18 июня 2009
2312

Кирилл Дыбский: Интервью (18.06.2009)

М.АНДРЕЕВА: В студии Мария Андреева. Наш гость - Кирилл Дыбский, главный редактор журнала итоги. Кирилл Александрович, начнем с обсуждения оперативных событий. Вчерашняя новость. Глава администрации президента займется имиджем России на Западе. В конце мая была создана комиссия по формированию международного имиджа России, а вчера стало известно, что возглавит ее Сергей Нарышкин. С вашей точки зрения, какой имидж мы должны сформировать?

К.ДЫБСКИЙ: Проблема имиджа решается однозначно - имидж должен быть адекватный. Последние 4-5 лет проблема имиджа страны всплывает у нас с завидной регулярностью. Мы открыли в Париже Институт по изучению и развитию демократии. Наш ответ американским и западноевропейским центрам по исследованию прав человека, по мониторингу и так далее. Меня в данной ситуации настораживает то, что мы пытаемся воевать против наших идеологических недругов исключительно их же оружием, не пытаясь решить проблему более простыми и понятными способами. Например, недавняя инициатива нашего политического руководства - это комиссия по противодействию фальсификации истории. Это тоже акция по улучшению нашего имиджа, имиджа нашей ментальности за рубежом.

М.АНДРЕЕВА: Ее тоже Сергей Нарышкин возглавляет.

К.ДЫБСКИЙ: Мне кажется, что эту попытку журнал "Итоги" последовательно критиковал. Такое ощущение, что, организуя такие комиссии, мы похоже на обидчивого прыщавого подростка, которому говорят "у тебя на лбу прыщ". Он говорит "еще раз такое скажешь, получишь в ухо". Здесь нужно не грозить кулаком, а попытаться что-то вылечить. По проблеме восприятия нашей страны и нашей победы на Западе, это такая фундаментальная составляющая нашего имиджа. Почему к нашей победе на Западе относятся двойственно? Потому что мы сами к той победе относимся очень двойственно и формально. Страна, которая пытается сейчас вернуть на Западе базовое понимание слова "русская победа", должна с этой победой навести порядок у нас в стране. Я бы организовал, скорее, комиссию при президенте по поиску и перезахоронению останков наших солдат, которых по всей стране раскидано бесчисленно, попытался бы действительно вернуть семьям погибших их память. Мой дед Андрей Макарович пропал без вести в 1941 году под Москвой. Вы не представляете, через какие препоны я пробиваюсь, чтобы собрать хоть какую-то память о нем. Этой информации мало и такое отношение со стороны бюрократии, что ты понимаешь, если я бы не пользовался еще каким-то административным ресурсом как главный редактор общественно-политического издания, это было бы дело практически безнадежное. Если не поменять такое отношение формальное и к нашей истории внутри страны, и к памяти, и к тем же ветеранам, к которым отношение парадно-картонное. 9 мая их везут на Красную площадь, вручают цветы, подарки. Вот только сейчас, когда их можно пересчитать по пальцам, принимается решение о выделении им отдельных квартир. Конечно, делать это надо было раньше. Для того, чтобы улучшить имидж нашей страны за рубежом, нужно улучшить имидж внутри себя. То отношение людей к победе, тут нужно исправлять и внутреннее, и внешнее. Если у нас было бы все, как у британцев, французов, у которых с памятью о войне все нормально, и даже у немцев, никто бы, наверное, не осмелился так зачастую цинично и нагло клеветать на нашу победу за рубежом. Ценность нашей победы очевидна, и эту очевидность нужно очистить внутри нашей страны от уродливых наслоений. Мы говорим о сносе Бронзового солдата в Эстонии, но сколько бронзовых солдат снесено у нас или пребывает в таком состоянии, что стыдно самим посмотреть, не то что иностранцам показать?

М.АНДРЕЕВА: Ненадолго прервемся.

М.АНДРЕЕВА: Кирилл Дыбский, главный редактор журнала "Итоги", в эфире РСН. Мы обсуждали инициативу о создании комиссии, которая займется имиджем России на Западе. Кирилл Александрович пришел к выводу, что сначала нужно заняться имиджем внутри страны, а затем уже разбираться с имиджем за рубежом. Еще одна очень важная тема - госмонополия на водку, инициатива Общественной палаты. Общественная палата представила концепцию госрегулирования алкогольного рынка и ключевым положением этой концепции станет восстановление госмонополиии на розничную продажу алкоголя, а также повышение акцизов с целью борьбы с чрезмерным потреблением алкоголя и контрафакта. С вашей точки зрения, приемлемы ли такие меры и будут ли они действенны?

К.ДЫБСКИЙ: В любом случае нужно сказать Общественной палате спасибо, что она об этой проблеме задумалась. Те меры, которые эксперты Общественной палаты предлагают, кроме введения госмонополии и изменения системы акцизов, что примечательно, изменение режима потребления спиртных напитков населением директивным способом: ограничение продажи спиртных напитков по выходным, в вечернее время. При этом ссылка идет на скандинавский опыт. У нас вообще любят ссылаться именно на скандинавский опыт во всем, начиная от модели построения социализма с человеческим лицом в эпоху Горбачева, по моделям построения сырьевой экономики, как в Норвегии, и вот сейчас по регулированию потребления алкоголя. Именно это меня зацепило. Я считаю, что скандинавский опыт в России трудно применим. Я считаю, что корни алкоголизма в скандинавских странах принципиально иные, нежели в России. В Скандинавии это прежде всего связано с физиологической особенностью потребления алкоголя всеми северными народами, им нужно гораздо меньше, чем нашему человеку. Почему в Скандинавии был всплеск алкоголизма в 70-80-е годы? Мне кажется, потому что там это было обусловлено бурным экономическим ростом. Уровень благосостояния населения так резко поднялся, что многие люди чисто психологически уперлись в такую стенку, им нечего больше хотеть или, как у нас говорят, "зажрались". В Скандинавии тот же алкоголизм сопровождался еще и всплеском наркомании, и всплеском самоубийств. Это такая комплексная психологическая проблема, на мой взгляд, связанная с бурным экономическим ростом. У нас причины и истоки алкоголизма тоже экономические и они со знаком минус. У нас самая большая проблема - это сельские районы, где население бедное. Структура потребления на селе такова, что на те деньги, которые там заработал, ты не можешь поставить высокие потребительские цели, например, приобретение фермы, квартиры, дорогой машины. Всего этого хватает на то, чтобы купить еды, китайский ширпотреб, а водка - это как раз та потребительская ценность, которая легко достижима за ту сумму денег, которую человек имеет. Почему у нас совсем недавно был такой мощный потребительский бум на автомобильном рынке? Огромное количество автомобилей население приобретало. Все думали, с чем это связано. Есть такая версия, что все это завязано на высокую стоимость жилья. Люди, которые копили на жилье, поняли, что бесполезное дело, надо хотя бы купить машину. То же самое, только на микроуровне, происходит у нас в сельской глубинке. Я думаю, что здесь двигаться надо экономическими методами. Надо повышать потребительский уровень сельского населения, во-вторых, нужно предпринять экономические меры, которые делали бы алкогольный бизнес, оставляли бы его без сверхприбыли. С одной стороны, достаточно грамотно, но именно экономическими методами, осложнить ведение алкогольного бизнеса, чтобы его норма прибыли были примерно такая, как по всем остальным индустриям. При этом необходим льготный режим по другим бизнесам, куда люди, которые раньше занимались производством дешевого алкоголя, могли бы вкладывать деньги, уходить и заниматься. Та же проблема, как с игровым бизнесом. Чтобы люди перестали этим заниматься, необходимо создавать условия более льготные, куда бизнесмены могли бы уходить и зарабатывать деньги совсем в другой сфере.

М.АНДРЕЕВА: У нас сейчас небольшая пауза.

М.АНДРЕЕВА: В студии РСН главный редактор журнала "Итоги" Кирилл Дыбский. Возвращаясь к теме алкоголизма в России, получается странная ситуация. В скандинавских странах пьют люди образованные, которые многого достигли, с высоким достатком. В России пьют бедные люди. Бедные пьют, и богатые пьют. Каким лучше быть? Среднему классу лучше в этом смысле?

К.ДЫБСКИЙ: Средний класс - это лучший класс в любом обществе. Чем этот класс сильнее, сознательнее, тем сильнее, свободнее государство, и у него меньше возникает проблем с алкоголизмом и с имиджем за рубежом. Вопрос риторический, и ответ на него дали еще классики политэкономии, понятие среднего класса фактически сформулировали. Чем этот средний класс будет сильным, мощным и наступательным в нашем государстве, тем меньше останется тех проблем, которые мы сейчас в пожарном порядке вынуждены решать. Существуют разные определения среднего класса. Среди них есть такое, которое мне очень нравится, что к представителю среднего класса можно отнести такого человека, который самим фактом своего существования создает дополнительно одно рабочее место. Например, известно, что фитнес-центры посещают в основном представители среднего класса, я тоже хожу. То, что я там занимаюсь и приобретаю персональные тренировки, фактически я создают рабочее место для моего тренера. Я этим доволен, хотел бы создавать больше таких рабочих мест фактом своего существования.

М.АНДРЕЕВА: Мое внимание привлекла статья в вашем журнале о причинах катастрофы аэробуса А-330. Вашим журналистам удалось провести довольно сложный эксперимент. Они рассчитали по минутам полет самолета, причины крушения которого до сих пор не выяснили. Расскажите, как проводилось это расследование, как удалось договориться с экспертами.

К.ДЫБСКИЙ: Для меня эта тема родная, поскольку, когда я не был журналистским начальником, а был журналистом, я работал в отделе происшествий и специализировался на всевозможных техногенных катастрофах. Мои коллеги, которые готовили эту статью, они долгие годы работали со мной. Наверное, у нас в этом плане одна из самых сильных журналистских экспертных команд, в том числе в расследовании всяких авиационных происшествий. Что касается статьи по поводу французского аэробуса, я напомню, что речь там шла о том, что на авиатренажере мы смоделировали этот полет, ввели в компьютер те метеокарты, которые существовали на момент полета аэробуса, заложили время полета, курс при помощи специалистов одного из крупнейших центров по подготовке летнего состава на территории СНГ. На этом наша активная роль закончилась, дальше нужно было просто находиться в кабине тренажера и скрупулезно фиксировать, что происходило. Я полагаю, тот сценарий, который мы прописали, попал в точку. Мы предположили, что самолет фактически разрушился в воздухе, попав в мощный грозовой фронт. Сегодня я читал сообщение, подтверждающее это, что по характеру обломков, которые сейчас извлекают бразильские спасатели, по анализу останков тел речь идет о том, что самолет разрушился на очень большой высоте от столкновения с грозовым фронтом. Это сравнимо с тем, как если бы самолет на полной скорости врезался в кирпичное здание.

М.АНДРЕЕВА: Сейчас у нас новости.

М.АНДРЕЕВА: Главный редактор журнала "Итоги" Кирилл Дыбский рассказывает о расследовании, которое провели его журналисты. Они смоделировали полет разбившегося французского аэробуса А-330 и пришли к выводу, что самолет попал в мощнейший грозовой фронт. По словам Кирилла Александровича, эти догадки подтверждаются сейчас. А сколько времени заняло написание этой статьи?

К.ДЫБСКИЙ: Фактическое написание заняло немного времени. Вся наша работа заключалась в трех этапах. Первый - это мы по нашим каналам, причем не в России, раздобыли метеокарты на то время суток, когда А-330 следовал по своему маршруту.

М.АНДРЕЕВА: Это в свободном доступе?

К.ДЫБСКИЙ: Нет, это через специалистов. Потом мы договорились в России с одним из центров по подготовке пилотов для того, чтобы они предоставили нам авиатренажер аэробуса и помогли со специалистами и консультациями. После этого написание статьи, естественно, в постоянном контакте с авиаспециалистами, как с теоретиками, так и с реально летающими летчиками. Работа была не самая сложная, какая может быть у журналиста при расследовании такого рода происшествий, просто удалось сделать ее быстро, когда интерес к этому событию был на самом пике.

М.АНДРЕЕВА: Какой-то отклик вы получили на эту публикацию?

К.ДЫБСКИЙ: По профессиональным каналам - да. Авиационные эксперты и специалисты, наши источники, поздравили нас с удачной профессиональной публикацией. Главный отклик для нас - это раскупаемый тираж журнала.

М.АНДРЕЕВА: Ваше исследование не может послужить основой для вынесения официальной версии крушения самолета?

К.ДЫБСКИЙ: Нет. Я уверен, что подобное моделирование проводится по умолчанию в любом случае при расследовании. Я уверен, что французы это уже сделали в своем центре в Тулузе. Я думаю, что они пришли примерно к таким же выводам, однако в любом случае любое моделирование - это ведь умозрительная, гипотетическая. Она не работает без средств объективного контроля, которые, возможно, не будут обнаружены. Я говорю о двух черных ящиках, которые находятся на очень большой глубине и радиосигналов от них не просматривается. Вполне возможно, что эта катастрофа и вердикт по ней будет вынесен предположительный, потому что люди, которые занимаются расследованием авиационных происшествий, и вообще, эта работа, где можно опираться только на факты, увязанные с какими-то косвенными догадками, которыми являются такого рода моделирования. Бывают такие случаи в истории авиации, когда приходится по объективным причинам моделировать некую версию, но не факт, что она на 100 процентов является истиной.

М.АНДРЕЕВА: Скажите, в кризис вам стало труднее или, напротив, кризис сделал вашу информацию более востребованной?

К.ДЫБСКИЙ: Если говорить о тиражах, то тираж не падает. Я не могу сказать, что он вырос. Тираж держится на приемлемом для нас уровне. Меняется, наверное, структура читательской аудитории несильно. У любого издания есть две такие границы аудитории - верхняя и нижняя. Нижняя - это читатели с небольшим уровнем дохода, пенсионеры. Их становится по понятным причинам меньше, поскольку людям приходится экономить. При этом заметно растет аудитория среднего класса. Эти люди активные, интересуются тем, что происходит, им хочется понимать какую-то подоплеку, они стали реально больше читать и журнал, и Интернет-версию. Я не думаю, что наш читатель нас оставит в это кризисное время. Мы тоже нашего читателя в беде не бросим.

М.АНДРЕЕВА: Вы чувствуете, что обостряется конкуренция в вашем сегменте?

К.ДЫБСКИЙ: Я считаю, что у нас конкуренция недостаточная. Ниша общественно-политических и деловых журналов достаточно мала. Для экономически растущей, невзирая на кризис, страны того количества деловых журналов катастрофически мало.

М.АНДРЕЕВА: Есть большая потребность?

К.ДЫБСКИЙ: Я думаю, что подспудная потребность есть. Как говорят психологи, она неопредмечена. Большинство печатных изданий, журналов, они все распространяются в основном в Москве, Петербурге и нескольких городах-миллионниках. В силу сложившейся не очень для меня понятной системы распространения, в связи с фактической смертью подписки в стране, в Москве ниша эта достаточно заполнена, а по России она заполняется очень неравномерно. Я считаю, что существует значительно отложенный спрос на такую прессу, однако время идет, виртуальная пресса очень сильно развивается, Интернет, поэтому посмотрим, как будет лет через 5-7. Если вы издаете журнал о том, как кормить кролика морковкой, вы найдете свою аудиторию, а рядом будет журнал, как кормить кролика капустой. Если вы будете издавать журнал о том, как кормить кролика в целом, издание, говорят, что будет убыточное. Другие говорят, что будущее за такими изданиями-супермаркетами. В супермаркет заходишь, там много полок, вы можете любой товар посмотреть, то есть на любой вкус. Как это будет дальше, мы посмотрим, когда кризис пойдет на убыль. Посмотрим, кто выживет из печатных СМИ. Есть уже потери и на нашей ниве, закрылся журнал "Смарт-мани". Идет передел на медиарынке, какие-то активы переходят из рук в руки. По поводу "Бизнес-ФМ" новость была о том, что она перешла в руки Владимира Лисина. Посмотрим, что будет с рекламным рынком. Понятно, что все СМИ в России очень сильно зависят от рынка рекламы. Если на Западе сила СМИ в его тираже, то в России сила в его рекламодателях.

М.АНДРЕЕВА: 788-10-70 - телефон прямого эфира. Здравствуйте.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Это Андрей, историк, из Подмосковья. Возвращаясь к войне, в "Итогах" будет статья, посвященная началу битвы под Белоруссией и ее освобождению? Большая статья о Рокоссовском. Я пишу диссертацию о Рокоссовском, хотел бы знать новые сведения. В советское время затмевалась его роль, и Жуков выходил на первый план.

К.ДЫБСКИЙ: Статью на эту, достаточно узкую, тему истории Отечественной войны мы не задумывали, но спасибо за подсказку. Мне кажется, если покопать по поводу Рокоссовского, его соперничества с Жуковым, исследовать личность гениального полководца будет интересно многим нашим читателям. Спасибо за подсказку, мы подумаем над этим.

М.АНДРЕЕВА: Здравствуйте. Как вас зовут?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Валерий, Москва. Хотелось бы узнать, ваш собеседник в жизни так же говорит или по-другому? Когда человек говорит, не зная что, он всегда тянет время, растягивает слова.

М.АНДРЕЕВА: Понятно. 788-10-70 - телефон прямого эфира. Здравствуйте.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Михаил, Подмосковье. Вы говорили, что у вас во время войны погиб дед. Вам не кажется, что победа над фашизмом - это победа совершенно другого государства, которое исчезло в 1991 году? Почему наши правители, паразитируя на достижениях уже разбитой страны, пытались отнять у нее даже знамя Победы?

К.ДЫБСКИЙ: Все вопросы, которые касаются Отечественной войны, вызывают всегда эмоциональную реакцию. Я думаю, что воевало не государство, а воевали люди, народы, воевал мой дед. У этих людей невозможно отнять ни их победу, ни их знамя. Говорить о том, какому государству эта победа принадлежит - России или СССР, Белоруссии или Украине, мне кажется, это цинично и неправильно. Сейчас не надо смотреть на то, какая это была страна, надо помнить о том, какие это были люди.

М.АНДРЕЕВА: Ненадолго прервемся.

М.АНДРЕЕВА: У нас в гостях главный редактор журнала "Итоги" Кирилл Дыбский. Мы ждем ваших вопросов. 788-10-70. Здравствуйте.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Ваш гость сказал о том, что не надо говорить о том, что кто-то выиграл войну. Я хочу сказать, что победа Советского Союза над фашизмом, это потому, что наша страна была очень сильной, все народы воевали за наше общее государство. Если сейчас была бы война, кто бы за Россию пошел воевать? Все мужчины спиваются. Я живу в Новопеределкино, как будто я в Средней Азии живу. У нас поросль среднеазиатская заполонила все Новопеределкино. Неужели вы думаете, они пойдут воевать? Они все уедут в республики и все.

М.АНДРЕЕВА: Как вас зовут?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Вера Григорьевна.

К.ДЫБСКИЙ: Я с вами не согласен. Вы спрашиваете, кто пойдет воевать за Россию. Я, например. Вы говорите о выходцах из Средней Азии и сомневаетесь, пойдут ли они воевать за Россию, но ведь они воевали за СССР в годы войны. Среди них масса Героев Советского Союза. Я сам вырос в Алма-Ате, там память о победе берегут не меньше, чем в России. Я считаю, что войну выиграли в первую очередь люди, а во вторую очередь государство.

М.АНДРЕЕВА: У вас образование не журналистское, насколько я знаю.

К.ДЫБСКИЙ: Нет.

М.АНДРЕЕВА: А для работы в журналистике важно профильное образование?

К.ДЫБСКИЙ: Мне кажется, что для работы в журналистике важно хорошее образование. Есть у нас в редакции люди с профессиональным журналистским образованием, есть историки по образованию, технари. Мне кажется, что для журналистики важен уровень образованности, кругозора, а главное, хорошая обучаемость. Профессиональные навыки приходят. Важны образование и профессиональная этика, а профессиональные навыки - дело наживное. Многие мои коллеги - главные редактора - жалуются на довольно невысокий уровень именно журналистского образования в России, когда приходят журфаковцы, а сейчас очень много частных вузов, где тоже преподают журналистики, уровень очень разный. Лучше взять человека просто с улицы, чем переучивать таких специалистов. Прямой зависимости я не вижу.

М.АНДРЕЕВА: Наблюдается ли зависимость качества, государственный вуз или частный?

К.ДЫБСКИЙ: Если говорить о государственных вузах, это МГУ или МГИМО. По поводу частных, мне не очень часто приходилось сталкиваться с их выпускниками. Очень много было вузов в конце 90-х - начале 2000-х, где не учили, а выдавали дипломы. С такими людьми мне приходилось сталкиваться и быстро расставаться.

М.АНДРЕЕВА: Спасибо большое. Главный редактор журнала "Итоги" Кирилл Дыбский был в студии РСН.


18.06.2009

www.rusnovosti.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован