03 апреля 2006
6325

Какая температура у российского бизнеса? Мнения

Все богатые страны богаты одинаково, все бедные страны болеют своими самыми разнообразными болезнями. Пока в России диагностирована, да и то не всеми экспертами, "голландская болезнь". Однако список других страновых болезней, которые вполне могут вернуть российский экономический организм в состояние острого кризиса, достаточно велик.

АМБУЛАТОРНАЯ КАРТА

Александр Смоленский, экс-глава банка СБС-Агро:
- Бизнес занял выжидательную позицию, он решает главную задачу -- сохранить то, что осталось, чтобы не отняли, не слили, не сперли... Меня не оставляет чувство, что чиновники просыпаются с одной мыслью -- что бы еще сделать плохое, и, как только сообразят, летят на работу с мигалкой. Сегодня предприниматель не может написать бизнес-план даже на месяц.

Виктор Геращенко, председатель совета директоров ЮКОСа:
- Минусовая, загранбанки продали долг "Роснефти" аж в декабре, а заявили об этом сейчас -- с моральной точки зрения это непотребство. А вот самочувствие олигархического бизнеса отличное -- его благосостояние растет. Скоро мы займем все первые места во всех рейтингах миллионеров.

Ольга Вдовиченко, председатель внешнеторгового объединения "Машиноимпорт":
- Нормальная, хотя некоторую нервозность создает полемика в правительстве по ключевым экономическим вопросам -- налоговому администрированию, мерам по борьбе с инфляцией и другим. Опять же не ясно, как правительство будет выполнять обещания по сдерживанию роста цен на топливо. Административными мерами многого не добьешься.

Владимир Кондрачук, вице-губернатор Новгородской области, бывший гендиректор компании "Транс Нафта":
- Бизнес -- труп, поэтому температура у него комнатная. Экономического роста нет, если рост ВВП очистить от доходов нефти и газа, то бизнес можно поминать как звали.

Вячеслав Дудка, губернатор Тульской области:
- Нормальная. Ничего негативного в марте для бизнеса не случилось, а спад на фондовом рынке был прогнозируемым. Правительство принимало решения в интересах предпринимателей, да и встреча президента с представителями предпринимательских объединений оценивается бизнес-сообществом весьма позитивно. Оптимизма бизнесу и особенно сельхозпроизводителям добавит договоренность правительства и нефтекомпаний о контроле над ростом цен на топливо на период весенних полевых работ.

Владимир Груздев, зампред комитета Госдумы по законодательству, совладелец компании "Седьмой континент":
- Температура фондового рынка, я думаю, 37°С, а бизнеса в целом на уровне 36°С. Фондовый рынок слегка "перегрет", а самочувствие промпроизводства ниже среднего. Налоговый терроризм, о котором говорил президент, фактически блокирует развитие бизнеса. Кроме того, возможная реанимация в УК конфискации имущества как дополнительной меры наказания может существенно ухудшить формирование инвестиционного климата.

Азат Ягафаров, вице-президент "Татнефти":
- 36,6°С, потому что цены на нефть высокие. Нефтяные компании будут чувствовать себя еще лучше с принятием поправок в Налоговый кодекс в части дифференциации налога на добычу полезных ископаемых. Это даст толчок росту нефтепромышленности в части прироста запасов и увеличения добычи нефти.

Геннадий Семигин, независимый депутат Госдумы:
- 38 градусов, и она будет повышаться. Бизнес находится в настороженном состоянии, он запуган. Наши крупные корпорации покупают заводы за рубежом, говоря при этом, что они проникают на иностранные рынки, на самом деле это бегство активов, страховка на случай, если здесь что-нибудь произойдет. Значит, бизнес не верит правительству.

Леонид Гозман, член правления РАО "ЕЭС России":
- У нас нормальная, потому что в марте президент одобрил наши предложения по реформированию электроэнергетики. Это позитивно отразилось и на экономике страны в целом.



"Коммерсантъ ДЕНЬГИ"


Какая температура у российского бизнеса?
03.04.2006

Все богатые страны богаты одинаково, все бедные страны болеют своими самыми разнообразными болезнями. Пока в России диагностирована, да и то не всеми экспертами, "голландская болезнь". Однако список других страновых болезней, которые вполне могут вернуть российский экономический организм в состояние острого кризиса, достаточно велик.

АМБУЛАТОРНАЯ КАРТА

Александр Смоленский, экс-глава банка СБС-Агро:
- Бизнес занял выжидательную позицию, он решает главную задачу -- сохранить то, что осталось, чтобы не отняли, не слили, не сперли... Меня не оставляет чувство, что чиновники просыпаются с одной мыслью -- что бы еще сделать плохое, и, как только сообразят, летят на работу с мигалкой. Сегодня предприниматель не может написать бизнес-план даже на месяц.

Виктор Геращенко, председатель совета директоров ЮКОСа:
- Минусовая, загранбанки продали долг "Роснефти" аж в декабре, а заявили об этом сейчас -- с моральной точки зрения это непотребство. А вот самочувствие олигархического бизнеса отличное -- его благосостояние растет. Скоро мы займем все первые места во всех рейтингах миллионеров.

Ольга Вдовиченко, председатель внешнеторгового объединения "Машиноимпорт":
- Нормальная, хотя некоторую нервозность создает полемика в правительстве по ключевым экономическим вопросам -- налоговому администрированию, мерам по борьбе с инфляцией и другим. Опять же не ясно, как правительство будет выполнять обещания по сдерживанию роста цен на топливо. Административными мерами многого не добьешься.

Владимир Кондрачук, вице-губернатор Новгородской области, бывший гендиректор компании "Транс Нафта":
- Бизнес -- труп, поэтому температура у него комнатная. Экономического роста нет, если рост ВВП очистить от доходов нефти и газа, то бизнес можно поминать как звали.

Вячеслав Дудка, губернатор Тульской области:
- Нормальная. Ничего негативного в марте для бизнеса не случилось, а спад на фондовом рынке был прогнозируемым. Правительство принимало решения в интересах предпринимателей, да и встреча президента с представителями предпринимательских объединений оценивается бизнес-сообществом весьма позитивно. Оптимизма бизнесу и особенно сельхозпроизводителям добавит договоренность правительства и нефтекомпаний о контроле над ростом цен на топливо на период весенних полевых работ.

Владимир Груздев, зампред комитета Госдумы по законодательству, совладелец компании "Седьмой континент":
- Температура фондового рынка, я думаю, 37°С, а бизнеса в целом на уровне 36°С. Фондовый рынок слегка "перегрет", а самочувствие промпроизводства ниже среднего. Налоговый терроризм, о котором говорил президент, фактически блокирует развитие бизнеса. Кроме того, возможная реанимация в УК конфискации имущества как дополнительной меры наказания может существенно ухудшить формирование инвестиционного климата.

Азат Ягафаров, вице-президент "Татнефти":
- 36,6°С, потому что цены на нефть высокие. Нефтяные компании будут чувствовать себя еще лучше с принятием поправок в Налоговый кодекс в части дифференциации налога на добычу полезных ископаемых. Это даст толчок росту нефтепромышленности в части прироста запасов и увеличения добычи нефти.

Геннадий Семигин, независимый депутат Госдумы:
- 38 градусов, и она будет повышаться. Бизнес находится в настороженном состоянии, он запуган. Наши крупные корпорации покупают заводы за рубежом, говоря при этом, что они проникают на иностранные рынки, на самом деле это бегство активов, страховка на случай, если здесь что-нибудь произойдет. Значит, бизнес не верит правительству.

Леонид Гозман, член правления РАО "ЕЭС России":
- У нас нормальная, потому что в марте президент одобрил наши предложения по реформированию электроэнергетики. Это позитивно отразилось и на экономике страны в целом.



"Коммерсантъ ДЕНЬГИ"


03.04.2006
http://www.gruzdev.ru/massmedia/show_64.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован