09 августа 2012
3059

Как снять Россию с нефтяной иглы

Беда политического позиционирования России - постоянное выхолащивание, в общем-то, вполне правильных идей и посылов. Как только одна часть политического класса выдвигает тезис, по сути верный и поддерживаемый обществом, так именно его же начинают повторять все остальные силы, вкладывая в него либо противоположный его сущности смысл, либо не вкладывая вообще никакого смысла.

В результате тезис утрачивает свое содержание и перестает восприниматься как реальное позиционирование и реальная задача, проходя мимо сознания тех, к кому он был обращен, и остается просто набором слов, утративших всякое значение. Это позволяет каждой политической силе упрекать своих соперников в том, что те не выполняют ими же оглашенные установки.

Правда, польза от этого все-таки тоже есть. Поскольку данный тезис хотя и воспринимается как выхолощенный и обессмысленный, но уже представляется общепринятым и неопровержимым. Вопрос всегда сводится к тому, что же все-таки нужно делать для реализации этого тезиса, и кому эта реализация оказывается невыгодна.

Все, о чем сказано выше, происходит и с призывом "слезть с нефтяной иглы". В сущности, он безусловно правильный: жизнь страны за счет продажи своих естественных ресурсов не вечна, такая практика неизбежно ведет к отставанию в отраслях, определяющих перспективу технологического и производственного развития. Но ведь никто внятно не говорит, что означает с нее "слезть".

Можно, например, просто перестать экспортировать сырье и металлы. Просто взять - и законсервировать. Тогда стране придется либо нищенствовать, как в 1990-е годы, либо начинать самой что-то производить почти с нуля по рыночной или по мобилизационной модели. По рыночной в условиях конкуренции с другими странами она тут же в той или иной форме поглощается ими: дешевая рабочая сила, отсутствие промышленного производства, крушение социальных программ.

Есть, конечно, мифы о том, что найдутся предприимчивые люди, которые в целях личного обогащения начнут сроить заводы, выпускать продукцию и ради победы в конкуренции с иностранным производством сделают ее более дешевой и качественной, чем в Японии и США. Но это даже не сказки для маленьких детей, а просто бред. Хотя возможно, что и сознательное одурманивание неискушенного общества.

Потому что для развития любого современного производства нужны долговременные вложения средств. То есть тот, кто вложит в него свои деньги, не должен рассчитывать на прибыль в ближайший период (если речь, разумеется, не идет о розливе водопроводной воды в пластмассовые бутылки, на которых написано, что это минеральная вода). Тем, у кого есть деньги, выгоднее найти им другое применение в других частях мира. А если и вкладывать средства, то только в то, что отдачу даст быстро и окажется вписано в уже существующую мировую систему производства.

Либо если вдруг свой капитал решатся вложить внешние инвесторы, они будут их вкладывать в то, что сделает "новое российское производство" приложением и дополнением к их базовому национальному производству. Причем, при соблюдении двух условий: чтобы это производство не оказалось конкурентом для них, и чтобы оно ни в коем случае и ни при каких обстоятельствах не смогло оказаться от них независимым.

Другой путь - мобилизационный. Остатки средств концентрируются на ключевых направлениях, затягиваются пояса, вводится жестко директивное планирование, создаются трудовые армии, вводится трудовая повинность и т.д. Однако, во-первых, строить в трудовые колонны торговцев из салонов связи, риелторов и брокеров - дело, наверное, веселое, но очень непростое. Во-вторых, консервировать экспорт сырья совсем не нужно, потому что проще на эти же цели направить нефтедоллары. Однако в обоих вариантах - и в рыночном, и в мобилизационном - никто в мире не даст России так просто перестать экспортировать сырье. И если она сегодня попытается это сделать, его у нее возьмут силой и бесплатно.

Значит, "слезть с иглы" предполагает нечто иное. Например, создание современного наукоемкого производства без прекращения экспорта сырья и получения доходов от него. Это в чем-то сложнее: потому что сложнее работать, когда можно и не работать, чем работать потому, что иного выхода нет. Но в чем-то проще: потому что создавать нечто проще, когда у тебя есть деньги на эту работу, чем когда их нет.

То есть, от дополнительных экспортных доходов не нужно отказываться, но надо направлять эти средства преимущественно в производственное и научное развитие. При этом необходимо ясно понимать, что в ближайшие годы отдачи не будет. Как это сделать - современная российская власть не знает, потому что инструментами и методами такого действия не обладает. В силу укоренившихся предрассудков она пытается придумать, как здесь использовать рыночные механизмы. Но они по определению - система краткосрочного мотивирования. Использовать их для решения стратегической задачи технологического прорыва это все равно, что пытаться комнатным вентилятором разогнать воздух до скорости света.

Ни власть, ни ее экономические консультанты не знают, что делать с Россией. Они видят, что есть страны (которые они называют странами с рыночной экономикой), где существуют технологически передовые производства, и грезят тем, что поскольку мы сами создавать такие технологии не умеем, то нужно заманить к нам тех, кто умеет - пусть они выводят нашу страну в мировые лидеры.

При этом "кремлевские мечтатели" игнорируют три достаточно очевидных обстоятельства. Первое: рыночные стимулы разгоняют производство на определенных стадиях развития и до определенной скорости, и этот этап миновал уже к 30-м годам прошлого века. Второе: современные производства на Западе создавались в другую эпоху и вовсе не на рыночных стимулах. Третье: для того, чтобы Россия могла "слезть с нефтяной иглы", надо все-таки создавать производство. Но какое?

Тут есть два варианта. Первый: это производство, которое будет дополнением к существующему производству нынешних постиндустриальных стран. Его, возможно, согласятся создавать иностранные инвесторы. Только абсолютно не очевидно, чем эта затея лучше той, чтобы быть нефтегазовым придатком мира. Нефть, во всяком случае, нужна всем, а частичная промышленная продукция только тем, под кого создается ее производство. Второй вариант: создавать независимое производство, которое будет достойно конкурировать с лучшими мировыми образцами. Но кто из иностранных "партнеров" согласится создавать его именно в России? Да никто.

С нефтяной иглы нужно не слезать. С нее нужно снимать, создавая высокотехнологический заменитель, передовую производственную систему новой эпохи, в которой рыночные стимулы в основе своей вообще действовать не будут. Поэтому нужно думать не о создании "привлекательного инвестиционного климата", а о том, чем в новую эпоху придется заменять отжившие свое рыночные стимулы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
интернет-журнал "НОВАЯ ПОЛИТИКА" (www.novopol.ru).
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован