09 августа 2002
304

Кибитка без колес

- Михаил Михайлович, на заседании президиума Госсовета вы докладывали о состоянии лесного хозяйства страны. Почему же Россия, будучи великой лесной державой, сейчас завозит в большом количестве продукты деревообработки из-за границы? Не получится ли через несколько лет так, что знаменитая книга Л. Леонова `Русский лес` станет своеобразным памятником исчезающему на глазах `объекту`?
- Вы заговорили о `Русском лесе`, и я вспомнил слова замечательного героя романа, настоящего русского человека лесовода Ивана Вихрова - о кибитке, которая потеряла колесо. Ведь если задуматься о том, что такое лес без всяких кавычек для русского человека, то невозможно это выразить словами... А нынче лес превратился в средство наживы, он, к стыду нашему, теряет свой духовный облик: вместо природы получаем `окружающую среду`.
Подумайте сами. У нас 24 процента мировых запасов древесины, распорядиться которыми по-хозяйски мы не можем или не хотим. Производительность труда в лесобумажной промышленности за последние годы снизилась в 2-3 раза. Мы гораздо больше, чем в прошлые годы, ввозим мебель, бумагу из-за границы. Обладая четвертью лесных массивов мира, получаем 7 млрд. долларов в год дохода. Маленькая Финляндия зарабатывает на этом же 30 миллиардов. До 40 процентов оборота лесного хозяйства у нас находится `в тени`, практически вне госконтроля. Ко всему, российским лесникам, как говорилось на президиуме Госсовета, по нескольку месяцев не платят зарплату. Что им - касками стучать, как шахтерам? Но касок у них нет, да и кто твой стук в лесу услышит...
Меня трудно упрекнуть в любви к бюрократам, - я с ними всю жизнь воюю. Но здесь мне абсолютно ясно, что нет сегодня государственной политики в области лесопользования, хромают законодательная база, финансирование отрасли, отсутствуют цивилизованные рыночные механизмы.
В департаменте Минприроды, отвечающем за лесное хозяйство, 58 человек. Они эти проблемы не одолеют. Нужен солидный правительственный орган, который должен возглавить чиновник в ранге министра.
- Вы полагаете, что это способно остановить хищническую рубку леса и бесконтрольный вывоз лесоматериалов за границу?
- Насчет хищников спорить не буду, а вот насчет бесконтрольности вы глубоко заблуждаетесь. Жесткий контроль за лесоразработками установлен десятком людей, которые через посреднические структуры вывозят до 70 процентов экспорта. Даже при том, что у нас много чего разворовывают и все к этому привыкли, эта цифра - 70 процентов - меня потрясла.
Ведь даже в годы, когда новая советская власть начала бесконтрольно вырубать леса и продавать их за границу, расстреливая при этом лесников, которые им мешали, в дело вмешался В. Ленин. Сегодня не модно его цитировать, но позвольте показать выдержки из декрета Совнаркома `О недопустимости увольнения лесных специалистов` от 5 апреля 1918 года: `Наследие несчастной войны оставило огромные площади оголенных мест, которые необходимо в интересах народа засадить и засеять лесом.
... Все леса не составляют собственности ни сел, ни уездов, ни губерний, ни областей, а представляют собой общенародный фонд и ни в коем случае не могут подлежать какому-либо разделу, ни между гражданами, ни между хозяйствами`.
Вот такой политической воли нам не хватало до последнего времени при решении экономических проблем. И здесь я хочу вам сказать откровенно, что до заседания президиума Госсовета по лесным проблемам я пытался оппонировать президенту по некоторым вопросам. В то же время в процессе подготовки Госсовета я увидел, какое искреннее и глубокое внимание он проявляет к лесным проблемам. Не без влияния Владимира Путина этот вопрос дважды обсуждался Госсоветом. Государственная озабоченность президента мне очень импонирует.
Ведь речь не просто о вопросах отрасли, а о фактическом уничтожении государственной лесной политики. И началось это с ликвидации государственного лесного органа. Вы даже не представляете, сколько негодяйства, бардака, алчного отношения к лесу я увидел, пока готовил этот вопрос как руководитель рабочей группы Госсовета.
- Насколько известно, правительство не разделяет вашу точку зрения. Впрочем, споры о том, как управлять лесным хозяйством, начались не сегодня. Еще Достоевский писал в `Дневнике писателя`, что Россию `безлесят`, помещики и мужики сводят лес с каким-то остервенением. `А между тем подите попробуйте сказать что-нибудь о сокращении прав на истребление леса - и что услышите? С одной стороны, государственная и национальная необходимость, а с другой - нарушение прав собственности...`
- Классик и тут попал в точку... Все дело в том, что Минэкономразвития не имеет программы для выхода из кризиса. Проблемы леса, как, впрочем, и многие другие, они разглядывают в бинокль `с обратной стороны`, когда вместо приближения дается удаление объекта.
Зато министерские чиновники охотно идут на поводу у естественных монополий, карманных банков, не способных и не желающих работать `на длинные дистанции`. У нас есть Министерство по антимонопольной политике, но вот самой политики как таковой нет. По моему убеждению, это наша глубокая ошибка, что вместо порушенного Госплана мы так и не выстроили института программного целевого управления экономикой. Кстати, и на месте Грефа мог бы быть, по-моему, человек, который имеет реальный опыт управления хозяйством хотя бы на уровне поселковой администрации.

ПРИВЯЗАНЫ К БАРРЕЛЮ

- Вы полагаете, социальные проблемы России все еще опасно обострены?
- Мы живем в государстве, где бюджет привязан к стоимости барреля нефти. И если он рухнет - быть большой беде. Историей доказано: плохая власть у нас хуже, чем никакая. Не хочу опять же считать деньги в чужих карманах. Но выпускай мебель, автомобили, колготки - и, ради Бога, становись миллионером. Но ведь у нас одни богатеют после небескорыстного росчерка чиновного пера, другие, оседлав трубу, в одночасье становятся олигархами. А ведь наступит такой день, когда об этом заговорит народ, а не только губернатор Прусак. И я хочу напомнить кое-кому, что в России ни у кого никогда не отнимали деньги. По исторической традиции, у нас `отнимали` голову, а деньги становились `достоянием республики`...
Другая проблема, которую хочу затронуть. В критической ситуации деревня у нас всегда воевала с городом. Нельзя допускать дальнейшего обнищания села - опасно. Вот вы когда ехали из Москвы в Петербург - разве не заметили, в каком почти радищевском состоянии и сами дома, и живущие в них сельчане? Так все и остается: блестящие иллюминации столицы на фоне дрожащих огней печальных деревень. Обнищание порождает у людей отчаяние, копится глухое озлобление. Недавно на одной встрече ко мне подошел человек и сказал: то, что у народа сегодня рвут из глотки, народ завтра вырвет у тех, кто это делает, с кишками. У меня мороз по коже прошел от этих слов.
В такой обстановке мы должны не просто сохранить и твердо поддержать президента Путина. Очень важно отдать ему нужные рычаги власти. Вот ведь забирают сейчас власть у субъектов Федерации, так почему бы и олигархам не поделиться с президентом частью той безграничной власти, которую им дал Ельцин? Иначе вместо Путина, которого порой подозревают в тяготении к `твердой руке`, Россия получит настоящего диктатора. Тогда все мы будем локти кусать.

КАК ПОДРУЖИТЬСЯ С КАПИТАЛИСТАМИ

- Если перейти от проблем глобальных к региональным: как вы оцениваете экономическое состояние своей области? С одной стороны, вам удалось благодаря либеральной налоговой политике привлечь в область около 700 млн. долларов прямых инвестиций - по тысяче на каждого жителя. С другой, бюджет сводится с дефицитом, долги перед федеральными структурами не сокращаются.
- Вспомним первые годы после развала СССР, когда крупнейшие предприятия, сориентированные на советский рынок, останавливаются. И у нас фактически остановился крупнейший производитель минеральных удобрений `Акрон`, на улице остались тысячи людей. Надо было оперативно принимать меры - в интересах области и людей. Предприятие было решено приватизировать, акционеры получили льготы по выплате местных налогов. Уже в 1996 году завод полностью восстановил объем выпуска продукции - до 3 млн. тонн азотных удобрений в год, контролирует 14 процентов этого сектора рынка в стране. Мы имеем от `Акрона` 40 процентов от всех доходов бюджета области, а это около 1,75 млрд. рублей. Такие же льготы по выплате налогов получил водочный завод `Алкон`.
В 1994 году областная Дума приняла документ, освобождавший потенциальных инвесторов от выплаты местных налогов на период окупаемости предприятия. Кроме того, предприятия получили возможность выкупать землю, где размещены их цеха.
Среди `иноземных` землевладельцев, которые пришли в область, - такие крупные компании, как `Кэдбери` (производитель шоколада), `Данди` (владелец марки `Дирол` и `Стиморол`).
Но в последние годы обострилась ситуация с долгами. Признаюсь откровенно, мне стыдно, что область залезает в долги. И даже то, что все вокруг берут в долг, меня не утешает. К тому же меня ставят в унизительное положение, когда вынуждают сидеть и молчать о том, что происходит в Москве: иначе денег не дадут - старая, отработанная тактика.

`ЧТО-ТО ВСЕ ПРИТИХЛИ`

- Вы охотно критикуете власти по самым разным вопросам. В любимчиках в Кремле не числитесь, хотя к вам сохраняется уважительно-опасливое отношение.
- Разные люди в Москве ко мне относятся по-разному. Одни называют меня выскочкой, другие - много, мол, болтаю, третьи острят: что взять с комсомольца, он еще не переболел юношеским максимализмом. Есть и такие, кто утверждает, что я сам не всегда понимаю, о чем говорю.
Конечно же, у меня хватает недостатков. Но я не замолчал в отличие от многих политиков, чьи голоса еще недавно были отчетливо слышны. Что-то все притихли. А у иных более разговорчивых быстро начинаются неприятности с прокуратурой. Все это происходит грамотно, в рамках борьбы с коррупцией. И даже если нормальны твои отношения с Генпрокуратурой, у нас здесь свой прокурор Владимир Зубрин из Северо-Западного федерального округа - он будет делать все, чтобы прессовать Прусака по полной программе. При этом мне лукаво говорят: да мы же не вас трогаем, а ваших заместителей. Но ведь речь идет о команде, с которой я десять лет вытаскивал область, простите, из дерьма, из карточной системы. Где же были тогда такие законники, как Зубрин? Сидели тихо, чтобы выжить, никакой борьбы с коррупцией не вели.
...Вы знаете, в истории России был период, когда вокруг престола было довольно много немцев. Их ненавидели по той причине, что они не воровали. А сейчас что происходит? Приходит человек, заявляет, что он патриот, и начинает бороться с преступностью. В итоге уходит с солидным состоянием. А преступность остается.
Поэтому я считаю важным открыто и аргументированно высказываться обо всем, что меня волнует и беспокоит. Но тут меня озабоченно спрашивают: `Так что - вы против президента?` Или: `Вы против либеральной экономики?`.
Да не могу я быть против президента. Уже хотя бы и потому, что он поддержал меня в избирательной кампании. За одно это я ему по гроб жизни обязан. Поэтому, когда больше года назад мне предложили возглавить Демократическую партию, я крепко задумался. Я ведь по духу хозяйственник, смею надеяться, что неплохо знаю экономику, - зачем мне политика?
Но перевесили другие обстоятельства. Не буду от вас скрывать: я хотел бы иметь трибуну для выдвижения своих идей, платформу, опираясь на которую эти идеи можно довести до людей.
Давайте забудем распри, объединимся и поможем президенту сформировать нормальное государственное устройство. Надо бы дать нам, молодым политикам, возможность влиять на формирование ключевых позиций в администрации президента. Туда не должны попадать случайные люди, делегированные финансово-промышленными группами и не разбирающиеся в том, что пытаются реформировать. Мы имеем право помочь Путину, мы его избирали... Именно это мы должны делать, а не наблюдать со стороны за его командой, подсчитывая ошибки, которые они допустили. Возглавляя Демократическую партию, я думал, конечно, и о том, чтобы она переросла в силу и мы смогли бы подставить президенту Владимиру Путину плечо. Я искренне этого хочу.
- У вас были личные добрые отношения и с Ельциным. Сегодня заговорили даже о его желании вернуться во власть в том или ином качестве...
- Я хорошо помню, кто назначал меня губернатором, и никогда не буду обсуждать и осуждать его за годы, когда он находился во власти. Борис Ельцин немало сделал для развития демократии в России. Его неукротимый характер и огромная жизненная сила помогли ему в этом.
Что же касается наших дней, то я убежден, что мужественнейшим шагом Бориса Ельцина станет тот день, когда он даст возможность молодому президенту полностью сформировать свою команду. Таким шагом он бы извинился перед временем за свои ошибки, очистился и вошел в историю - уже во второй раз.

Гусейнов Рафаэль, спец. корр. `Труда`.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован