21 марта 2007
1430

Кесарю-кесарево, а Богу - богово

Вот уже более 10 лет как в России ускоряющимися темпами идет процесс "огосударствления" православной церкви. Широкой общественности известны многочисленные материалы телевидения, радио, прессы, посвященные государственно-церковным отношениям. Из них следует вывод о том, что мы живем в неправовом государстве, где законы сплошь и рядом существуют лишь на бумаге, игнорируются или просто не выполняются властями. Об этом неоспоримо свидетельствует и отношение властных структур к законодательству по вопросам государства, церкви и школы. Ст. 14 Конституции РФ гласит: "Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом".

Эта статья Конституции поистине основополагающая для нашей многонациональной и многоконфессиональной страны. Она представляет собой одну из основ правового государства и тем не менее на протяжении последнего десятилетия систематически и во всех сферах общественной жизни не выполняется государственными органами и фактически игнорируется официальной политикой.

Вопреки законодательству православная церковь в России в реальной действительности не отделена от государства, а, наоборот, пользуется его всесторонней политической, финансовой, налоговой, таможенной поддержкой. Церкви возвращено многомиллиардное имущество. Все новые и новые церковные требования благожелательно рассматриваются и, как правило, удовлетворяются федеральными и местными органами власти. При их поддержке (формы которой многообразны и фактически не поддаются учету) восстановлены и построены тысячи церквей, и в том числе Храм Христа Спасителя в Москве, воссозданный ценою колоссальных расходов и поистине космическими темпами.

Вопреки церковным канонам иерархи православия активно участвуют во внутренней и внешней политике, в дипломатической деятельности. По словам самого патриарха Московского и всея Руси Алексия II, духовенство "соработничает" с государством. Это емкое слово по своему содержанию далеко от отделения церкви от государства. Принципы церковно-государственных отношений трактуются в "Основах социальной политики русской православной церкви", одобренных юбилейным архиерейским собором в августе 2000 г.

В этом документе говорится: "Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении". И она может даже "обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению". Церковные иерархи такую меру называют крайней и даже гипотетической, но от этой оговорки сама возможность призыва фактически к подрыву основ конституционного строя не становится оправданной, законной. Тем более что основное условие гражданского неповиновения - принуждение верующих властями - может трактоваться в самом широком смысле, без ограничений и рамок. Сразу же оговоримся, церковь должна быть отделена от государства, но не от общества. Она имеет полное юридическое право и фактические возможности сотрудничать, например, с самыми различными общественными объединениями и организациями в вопросах благотворительности, оказания помощи детям и семьям, больным и немощным, в защите нравственности и морали. В пропаганде христианского мировоззрения православная церковь широко использует различные каналы. И она располагает для этого своими СМИ.

Каждая епархия имеет несколько газет, журналов, пользуется доступом на местные радио и телевидение. У церкви свое информационное агентство, свои сайты в Интернете. Православная печать пользуется поддержкой Методического совета по религиозной тематике в СМИ, существующего при Министерстве по делам печати. По официальным данным Совета, ежемесячно в светских газетах публикуется до одной тысячи статей на религиозные темы. Таким образом, у российского православного духовенства нет оснований жаловаться на то, что оно испытывает какие-либо притеснения со стороны общества и государства. Но церковные лидеры хотят большего.

Так, например, в марте 2001 г. митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл предложил, чтобы каждый россиянин часть своего подоходного налога добровольно перечислял религиозной организации и при этом сам определял, какой именно. Митрополит ссылается на не отвечающий российским условиям опыт Англии, Германии, Австрии, Италии и некоторых других западных стран, где официально существующий церковный налог используется для оплаты священнослужителей. Церковь иногда получает поддержку с неожиданной казалось бы стороны. В конце прошлого года фракция КПРФ в Государственной Думе и думский комитет по экономической политике и предпринимательству выступили с законодательными инициативами, цель которых - предоставление государственных субсидий Русской Православной Церкви (РПЦ) для осуществления ее благотворительных проектов, выделение духовенству времени на государственном телевидении. Предлагалось также придать церковным организациями тот же статус, что и государственным учреждениям здравоохранения и образования.

По инициативе самих церковнослужителей в СМИ обсуждаются планы приведения в соответствие существующего в стране административно-территориального деления с организационной структурой РПЦ, "согласования" церковного и советского законодательств.

Это целая программа дальнейшего и далеко идущего сращивания церкви и государства.

Известно, что ст. 28 Конституции РФ "каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой". Фактически Конституция признает свободу атеистических взглядов. Но ведь в реальной действительности понятия "атеизм" и "атеист" словно испарились, исчезли из нашей жизни, стали неприличными, или даже негласно запрещенными.

А почему, собственно, создано такое положение для атеизма и атеистов?

Разве Россия является поголовно религиозной страной?

Ничего подобного.

По данным одного из последних по времени всероссийского социологического опроса общественного мнения, проведенного ВЦИОМ, 55% россиян верят в Бога, но 33% - не верят, а 12% затруднились с ответом. Разве атеисты в нашем обществе исчезли? Они живут, работают и имеют такое же право на свободу совести, на свой мировоззренческий выбор, на свои взгляды, как и верующие: православные или католики, мусульмане или иудеи.

Но в реальной жизни свобода совести трактуется властями и официальной политикой по-своему, вне рамок закона. Спрашивает ли кто-либо у солдат и офицеров: хотят они присутствовать на богослужении или не хотят? Никто не спрашивает. Фактически действует гласный или негласный приказ. В церковь или на какое-нибудь церковное мероприятие военнослужащие идут строем. В безмолвном приказном порядке освящаются государственные учреждения здравоохранения, образования, науки, и даже военные корабли. Никто даже не заикается о том, что посещение молебнов - дело сугубо добровольное, а не обязательное. Вот и получается, что при поддержке властей православие на практике все более открыто и повсеместно утверждается как государственная религия России.

Чем объяснить, что советское российское государство на перекрестке веков все активнее "соработничает" с православной церковью? Вопрос этот в последние годы ставился, и многократно, совершенно разными людьми. И ответы давались различные, иногда прямо противоположные или взаимоисключающие друг друга.

Стратегический замысел новой российской буржуазии и ее бюрократического государственного аппарата состоит в том, что православие и православная церковь должны заполнить, хотя бы частично, духовный вакуум, который образовался в обществе после развенчания коммунистической идеологии.

Такова концептуальная постановка проблемы. Что касается ее претворения в жизнь, то главная задача церкви состоит в том, чтобы взять в свои руки духовное воспитание молодежи, сделать православие фундаментом ее морали и нравственности, идейной основой обучения в средней и высшей школе. Такой позиции придерживаются и многие известные политические деятели.

Такая программа и осуществляется на практике. Для иллюстрации - два принципиально важных документа.

Документ первый - письмо патриарха Алексия II, президента РАН Ю.С. Осипова, Президента Российской академии образования Н.Д. Никандрова, ректора МГУ В.А. Садовничева Министру общего и среднего образования В.М. Филиппову. Письмо датировано 21 января 1999 года.

Отметим, что авторы письма - ученые с мировым именем, безудержно прославляя заслуги церкви перед историей и культурой человечества, настаивают на введении религиозного воспитания и обучения в средней и высшей школе. Это означает, что лидеры российской науки не намерены считаться даже с опытом царской России, где светское и религиозное образование было раздельными.

М.В. Ломоносов писал в 1748 г.: "В университете неотменно должно быть трем факультетам - юридическому, медицинскому и философскому. Богословский факультет оставляю синодальным училищам". Эта мысль проводилась и в указе Императрицы Елизаветы об основании Московского университета, подписанного в январе 1755 г. В §4 этого документа указывалось, что "попечение о богословии справедливо оставляется Святейшему Синоду".

Один из главных тезисов письма состоит в том, что "именно догматические учения церкви в значительной степени определяли ход истории, формировали духовный облик народов, тип государственности, в дальнейшем - политику, войны, границы и т. д.". Невозможно согласиться с таким антинаучным представлением о движущих силах общественного развития. Нигде и никогда церковь и церковники его не определяли. Религия и духовенство всегда были и остаются более или менее существенным (в зависимости от эпохи, страны, конкретных обстоятельств), но не решающим фактором исторического процесса. Трудно даже просто перечислить страны и народы, где религиозное мракобесие являлось и является источником войн, социальных и национальных конфликтов, тормозом на пути общественного прогресса, антиподом науки и научного знания.

Фактически выступая против принципа свободы совести, авторы письма обрушиваются с уничтожающей критикой на "советский атеизм", на атеистически понятые "демократические идеи", и даже употребляют далекое от христианской терпимости понятие "атеистическое гетто". Причем критика атеизма для именитых ученых, похоже, не самоцель. Создается впечатление, что она преследует далекоидущие политические задачи: поставить под сомнение обоснованность законов и конституционных норм об отделении церкви от государства, подорвать светский характер образования в государственной высшей и средней школе.

Любопытно, что основную часть письма занимают конкретные программы внедрения христианского (церковного) обучения и воспитания во все звенья системы народного образования. Фактически министр получил жесткую инструкцию, которую он, как показали последующие события, неуклонно претворяет в жизнь.

Назовем главные ориентиры, сформулированные в письме:


Включить в государственной школе в сетку обязательных предметов "религиозно ориентированные дисциплины" (основы православной культуры, история религий);
Внести изменения в образовательный стандарт по предмету "теология" для государственных вузов; Создать учебно-методическое объединение (УМО) по теологии и наладить его взаимодействие с Высшей аттестационной комиссией РФ;
Ввести в номенклатуру преподаваемых дисциплин новые научные и образовательные специальности (история церкви, история христианских учений, христианская этика, церковное право, история и теория христианского искусства); Установить новые специальности, включая аспирантуру (православная теология, теология ислама, теология буддизма, теология иудаизма);
Подготовить дополнения и изменения в Закон об образовании РФ.
Как известно, российская бюрократическая машина скрипучая и медлительная, но на этот раз она сработала на удивление быстро. Прошло сравнительно немного времени после появления на свет божий упомянутого письма, как 2 августа 1999 г. был подписан договор о сотрудничестве Министерства образования с Московской патриархией РПЦ по вопросам реализации программы православного образования и воспитания в России. Стороны договорились о сотрудничестве в воспитании детей и молодежи, об обмене информацией по учебно-методическим вопросам, о "подготовке изменений и поправок в нормы действующего законодательства". Для контроля за реализацией условий договора создан постоянно действующий Координационный совет.

Согласно договору стороны обязались содействовать развитию православного образования и преподавания основ православной культуры, решили совместно издавать учебную литературу и учебно-методические рекомендации, сообща проводить исследования, конференции, круглые столы, семинары "по научным, педагогическим, другим проблемам духовно-нравственного воспитания и просвещения учащихся и студентов", общими усилиями готовить радио- и телевизионные религиозные программы. Большое место в договоре занимают вопросы сотрудничества Московской патриархии и Министерства образования в подготовке и переподготовке "педагогических кадров в области духовного просвещения, преподавания религиоведения, истории христианства и православия, основ православной культуры".

Стороны обязались содействовать обновлению государственных образовательных стандартов по теологии, религиоведению. Они договорились своевременно информировать друг друга о проектах нормативно-правовых актов, регулирующих светское и религиозное образование.

И наконец, как это не парадоксально, договор, затрагивающий вопросы, волнующие все население страны, предусматривает (п. 4.2) "конфиденциальность в отношении полученной от другой стороны информации".

Договор - не декларация о намерениях, не программа на далекое будущее, а реально действующий в наши дни документ. В Курской, Московской, Нижегородской и во многих других областях страны уже преподается курс "Основы православной культуры". В Вологде, в Новосибирске в других городах выпущены учебники, цель которых "преодолеть антирелигиозную направленность".

Но это только начало внедрения религии в среднюю школу. Предположение автора? Вовсе нет. В декабре 2000 г. на заседании круглого стола "Церковно-государственные отношения на рубеже XX-XXI веков" один из участников обсуждения задал вопрос, почему в школьных программах отсутствует "Закон Божий?". "Рано!" - ответил первый заместитель министра образования Александр Киселев. Он пояснил свои слова. Вопрос только в том, где взять квалифицированных, истинно верующих пастырей для 70 тыс. учебных заведений России.

Что касается преподавателей теологии (богословия), то Министерство образования собирается их готовить в государственных вузах. Напомним, что даже в царский период истории России, когда православие являлось официальной государственной религией, никогда не возникал вопрос о подготовке богословов в университетах. Церковь самостоятельно справлялась с этой задачей с помощью своих учебных заведений (семинарий и академий). А сейчас теология не только включена в число образовательных дисциплин, но уже существуют теологические факультеты в Твери, Омске. Этот процесс явно набирает темпы.

Светскому образованию в России угрожает полное подчинение религиозному мировоззрению.


* * *
Подведем итоги. Религиозное мировоззрение с его мистикой и мифотворчеством не совместимо с научным знанием. Поэтому церковь должна быть отделена от государства и школы. Такая ситуация сложилась исторически, и ее необходимо сохранить в будущем.

Но церковь - составная часть демократического общества, и она имеет широкие и разносторонние возможности для самостоятельной деятельности, в том числе и образовательной, воспитательной (в различных формах и проявлениях). Для этого церковь располагает материальными возможностями, своими высшими и средними учебными заведениями, интернатами, различными благотворительными и оздоровительными учреждениями, своей прессой, своими издательствами. Фактически собственное поле церкви для ее воспитательной и образовательной деятельности неограниченное, и она не должна вторгаться в светскую, государственную систему образования. Ведь никто не отрицает, что известная христианская заповедь "Кесарю-кесарево, а Богу-богово" должна полностью сохранять свою силу в современной России.


Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован