30 августа 2002
1627

Казаки и разбойники.

Ирина Подлесова, Елена Строителева, "Известия",
Михаил Емельянов: "Новый передел собственности сейчас в России не нужен"


Завтра в Новочеркасске соберется съезд донских казаков, делегаты которого намерены потребовать от властей восстановить законные права казачества, в том числе выплатить компенсацию за потерянное при раскулачивании имущество. Причем подобные требования казаки выдвигают и в частном порядке. Атаман Мечетинского юрта Черкасского округа общественной организации "Всевеликое войско Донское" Николай Задорожний на днях обратился в администрацию Зерноградского района с заявлением о возвращении ему казачьего куреня, принадлежавшего его деду и отцу, и выплаты денежной компенсации за конфискованный в 1935 году кирпичный завод, землю, скот, сельскохозяйственный инвентарь и др. В поисках правды казак намерен дойти до Европейского суда по правам человека.

- Все, что потеряла моя семья, записано в описи имущества, которую составили чекисты 30 июля 1935 года. У моего деда, георгиевского кавалера, было большое хозяйство - собственный кирпичный завод, казачий курень с надворными постройками, 36 десятин земли, 6 лошадей, 4 коровы, 11 овец, 5 свиней, 200 гусей и уток, - рассказывает Николай Задорожний. - И это не считая плугов, сеялок, мебели и трех с половиной тысяч рублей, которые хранились в доме. Мне тогда был год от роду. В 1928 году дед был репрессирован, а в его доме жили мои родители, я, мои брат и сестра. Когда нас пришли раскулачивать, то разрешили взять с собой всего по 16 кг на человека - одежду и харчи. В тот день в станице Мечетинской раскулачили еще 45 таких семей. Всех их погнали к железнодорожной станции, а потом в товарных вагонах поезда, который в народе называли "пятьсотвеселый", отправили в Казахстан.

Семья Николая Задорожнего прожила в ссылке до 1952 года, после чего вернулась в родную станицу. Николай Феофилович работал строителем, потом вышел на пенсию. В начале 90-х он запросил в ФСБ документы на своих репрессированных родственников, в их числе были копии бумаг, подтверждавшие изъятие у его семьи имущества.

- На кирпичный завод я не претендую, на его месте сейчас отстроено фактически новое производство, - говорит Задорожний. - Я согласен получить за него компенсацию. Отец рассказывал мне, что этот завод приносил в год по 700 рублей дохода, по тем временам это огромные деньги. Причем на заводе трудились не наемные рабочие, а члены нашей семьи. Кроме того, я прошу государство возместить потерю земли и другого имущества. А вот за дом я денег не хочу. Проработал 42 года, но не получил от государства никакого жилья. Хочу на старости лет вернуться в свое родовое гнездо, тем более что наш дом до сих пор сохранился и стоит в центре станицы. В доме живет инвалид войны, пусть сельсовет предоставит ему новое жилье, а мне вернет мое. Знаете, мне говорят, что скорее всего за весь скарб мне заплатят тысяч восемь. Я, конечно, не соглашусь на такую мизерную сумму. Буду судиться, от районного суда дойду до международного.

- Заявление Николая Задорожнего мы планируем рассмотреть на следующей неделе, - рассказала "Известиям" секретарь комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий при администрации Зерноградского района Ольга Юшкина. - Его случай довольно сложный. Есть документы, подтверждающие право владения конфискованным имуществом деда Задорожнего, но нет подобных документов в отношении его отца, тогда как по закону мы имеем право выплачивать компенсации только наследникам первой очереди, то есть детям или женам, а не внукам репрессированных. Но даже если Задорожний через суд подтвердит имущественные права своего отца, то в соответствии с постановлением правительства, принятым в 1994 году, за конфискованное имущество, включая дом, мы имеем право выплатить 100 минимальных оплат труда, а за имущество без дома - только 40 "минималок", то есть соответственно 10 и 4 тысячи рублей. Конечно, люди, которые обращаются в нашу комиссию, такими суммами недовольны, ведь их родные потеряли гораздо больше.

Не хотят мириться с таким положением и казаки войскового казачьего общества "Всевеликое войско Донское". 31 августа в Новочеркасске пройдет казачий съезд, на который съедутся 450 делегатов от всех районов Ростовской области, а также московской, липецкой, воронежской и других диаспор.

- Надеюсь, нас поддержат казаки всей России, - говорит председатель оргкомитета съезда Валерий Олейников. - Настала пора потребовать у государства реального возмещения ущерба, причиненного во время раскулачивания. Заявить об этом именно сейчас нас подвигло принятие закона об обороте сельхозземель. Получается, что землю сейчас начнут продавать, не решив вопрос относительно ее прежних владельцев - казачьих общин. Мы считаем, что государство сначала должно рассчитаться с нами. Для этого в верхах надо принять политическое решение.

Олейников с ностальгией вспоминает начало 90-х, когда, например, Ростовский областной совет народных депутатов мог принять решение о восстановлении на территории Ростовской области незаконно упраздненного национально-государственного образования - область войска Донского. В нынешних политических реалиях подобные заигрывания государства с казачеством вряд ли возможны. Тем более в таком щекотливом вопросе, как собственность.

Заместитель председателя комитета Государственной Думы по собственности, депутат от Ростова Михаил Емельянов считает, что юридические шансы вернуть собственность у казаков ничтожны.

- Никакой законодательной базы о возврате собственности ее владельцам до 1917 года в России нет, - заявил "Известиям" Емельянов. - Вопрос реституции поднимался несколько раз, но ни один законопроект через Думу не проходил. Авторы этих проектов ссылались на опыт Центральной Европы, стран Балтии, где такие законы приняты. Но там между лишением права собственности и принятием закона о реституции прошло не более 40 лет. Еще живы либо сами владельцы, либо их прямые наследники, есть свидетели, сохранились документы. У нас иная ситуация. С 1917 года прошло 85 лет, и на собственность в большинстве случаев претендуют даже не внуки бывших владельцев, а правнуки и праправнуки. И вряд ли можно найти достоверные документы, подтверждающие права собственности. Экономическая целесообразность - главный критерий в этом вопросе. Реституция, на мой взгляд, экономически нецелесообразна и может иметь негативные последствия для социальной стабильности.

По мнению Емельянова, нужно учитывать, что казачество - традиционно важный фактор в Ростовской области. Однако и в таком виде, в каком казачество было 100 лет назад, сегодня оно быть не может. А значит, и реституция бессмысленна.

- Казак с пикой сегодня - это смешно, - говорит Емельянов. - Нужны современные формы, которые могут относиться, например, к несению воинской службы. И общинное землевладение, которое было у казаков 100 лет назад, сегодня также невозможно. Ни к чему передавать собственность тем, кто не знает, что с ней делать. Новый передел собственности сейчас в России не нужен.

30.08.2002
http://www.emelyanov.ru/publictext/public/id/445981.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован