999; Ф.С. Тумусов, 2001). Кроме того, коллективизация и поселкование явились основой для вытеснения традиционной стратегии гармоничного сосуществования человека с природой агрессивной по отношению к природе стратегией техногенной интенсификации сельского хозяйства. Специалист по истории колхозов Якутии А.А. Избекова (1971) период 1939-1953-х годов (годы поселкования) считает этапом ликвидации полукочевого образа жизни якутских скотоводов и, что в 1952 г. поселок стал основной формой расселения скотоводов. Это означало окончательный слом традиционного экологичного уклада хозяйствования и жизни, торжество агрессивных к природе техногенных методов развития агропромышленного комплекса.
Без сомнения, колоссальные капитальные вложения в строительство поселков, в социальное развитие села, в механизацию, мелиорацию, химизацию агропромышленного комплекса Якутии в корне изменили социальный облик села, привели к крупным успехам в растениеводстве, но не вывели животноводство из состояния стагнации. В итоге коллективное земплепользование привело к деградации лугов, охватившей все элементы аласно-таежной экосистемы. В 1961-1985 гг. годовые суммы осадков в Центральной Якутии увеличились до 235 мм при 192 мм в период 1891-1948 гг. (М.К. Гаврилова, 1987). При таком заметном повышении увлажнения урожайность сенокосов снизилась с 15-20 до 8-13 ц/га (рис.2). Причину разлада естественно-логической связи осадки-урожай исследователи (Г.В. Денисов, А.Н. Прокопьев, 1979; Р.В. Десяткин, 1990; Д.Д. Саввинов, 1981 и др.) видят в многократном усилении зоогенной и антропогенной нагрузок на окружающую среду при образовании крупных деревень.
После поселкования были предприняты кампании по укрупнению колхозов, по реорганизации колхозов в совхозы, которые продолжили ухудшение экологического состояния кормовых угодий. Проведенное в 1986 году разукрупнение совхозов, в целях улучшения управляемости ими, не приостановило роста концентрации населения в поселках: сельские поселки продолжали укрупняться, вплоть до наступления переходного к рынку периода (табл. 2).
Статистическая обработка количественных параметров расселения селян и данных по средней урожайности сена в Якутии подтвердила очень сильную зависимость динамики продуктивности сенокосных угодий от динамики расселения сельского населения республики: коэффициенты корреляции (r) близки к 1,0 (табл. 2). Урожайность сена находится в очень сильной прямой связи (r = 0,97) от количества сельских населенных пунктов. Максимальная продуктивность сенокосов (от 14,7 ц/га и выше) наблюдалась при дисперсном типе расселения селян: это 1926-й, 1933-й, 1939-й годы, когда количество сельских поселений было больше 10 000. Переход от дисперсного к поселковому типу расселения (на таблице 1959-й год) и дальнейшее укрупнение поселков, т.е. уменьшение количества поселений, сопровождаются неизменным снижением урожайности сена.
Урожайность сена со средним количеством людей и скота в поселке связывает тесная обратная корреляционная зависимость (r = -0,87).
Коэффициент детерминации между урожайностью и количеством сельских поселений (d = r2 = 0,972 = 0,94) показывает, что в 94 случаях из 100 направление динамики урожайности сена определяется характером изменений расселения сельского населения.
Типы расселения селян в Якутии предопределялись формами пользования сенокосными угодьями. Дисперсное, хуторское расселение селян, при котором сохранялось экологическое благополучие природы, было возможно при индивидуальной форме пользования сенокосами. Коллективное пользование сенокосными участками создавало благоприятные условия для проживания поселками, со строительством которых началось ухудшение экологии окружающей среды. Таким образом, глубинную причину деградации сенокосных лугов следует искать в формах землепользования, а именно в коллективной форме пользования сенокосами, которая предопределяла поселковый тип расселения селян.


5. Восстановление индивидуального землепользования
в постсоветский период
С 1992 г., когда тихо скончалась власть Советов и Коммунистической партии, когда новая Россия переориентировалась с коммунистических идеалов на рыночную экономику, начался развал колхозов и совхозов.
В Республике Саха (Якутия) конституционно закреплена государственная собственность на землю с запретами купли-продажи земли и частной собственности на нее.
Началось разрушение коллективной формы землепользования и возрождение индивидуального землепользования: земельные угодья совхозов были признаны как сумма индивидуальных земельных наделов их работников.
Если в 1991 г. все земли находились в коллективном пользовании совхозов и подхозов государственных предприятий, то к 01.01.2000г. частному сектору (крестьянским, семейным и личным подсобным хозяйствам) в индивидуальное пользование уже передано 33 % всей площади пашен, 68 % сенокосов и 21 % пастбищ (табл. 3).
Типы хозяйств Формы землепользования Пашни Сенокосы Пастбища
Государственные, акционерные, кооперативные Коллективная 75,567 155,032 132,279
Крестьянские, личные подсобные Индивидуальная 35,833 326,768 34,221

Индивидуальное землепользование отличается высокой эффективностью: частный сектор, имея 33 % пашни, произвел 79 % картофеля и 73 % овощей по Якутии. Особенно результативными являются личные подсобные хозяйства, которые произвели 61 % картофеля, 63 % овощей, 64 % молока, 56 % мяса по Якутии за 1999 г. (Агропромышленный комплекс, 2000), и которые собирают сена с 1 га в 1,5 раза больше, чем коллективные предприятия (табл. 4), находясь в той же зоне.
При этом заметно, что:
- к индивидуальному земплепользованию скотоводы тяготеют больше (у них 68 % сенокосов), чем земледельцы с 33 % пашни;
- в кризисной ситуации в Якутии наиболее живучими, устойчивыми оказались мелкие, далее неделимые семейные и личные подсобные хозяйства, более стойкими, чем даже крестьянские хозяйства (Тумарча, 1999);
- в условиях раздельного учета выпуска продукции по отдельным категориям хозяйств четко выявилась несравненно более высокая эффективность хозяйств, основанных на индивидуальной форме землепользования, нежели при коллективной форме.
(Емельянов, Емельянов, 2001)
Зоны Форма землепользования
коллективнаяпредприятий индивидуальнаяхозяйств населения
Приленская 9,2 16,9
Лено-Амгинская 8,7 12,3
Вилюйская 8,4 15,5
По Центральной Якутии 8,6 14,2

Крестьянским, семейным и личным подсобным хозяйствам в Якутии оказывается реальная помощь в рамках субъекта Российской Федерации:
- разрешены аренда земли, использование наемного труда;
- в личное пользование крестьянам переданы сенокосные угодья, сайылычные участки;
- предоставляются товарные и финансовые кредиты семейным хозяйствам.
Благодаря возрождению индивидуального землепользования постепенно развивается сайылычное хозяйство, начинается восстановление заброшенных деревень и освоение периферийных кормовых угодий.

6. Как спасти якутские луга ?
Экологическое состояние лугов и сейчас ухудшается, поскольку причины деградации лугов продолжают действовать. Поселки остаются единственной формой расселения селян. Индивидуальное землепользование хотя и начинает возрождаться, но процесс идет стихийно, не получая законченного юридического оформления.
При сохранении текущей ситуации мы можем потерять луга, сперва пастбищные, затем сенокосные.
Нужна решительная и кардинальная перестройка стратегии использования кормовых угодий.
I. Стало очевидной необходимость возрождения традиционной стратегии гармоничного с природой сосуществования человека, обеспечившей сохранение хрупкой северной природы в течение многих веков (А.Н.Прокопьев, 1990; Ф.С.Тумусов, 2001). Эта стратегия полностью согласуется с современной теорией коэволюции человека и биосферы, основополагющим принципом которой тоже является абсолютный приоритет экологического императива перед любой хозяйственной деятельностью человека (Н.С.Павлова, 1997; И.И.Поисеев, 1999).
Возрождение традиционной стратегии гармоничного с природой сосуществования человека можно вести на основе идей адаптивной концепции сельского хозяйства (А.А.Жученко, 1994). В Якутии возможна реализация этой концепции в 2-х вариантах (Б.М.Миркин, М.М.Черосов, 2001):
- экстенсивный вариант (без химии, ирригации) для маргинальных земель (с очень экстремальными условиями для земледелия);
- компромиссный вариант (с ограниченным применением удобрений, гербицидов) для земель с менее жесткими для растениевоства условиями.
Из традиционных приемов ведения производства остаются актуальными:
- безусловное ограничение поголовья скота в соответствии с кормоемкостью кормовых угодий;
- сезонные перекочевки с зимника (кыстык) на летник (сайылык) и обратно;
- огораживание сенокосов, выжигание старики и т.д.
Применение инноваций должно ограничиваться экологической емкостью среды, запасами тепла и влаги в регионе. Предпочтение следует отдавать тем разработкам, которые усиливают экологическую устойчивость, расширяют адаптивный потенциал лугов и повышают их продуктивность.
В Якутии имеются разработки, отвечающие этим требованиям. Выведены местные сорта кормовых культур, обладающие высокой устойчивостью к условиям Якутии (Г.В.Денисов с сотрудниками, А.С. Яковлев и др. из ЯНИИСХа), разработаны экологичные нормы азотных, органических удобрений (А.И.Степанов), ведутся работы по ландшафтному земледелию (Л.С.Иванова), по биологическому связыванию атмосферного азота (М.Т.Яковлева). В Институте северного луговодства разрабатывается метод определения кормоемкости сенокосов, испытывается метод Д.С. Дзыбова, где одним из факторов, повышающих продуктивность лугов, является сохранение биоразнообразия аборигенной флоры.
При внедрении инноваций следует проявлять большую осторожность при мощной технической и энергетической оснащенности современного аграрного производства. Вполне вероятно, что низкий уровень энерговооруженности традиционного производства наших предков был в какой-то мере гарантией малой вероятности причинения крупного ущерба природе.
II. В целях создания условий для дисперсного, хуторского расселения скотоводов следовало бы юридически закрепить индивидуальную форму землепользования, в частности сенокосными угодьями.
Ряд последовательных зависимостей: индивидуальное землепользование - дисперсное расселение - минимизация нагрузки на природу - экологическое благополучие кормовых угодий действовал безотказно на протяжении многих веков. Замена исходного условия в этом ряду вызвала за короткий период цепь существенных изменений, приведя к противоположному результату: вытеснение индивидуальной формы землепользования коллективной (конец 1930-х годов) - поселковое расселение (с середины 1940-х гг.) - увеличение нагрузки на природу - деградация кормовых угодий (с середины 1950-х гг.).
А.Н.Прокопьев (1990), экономист, изучавший луговодство, считает экологически необходимым рассредоточение населения в целях разукрупнения стад рогатого скота, допуская это невыгодным с экономической точки зрения, а с социальной стороны даже вредным.
Действительно, альтернативы дисперсному расселению как способу спасения лугов Якутии, не видно. Для придания динамике населения направления в сторону рассредоточения нужно ввести в практику земельных отношений индивидуальную форму пользования землями.
Право индивидуального землепользования может быть постоянным, бессрочным, наследуемым, чтобы пользователь был заинтересован в повышении и сохранении плодородия используемой земли для себя и своих потомков.
Принципиально важным является контроль за безусловным соблюдением землепользователем требований экологического императива. Сохранение экологического благополучия земель в Якутии превыше получения хозяйственной прибыли от их использования. Государство должно оставить себе право собственника земель, чтобы:
- вести мониторинг за экологическим состоянием земель Якутии, которым в лучшем варианте присуще зыбкое квазистационарное равновесие, большая сельскохозяйственная часть которых выведена и из этого равновесия;
- применять штрафные и другие репрессивные меры к субъектам- пользователям, не соблюдающим требования экологического императива;
- проводить работы по улучшению экологического состояния земель, по повышению их плодородия.
Права и обязанности владения сельскохозяйственными землями государство может передать местным органам самоуправления на уровне наслегов.
Применительно к якутским аласам с шекспировским драматизмом встает гамлетовский вопрос: `Быть или не быть?`. Трагическая судьба аласов может быть предотвращена при возведении экологического благополучия аласных лугов в абсолютный приоритет перед экономическим, политическими и любыми подобного рода дивидентами.
Без аласов нет человеческой цивилизации на якутской земле.


И. ИВАНОВ,
научный сотрудник Института северного луговодства АН РС(Я).


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован